2016-12-01T17:36:09+03:00
Комсомольская правда
121

82 года назад в Смольном застрелили Сергея Кирова

Фото: Тимур ХАНОВ

Историки до сих пор спорят о мотивах самого загадочного преступления [фото]

1 декабря 1934 года, произошло одно из самых загадочных преступлений двадцатого века. В Смольном убили первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) Сергея Мироновича Кирова. После знаменитого XX съезда КПСС, где разоблачили культ личности Иосифа Сталина, шесть различных комиссий пытались установить истину. Однако и сегодня нельзя утверждать, что в этой истории поставлена точка. Хотя убийцу - Леонида Николаева - задержали спустя несколько минут, после того как прозвучали роковые выстрелы.

Существуют три самые распространенные версии преступления. Первая - крупного партийного деятеля убил террорист-одиночка, которым двигала не то обида, не то ревность. Вторая - Кирова уничтожили по негласному указанию Сталина, который видел в нем претендента на пост руководителя страны, а потому опасался. Третья - лидера ленинградских коммунистов убрали люди, находившиеся в оппозиции сталинскому курсу. Попытаемся разобраться, что же произошло в тот день, и восстановить всю хронологию.

1 декабря Киров вообще не собирался ехать в Смольный. В первой половине дня он работал над докладом, который должен был зачитать на собрании городского партийного актива, посвященном итогам ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б). Место - Таврический дворец, время начала - 18.00.

Однако в Смольном Сергей Миронович все же появился. Он приехал туда в 16.30, чтобы встретиться с начальником управления НКВД по Ленинграду и области Филиппом Медведем. Главный чекист города, кстати, опоздал. Почему вдруг возникла необходимость пообщаться именно в этот день, по-прежнему остается загадкой.

В 13.30 в Смольном заметили Леонида Николаева. Он безуспешно пытался достать билет на собрание партактива. Ему посоветовали прийти через три часа, что он и сделал.

Из показаний Николаева, которые он дал на следствии: «Поднявшись на третий этаж, я зашел в уборную, оправился и, выйдя из уборной, повернул налево. Сделав два-три шага, я увидел, что навстречу мне по правой стене коридора идет Сергей Миронович Киров на расстоянии пятнадцати - двадцати шагов. Я, увидев Сергея Мироновича Кирова, остановился и отвернулся задом к нему, так что, когда он прошел мимо, я смотрел ему вслед в спину. Пропустив Кирова от себя на десять - пятнадцать шагов, я заметил, что на большом расстоянии от нас никого нет. Тогда я пошел за Кировым вслед, постепенно нагоняя его. Когда Киров завернул налево к своему кабинету, расположение которого мне было хорошо известно, вся половина коридора была пуста - я подбежал шагов пять, вынув набегу наган из кармана, навел дуло на голову Кирова и сделал один выстрел в затылок. Киров мгновенно упал лицом вниз».

Выстрелы прозвучали в 16.37. После этого Николаев попытался застрелиться, но неудачно. При этом он кричал: «Я отомстил! Я отомстил!» На шум отовсюду выбежали люди и схватили убийцу.

Уже в тот день Президиум Верховного Совета принял постановление, которое в частности предписывало «...вести дела обвиняемых в подготовке или свершении террористических актов ускоренным порядком; судебным органам - не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайства преступников данной категории о помиловании... Органам Наркомвнудела - приводить приговоры о высшей мере наказания в отношении преступников вышеуказанных категорий немедленно по вынесении судебных приговоров».

2 декабря Иосиф Сталин вместе с другими руководителями страны приехал в Ленинград. Он хотел допросить охранника Михаила Борисова, который в Смольном на несколько минут выпустил Кирова из поля зрения, чем и воспользовался убийца. На допрос Борисова везли в грузовике, который попал в аварию. Охранник погиб, при этом другие находившиеся в машине люди, которые сопровождали Борисова, отделались лишь ушибами и травмами. Работавшие в комиссиях эксперты так и не пришли к единому мнению, что это было: убийство или несчастный случай.

ВЕРСИЯ № 1. ТЕРРОРИСТ-ОДИНОЧКА

Биография убийцы Кирова весьма примечательна. Леонид Васильевич Николаев родился в 1904 году в Петербурге. Происхождение имел по тем временам почти идеальное. Отец был кустарем, мать работала уборщицей в трамвайном парке.

Детство Николаева прошло не слишком весело. Он рос очень болезненным ребенком, до семи лет не ходил. Начал учиться в так называемом высшем начальном училище, которое давало право поступить в среднюю школу, но не окончил его. Затем Леонида отдали в учение частнику-кустарю на Выборгской стороне. Как утверждали знавшие Николаева люди, руки у него были отнюдь не золотые.

После революции он подвизался на разных мелких комсомольских и партийных должностях. В 1925 году Николаев женился на Мильде Драуле, которая работала в уездном комитете комсомола. Он вроде бы сильно любил жену и не то чтобы совсем без оснований ревновал.

Вершиной его карьеры стала должность инструктора в Институте истории партии.

А затем начались неприятности. Леонида решили бросить на транспорт: предполагалось отправить его на работу в политотдел одной из железных дорог. Но Николаеву, видимо, не очень хотелось покидать Ленинград, и он стал уклоняться от «мобилизации». Обладая склочным и неуживчивым характером, будущий убийца Кирова начал устраивать в институте скандалы.

Подобного в те времена не понимали. Леонида уволили с работы и исключили из партии. Он подал апелляцию. В партии его восстановили, однако сделали строгий выговор с занесением в учетную карточку. Для профессионального партработника это был фактически волчий билет. Николаев обращался в различные инстанции, в том числе лично к Сталину. Но все безрезультатно.

Таким образом Леонида, который всегда вращался в кругу партийных и советских работников, выкинули из привычной для него среды.

Между тем в партийных кругах города появились слухи о романе Кирова с женой Николаева, которая какое-то время работала в Смольном. Не секрет, что Сергей Миронович был неравнодушен к прекрасному полу. К тому же его жена Мария Маркус, скажем так, рано состарилась. По неофициальным данным, в недрах НКВД существовал список любовниц Кирова, однако Мильды Драуле в нем не было. Тем не менее Николаев эпизодически получал доводившие его до бешенства подметные письма, где ядовито говорилось об интимной связи его жены с Кировым. Кто был автором посланий, выяснить так и не удалось.

Все это привело к тому, что будущий убийца впал в депрессию. Вот что рассказала на следствии Мильда Драуле: «Читая книги, он делал иногда заметки. Писал несколько раз свою автобиографию, причем один раз переписал ее печатными буквами. У него были настроения недовольства по поводу исключения его из партии, однако они никогда не носили антисоветского характера. Это была, скорее, обида за нечуткое, как он говорил, отношение к нему. В последнее время Николаев был в подавленном состоянии, больше молчал, мало со мной разговаривал. На его настроение влияло неудовлетворительное материальное положение и отсутствие возможности с его стороны помочь семье».

В какой-то момент Николаев решил связаться с консульством Германии. Из его показаний на следствии: «Я отрекомендовался консулу украинским писателем, назвал при этом вымышленную фамилию, просил консула связать меня с иностранными журналистами, заявил, что в результате путешествия по Союзу имею богатый материал. Намекнул, что этот материал хочу передать иностранным журналистам для использования в иностранной прессе. На все это консул ответил предложением обратиться в германскую миссию в Москве».

А вот другие его показания: «Мысль об убийстве Кирова у меня возникла в начале ноября 1934 года. Причина одна - оторванность от партии, от которой меня оттолкнули (исключение восемь месяцев назад)... Цель - стать политическим сигналом перед партией, что на протяжении последних восьми - десяти лет на моем пути жизни и работы накопился багаж несправедливого отношения к живому человеку. Эта историческая миссия мною выполнена. Я должен показать всей партии, до чего довели Николаева... План совершения покушения - никто мне не помогал в его составлении... Я рассматривал покушение как политический акт, чтобы партия обратила внимание на бездумно бюрократическое отношение к живому человеку...»

Существуют косвенные свидетельства того, что этот находящийся в подавленном состоянии, терзаемый ревностью и обидой «маленький человек» (кстати, рост Леонида Николаева был всего 150 сантиметров) до 1 декабря несколько раз пытался убить лидера ленинградских коммунистов. Но всякий раз что-то мешало ему осуществить свой замысел...

Могут возникнуть вопросы: откуда у Николаева было оружие и как он попал в Смольный? Пистолет убийца вроде бы нашел на полях Гражданской войны, и он имел право носить оружие. Для того чтобы попасть в Смольный, тогда достаточно было предъявить партбилет.

