2009-07-31T15:44:41+03:00

Чудики из Чудова

Изменить размер текста:

Их мечта начала осуществляться двадцать лет назад. Константин Сергеевич присмотрел себе полуразвалившийся домик в Ломоносовском районе. Купил его и перевез в небольшой город Чудово, что в Новгородской области. Врач-художник временно превратился в строителя. А в перерывах он по-прежнему шел в оборудованную здесь же мастерскую и творил. - Работаю я по репродукциям, вырезанным из цветных журналов. Смотрю, чтобы на фото была хорошо передана цветовая гамма. Вживую подлинники я видел только в Русском музее и Эрмитаже. А картины выбираю по своему вкусу. Вот если лежит у меня душа к какой-то работе, я обязательно возьмусь. Так дом в Чудово стал постепенно заполняться шедеврами великих мастеров. А когда строительство практически закончилось, Константин Сергеевич начал расселять по новым комнатам своих мадонн, императриц и купидонов. В деревенском доме появилось 15 экспозиционных залов: итальянский, французский, русский, фламандский, английский, немецкий и другие. - Многие работы в оригинале выглядят несколько иначе, - в очередной раз любовно оглядывает свои шедевры мастер. - Как правило, это картины небольшого размера. У меня они получались в несколько раз больше. Но я ведь ни на что не претендую, пишу для себя и для своих близких. С Тицианом на ты

- Очень люблю Тициана, - проводит нас в очередные апартаменты, украшенные несколькими десятками картин, копиист. - Как он чувствовал женщину! Тициану удивительно удается передать гибкость тела, грацию и таинственность женской души. Я с удовольствием писал эти работы и теперь, когда мне хочется передохнуть, всегда захожу сюда. Здесь очень много красивых женщин, и я чувствую себя словно в райском саду. По мнению Екшибарова, с Тицианом может сравниться разве Рубенс. Копия картины «Три грации» сделана в половину стены. Побывав в доме художника, можно познакомиться с шедеврами, которые украшают лучшие музеи и галереи всего мира. А между тем сам художник ни разу не был за границей. - Только в Кенигсберге - в мае 1945-го мы там встретили Победу. Потом долгие годы я был невыездным. Но как проходит культурная жизнь в мировых столицах мира, знаю не хуже любого искусствоведа. Дамская комната

- А это моя спальня, - проводит нас в дальнюю комнату супруга Константина Сергеевича Анна Васильевна. - Мой любимый зал, где я уединяюсь. Эту комнату чудовский копиист оформлял специально для любимой жены, с которой в будущем году они отметят золотую свадьбу. Стены украшены портретами российских императриц: на вас властно и строго смотрят Екатерина Вторая и Елизавета. С другой стены за вашими действиями наблюдают признанные красавицы: Наталья Гончарова и жена Наполеона Жозефина. - Такие красавицы постоянно держат меня в тонусе, - признается Анна Васильевна. - На их фоне нужно всегда хорошо выглядеть. Анне Васильевне это удается. По крайней мере, так считает ее супруг-копиист. Правда, любящий муж за пятьдесят лет совместной жизни так ни разу и не попытался написать портрет Анны. - Как ни крути, а копия всегда проигрывает оригиналу. Своей половинкой я очень дорожу и не хочу даже приниматься за эту работу. Сикстинская мадонна скучает У 79-летнего Константина Сергеевича планов громадье. Ему надо довести до ума дом. Еще не все потолки в его залах украшены копиями мировых шедевров. А часть самих работ аккуратно свернута в рулоны (никак не доходят руки, чтобы «превратить» их в картины). - Мечтаю сделать сикстинскую комнату, но все с силами не собраться. Иногда достаю репродукции, любуюсь ими. Мысленно представляю, как бы там смотрелась Сикстинская мадонна, которая уже давно украшает мою итальянскую комнату. Но главная проблема - это отапливание залов, где разместились четыре сотни работ Екшибарова. - Сейчас недалеко от моего дома строится коттедж. Туда проведут воду и тепло. Пытаюсь договориться с администрацией города Чудово, чтобы меня тоже к ним подключили. Можно было бы не запирать двери моего дома, а сделать здесь художественный музей. Учителя водили бы сюда школьников и рассказывали им об искусстве, о великих мастерах, которыми восхищается весь мир. ПТИЦЫ УЛЕТАЮТ И УЖЕ НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Пернатые, «вылупившиеся» из чутких рук 75-летнего резчика, разлетаются по всей стране Еще один чудовский пенсионер Сергей Юрьевич Кальнин вырезает из дерева птичек. Уже лет тридцать. А потом дарит их своим друзьям и родным или просто новым знакомым, которые ему понравились. Увлечение это появилось неожиданно. У автомеханика Сергея Кальнина болели ноги, он сидел дома и скучал. Чтобы чем-то занять себя, взял со двора осиновое полено и вырезал... синичку. Точно такую же, которая прилетает в его сад, чтобы полакомиться салом из кормушки. Затем стали появляться дубровник, горихвостка, чиж, цапля, коноплянка, аист и журавли. Специально материал новоявленный папа Карло не искал. Как только привозили осиновые дрова, Сергей Юрьевич выбирал подходящие поленья для работы и прятал их в укромное местечко, чтобы они случайно не попали в печь. - Есть в моем деле свои трудности, - признается мастер. - Ведь если синичек или воробьев я могу с натуры вырезать, то горихвостка, трясогузка и чиж - птицы в наших краях редкие. Поэтому приходится с открытками работать. Правда, за некоторыми пернатыми внимательный Юрий Сергеевич все-таки умудряется подглядывать. Как-то неподалеку от его дома поселился дятел. Пенсионер подкрался к нему и... набросал на листке бумаги эскизик. За журавлями и аистом пришлось наблюдать через бинокль. - Аист такой смешной попался, - улыбается Юрий Сергеевич. - Собирал травку на совхозном поле. Шея и клюв длинные, лапки тонкие. Такое ощущение, словно не птица это, а подросток угловатый. Для работы Кальнин смастерил специальные ножички. Когда дело спорится и птичка получается, только стружки летят в разные стороны. Хозяйка, супруга мастера Тася, едва успевает мести пол. А потом выступает главным цензором, это она решает, удалась пичужка или нет. Когда тушка готова, мастер приделывает ей лапки из толстой проволоки. Поскольку пернатой трудно удержать свое осиновое тельце на проволоке, у каждой птицы есть подставка. Это или кочка, или ветка, или пенек. Тут все зависит только от фантазии художника. - А потом они улетают, - грустно вздыхает мастер. - Только в отличие от настоящих домой уже никогда не возвращаются. Потому что я их дарю всем своим знакомым. Да и ладно, я-то себе новых сделаю, а людям приятно, и память обо мне останется. Алена БОБРОВИЧ. alena@kppublish.ru Фото Стаса ЛЕВШИНА.

Подпишитесь на новости: