2016-10-20T11:34:53+03:00
Комсомольская правда

В заказе убийства ректора СПбГУСЭ попытались обвинить мертвого

Свидетелю защиты отказали в праве выступать перед присяжнымиСвидетелю защиты отказали в праве выступать перед присяжнымиФото: Тимур ХАНОВ

В суд принесли письмо, которое не разрешили читать присяжным [фото]

Выступление Елены Рогалевой на суде по делу об убийстве ректора СПбГУСЭ “сорвало аплодисменты”. Эффектная блондинка, познакомившая экс-проректора Соловьева, по версии следствия заказавшего Викторова, с криминальным миром, зачитала на допросе "письмо о оговоре" чиновника и назвала альтернативного заказчика расправы. Несмотря на “овации” зала, судья присяжным ее речь не рекомендовал к прослушиванию, а письмо - к прочтению.

“ТВОЙ ВАСЯ”

Обвиняемый в заказе убийства ректора Александра Викторова экс-проректор Василий Соловьев на заседание впервые захватил с собой бутылочку с водой. Говорить ему предстояло много. В расписании стоял допроса подсудимого. В итоге за два часа вопросов бутылка опустошилась всего на треть. Ничего принципиально нового присяжным чиновник, успевший поработать после ухода из вуза в команде Романа Филимонова в Петербурге и Подмосковье, не сообщил.

Заявил, что рассказчик из него неважный, что за одним столом ни с организатором убийства Виталием Ковалевым, ни с его другом Алексеем Смирнягиным, который передавал деньги за расправу, никогда не сидел, убийства не заказывал, смерти ректору Александру Викторову не желал….

Василий Соловьев ответил на все вопросы, что ему задали Фото: Тимур ХАНОВ

Василий Соловьев ответил на все вопросы, что ему задалиФото: Тимур ХАНОВ

Размеренную речь своего подзащитного адвокат Мурад Мусаев прервал вызовом свидетелем Елены Рогалевой. Той самой загадочной дамы, что по версии следствия познакомила между собой Василия Соловьева с Алексеем Смирнягиным, который свел чиновника с будущим организатором убийства ректора СПбГУСЭ. Заслушать светскую львицу суд решился для начала без участия присяжных.

- Знакомы между собой Алексей и Василий были посредственно, на уровне “здрасьте-досвиданья”, - рассказала Елена Рогалева.

- Встречались ли эти двое в 2012 году (прим. автора - время предположительной встречи Соловьева с организатором убийства) в ресторане для обсуждения каких-либо вопросов? - поинтересовался адвокат.

- Мне такого неизвестно. И этого, в принципе, быть не могло.

- Почему?

- Потому что у них не было даже контактов друг друга.

Отношения в треугольнике были непростыми: Смирнягин приходился гражданским мужем Рогалевой, а Василий - просто другом, но ее благоверный считал иначе. Подозревал Елену в изменах. И называл Соловьева в разговорах не иначе как “твой Вася”.

Последний раз перед убийством Викторова судьбой Соловьева гражданский муж Рогалевой интересовался на Кипре. Елена тогда созванивалась с Василием. И “супруг”, узнав о беседе, поинтересовался вскользь: работает ли ее друг в вузе. Узнав, что нет, заметил:

- Как тесен мир.

Тот разговор Елена вспомнила, когда к ней с обысками заявились оперативники. Но правоохранителям рассказывать о той беседе не рискнула.

- Здравствуйте, - Рогалева на публику поприветствовала одного из слушателей, позже пояснив, что он приходил к ней с обысками.

Кто есть кто по версии следствия

Кто есть кто по версии следствия

ЛИЧНЫЕ ВОПРОСЫ

По сведениям защиты, за неполный 2012 год Елена Рогалева полторы тысячи раз созванивалась со своим “мужем” и 700 раз со своим другом. Обвинение интересовало, насколько часто свидетельница виделась с супругом, могла ли упустить из виду их встречи между собой.

- Если бы вы были замужем, - в штыки восприняла вопрос прокурора Рогалева. - То знали, что с мужем проводишь времени достаточно много: встаешь с ним с утра и спать ложишься.

Колкость не осталась без ответа. Обвинение зачитало выдержку из показаний Рогалевой образца конца 2013 года. В них в том числе говорилось, что Смирнягин постоянно не проживал в ее доме, и даже ключей у него не было.

- Когда у человека есть несколько квартир в семье, и определенные обстоятельства состояния здоровья человека (прим. автора - Смирнягин передвигается на инвалидной коляске, в начале нулевых он разбился на байке), то определенные процедуры ему приходится делать в ином месте, где для этого есть все условия, - пояснила свидетельница.

- Что же вы нам тогда рассказываете, что вместе ложились спать? - уточнила прокурор.

- Да, он делал это вечером, а потом приезжал спать домой, ко мне. Вам еще что-то нужно? Как мы занимались сексом вам не нужно узнать? Вы к этому клоните?

ПИСЬМО С ОГОВОРОМ

Об убийстве ректора СПбГУСЭ Елена Рогалева узнала от звонка Василия, тому в свою очередь о нем сообщил отец Петр Мухин.

- Я бы не сказала, что Василий от этой новости хлопал в ладоши, - вспомнила неприятный разговор Рогалева.

О том, что Василий может быть причастен к расправе, свидетельнице сообщили люди, которые пришли к ней с обыском. С собой на допрос забрали и Смирнягина, который в ту ночь находился в доме Рогалевой. На утро, покинув главк, Смирнягин направился в ресторан, где обзванивал знакомых и изрядно нервничал.

Вскоре после убийства ректора Рогалева и Смирнягин расстались. А год назад ей передали записку, в которой ее бывший муж объясняет, почему дал показания против Василия. Письмо суду Рогалева зачитала:

“Лена, привет. Хочу попытаться объяснить тебе суть происходящего. С одной стороны, все мои друзья, с которыми я дружу много лет, а с другой какой-то Вася, которого я видел пять раз в жизни. Ничего ровным счетом он не значит для меня вообще. Единственный человек, перед которым я чувствую моральные обязательства, это ты. <...> На суде я дам показания о том, что В. и В. никогда не встречались и никаких денег от В. я не передавал, а оговорил Васю из личной неприязни к нему. Это будет твой козырь, никому не говори об этом”.

У письма нет автора. Но Елена уверяет, что это почерк Смирнягина Фото: Алексей МАВЛИЕВ

У письма нет автора. Но Елена уверяет, что это почерк СмирнягинаФото: Алексей МАВЛИЕВ

Почему на суде Алексей Смирнягин отказываться от своих показаний не стал, Елена не знает. Выдержав драматическую паузу, она рассказала об “альтернативном заказчике” ректора СПбГУСЭ.

3 февраля 2013 года она отправилась в Минеральные Воды. По дороге в самолет Смирнягин еще в статусе гражданского мужа попросил в самолете побеседовать с неким Маратом, который тоже летит бизнес-классом. Передать Марату требовалось следующее: “Один миллион долларов и твоя фамилия не прозвучит на следствии”. Предложение передать не удалось. Таинственного пассажира задержали перед посадкой в самолет по делу об убийстве главного всеволожского архитектора Эдуарда Акопяна. Об этом Елена узнала по прилету от Смирнягина.

- Фамилия есть у Марата? - поинтересовалась защита.

- Бозиев.

Со стороны родственников ректора Викторова, сидевших в зале, раздались аплодисменты недоверия. Ту же фамилию в свое время называл организатор убийства ректора Виталий Ковалев, когда шел в отказ. Василия Соловьева как заказчика он вспомнил уже после обвинительного приговора.

- Бозиев умер там же в Пулково, - напомнили родственники. А, позже, пояснили что такого человека их отец даже не знал.

- Я, извините, сейчас своей и жизнью своих детей рискую, рассказывая все эти вещи, а вам весело? - возмутилась Рогалева.

- Мы лишились своего отца, - серьезным тоном напомнил сын ректора.

Рассказать свою версию событий присяжным Елена Рогалевой суд не разрешил. Отрывки из ее откровений в косвенной речи, отвечая на вопросы адвоката, до народных судей довел Василий Соловьев.

Таким образом допросы в суде по делу об убийстве ректора Викторова закончились. Впереди прения.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24