ВЕРСИЯ № 2 РУКА СТАЛИНА

Версия о причастности Иосифа Сталина к «преступлению века», естественно, не рассматривалась вплоть до середины пятидесятых годов. Хотя народная молва сразу связала это трагическое событие с именем вождя, отреагировав частушкой «Огурчики, помидорчики, Сталин Кирова убил в коридорчике». И при полном отсутствии документальных свидетельств многие факты идеально укладываются в предположение, что убийство произошло под контролем органов НКВД, действовавших по указанию свыше. Именно Сталин определил направление следствия и заранее назвал виновных. Спустя несколько лет, став наркомом НКВД, Николай Ежов на Пленуме ЦК публично признал, что получил от вождя указание: «Ищите убийц среди зиновьевцев». Ежов также отмечал, что чекисты с недоверием отнеслись к этой версии и хотели разрабатывать другие варианты. Однако генсек жестко пресек эти попытки.

У отца народов были основания желать физического устранения своего старого товарища по революционной борьбе. На ХVII съезде ВКП(б) 292 делегата из 1059 проголосовали против кандидатуры Сталина при выборах состава ЦК. Их результаты фальсифицировали, а членов счетной комиссии репрессировали: из 63 человек 60 расстреляли. При этом Иосиф Виссарионович узнал, что Киров получил только четыре голоса против. Таким образом, симпатии съезда были налицо.

Кроме того, поговаривают, что среди старых большевиков проводили консультации по отстранению Сталина от должности генерального секретаря и выдвижению на этот пост первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б). Он вызвал Кирова в Москву, тот подтвердил информацию, сказав, что ветераны недовольны устанавливаемыми Сталиным в партии порядками. По воспоминаниям родственников и близких друзей, Сергей Киров был уверен: вождь ему этого не простит, и предсказывал свою скорую гибель.

Версия убийцы-одиночки сомнительна уже потому, что не объясняет, как безработный в недалеком прошлом мелкий партийный функционер смог подобраться к хорошо охраняемому лицу. Известно, что за полтора месяца до покушения Николаева задержали органами НКВД на Каменноостровском проспекте рядом с домом, где жил Киров. Несмотря на то что у Леонида нашли оружие, следователи отпустили будущего убийцу.

После смерти Сталина Никита Хрущев создал особую комиссию под руководством председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Николая Шверника, которая расследовала обстоятельства гибели Кирова. Комиссия проделала огромную работу, ей удалось собрать обширный материал. Опросили более трех тысяч человек, среди них были член счетной комиссии ХVII съезда ВКП(б) и шофер машины, перевозившей для допроса охранника Кирова Михаила Борисова. Водитель показал, что аварию спровоцировал сидевший в кабине сотрудник НКВД: он схватился за руль и направил машину на угол дома. Удалось удержать руль и смягчить удар, помято было лишь крыло машины. Шофер слышал, как наверху раздался какой-то стук. А потом объявили, что Борисов погиб. Кстати, вскоре сотрудников НКВД, конвоировавших охранника, расстреляли.

Комиссия располагала сведениями, что 1 декабря в Смольном одного за другим от Кирова отсекали людей, которые сопровождали его. Последним был тот самый Борисов - у него попросили закурить. В результате Киров оказался один на один с поджидавшим его убийцей.

По воспоминаниям очевидцев, Хрущев, высоко оценивший работу комиссии, убрал доклад в сейф, сказав, что время для его публикации еще не наступило. Однако, судя по всему, спустя годы в своих воспоминаниях Никита Сергеевич использовал собранные комиссией факты.

Первым оппонентом предположения о причастности Сталина к убийству Кирова был Вячеслав Молотов. Он возложил ответственность за появление этой версии на Хрущева. Причем Молотов давал понять: Никита Сергеевич сделал это необоснованно и злонамеренно, чтобы еще больше очернить образ вождя. По его словам, раз доклад не опубликовали, значит, комиссии не удалось найти обличающих Сталина свидетельств.

Впрочем, к этим заявлениям нужно относиться осторожно.

ВЕРСИЯ № 3. ЗАГОВОР ОППОЗИЦИИ

Вообще-то убийца-одиночка - это классика террора. Добрую половину террористических актов и громких политических убийств можно представить как инициативу обиженного на что-либо психопата. Правда, тут же возникают неудобные вопросы: откуда этот одиночка узнавал планы своих жертв, маршруты и сроки передвижения? Почему на его пути возникало столько облегчающих дело случайностей?

И мы знаем, что таких случайностей и совпадений при убийстве Сергея Кирова было много. Перечислять не стану, но обращу внимание на один факт. Когда Леонида Николаева задержали возле дома, где жил Киров, распоряжение о его освобождении дал заместитель начальника управления НКВД Иван Запорожец. Кто такой Николаев, что им интересовалась столь крупная фигура?!

В момент задержания в записной книжке Николаева обнаружили телефон немецкого консульства. Кстати, не так уж бедствовал этот мелкий безработный чиновничек. Установлено, что он не единожды, как утверждают некоторые исследователи, а несколько раз посещал консульство, после чего покупал товары в магазине Торгсина, расплачиваясь немецкими марками. Летом его семья жила на даче в престижном и дорогом тогда Сестрорецке.

За что, интересно, ему платили? И почему в день убийства лидера ленинградских коммунистов немецкий консул срочно сорвался с места и уехал из СССР? Снова случайность?

И еще одно совпадение. Конец 1933-го - начало 1934 года. Время громких политический преступлений: 19 декабря 1933 года убили румынского премьера Иона Дуки, 15 июля 1934 года - югославского короля Александра, 9 октября - министра иностранных дел Франции Жана-Луи Барту. Все эти преступления были организованы спецслужбами фашистской Германии.

Дело об убийстве Кирова начали расследовать ленинградские чекисты, но вскоре его передали московской команде, которую возглавлял нарком внутренних дел Генрих Ягода. Разработка немецкого следа тут же прекратилась. Николаева стали усердно «колоть» по поводу его участия в зиновьевской оппозиции. И дожали: он назвал в качестве сообщников тринадцать, вероятно, случайных человек, которых увел за собой в могилу. Всех приговорили к смертной казни.

О том, что Ягода имел отношение к убийству Кирова, говорилось в марте 1938 года на так называемом бухаринско-троцкистском процессе. Бывший руководитель НКВД показывал на суде, что прекрасно знал о готовящемся злодеянии: «В 1934 году, летом, Енукидзе (секретарь Президиума ВЦИК. - Прим. ред.) сообщил мне об уже состоявшемся решении центра право-троцкистского блока об организации убийства Кирова». По имеющимся сведениям, Ягода возражал: мол, теракт этот опасный и несвоевременный. На что Енукидзе отвечал: убийство взяли на себя троцкисты и зиновьевцы, а наше дело - не мешать.

Кстати, в Ленинграде правой рукой Ягоды по заговору был тот самый заместитель начальника УНКВД Запорожец. Из чего можно заключить, что исполнителя подбирали и готовили оппозиционеры, а задачей чекистов было создавать условия.

Отметим, что в те годы среди военных, чекистов и политических деятелей оппозиция сталинскому курсу была достаточно сильна. А сами оппозиционеры имели хорошие связи с Германией.

Но для чего им потребовалось ликвидировать Кирова? И какой интерес к этому делу был у немцев? Ведь в отличие от других аналогичных преступлений здесь не приходилось рассчитывать на поворот советской политики в желательную для Германии сторону.

Все дело в том, что незадолго до 1 декабря Сталин предложил избрать Кирова секретарем ЦК. Причем мотивировал это состоянием своего здоровья. Есть косвенные свидетельства того, что вождь на всякий случай готовил себе преемника. Сергей Киров был подходящей кандидатурой: руководитель крупного промышленного региона, старый большевик, популярный в массах политический деятель, по национальности - русский. Отметим, что Сталин и Киров были близкими друзьями. У Сергея Мироновича и мысли не возникало претендовать на пост руководителя страны без согласия «хозяина».

И если рассматривать убийство Кирова как первый шаг к свержению Сталина, все становится на свои места. Оппозиционеры не могли знать, как в случае отстранения вождя от власти поведет себя его преемник. Так что это было логично и оправданно: сначала уничтожить преемника, попутно нанеся моральный удар по Сталину, а потом уже бить по нему самому.

А вот в устранении Иосифа Сталина руководители нацистской Германии были заинтересованы очень сильно, рассчитывая в случае прихода к власти оппозиции как минимум на ослабление нашей страны.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24