2016-11-30T20:13:16+03:00
Комсомольская правда
1

Житель Выборга хранит дома десять тысяч раритетных открыток

Большинству карточек не меньше векаБольшинству карточек не меньше векаФото: Александр ГЛУЗ

В коллекции и фото Молотова, и марки со «съезда расстрелянных», и автографы знаменитостей

Квартира 75-летнего собирателя сплошь заставлена коробками и стеллажами с альбомами. В них – марки, старинные открытки, фотографии, письма. Марки разного возраста, карточки – не моложе ста лет. Настоящий дом-музей, экспонаты для которого Валерий Павлович выискивал, покупал и выменивал последние сорок лет.

ГУМАНИТАРНЫЙ СКЛАД УМА

Будущий коллекционер родился в поселке Советский-18 (ныне город Циолковский) в Амурской области, там, где запускали космические корабли. В юности жил на Сахалине. Отец был военным. В 1961-ом, после армии, Ворожищев, следуя заветам отца и деда, поступил в Ленинградский институт машиностроения, аспирантуру окончил в Политехе.

За тему старого Выборга собиратель "зацепился" сразу после переезда Фото: Александр ГЛУЗ

За тему старого Выборга собиратель "зацепился" сразу после переездаФото: Александр ГЛУЗ

– Со временем я понял, что больше всего на свете меня интересует история, – рассказывает Валерий Павлович. – Чисто гуманитарный склад ума.

Окончив институт, Ворожищев устроился в престижную лабораторию в городе на Неве, где проработал двадцать лет. Там-то молодой инженер и открыл в себе страсть к коллекционированию.

Пословицы и поговорки выпустили в неповторимом стиле Фото: Александр ГЛУЗ

Пословицы и поговорки выпустили в неповторимом стилеФото: Александр ГЛУЗ

– Был у нас один энтузиаст, в 1974-ом он вовлек меня в Ленинградское филателистическое общество, – вспоминает Ворожищев. – Там я встретил людей, близких мне по духу. Филателия меня совершенно очаровала.

"Самая правильная история - история по документам" Фото: Александр ГЛУЗ

"Самая правильная история - история по документам"Фото: Александр ГЛУЗ

В 1974-ом отмечали столетие Всемирного почтового союза, поэтому марки, выпущенные к юбилею, стали одними из первых в собрании Валерия Павловича. Дальше – больше: животный и растительный мир, знаковые события, персоналии науки и культуры.

«ЧТО ТРОГАТЬ, ЧТО НЕ ТРОГАТЬ»

Параллельно начинающий собиратель увлекся филокартией – коллекционированием открыток. Начал с произведений искусства, потом загорелся видовыми, переключился на женские образы.

Только с женскими ликами на стеллажах Ворожищева лежат четыре увесистых альбома Фото: Александр ГЛУЗ

Только с женскими ликами на стеллажах Ворожищева лежат четыре увесистых альбомаФото: Александр ГЛУЗ

– Почти все открытки выпущены не меньше века назад, – отмечает Ворожищев. – Интересно было понаблюдать, какие люди были сто лет назад. Есть и некоторые «современные», первой половины прошлого века.

В собрании Валерия Павловича - половина из всех выпущенных "поговорок" Фото: Александр ГЛУЗ

В собрании Валерия Павловича - половина из всех выпущенных "поговорок"Фото: Александр ГЛУЗ

В восьмидесятых коллекционера пригласили работать в Министерство энергетического машиностроения. В белокаменной Ворожищев пробыл всего месяц, а потом вернулся в Культурную столицу: «там нужно было быть карьеристом, публичным человеком с властным голосом и твердым характером».

Одни карточки ценны штемпелями, другие - картинками, третьи - душевными посланиями Фото: Александр ГЛУЗ

Одни карточки ценны штемпелями, другие - картинками, третьи - душевными посланиямиФото: Александр ГЛУЗ

Со времен перестройки Валерий Павлович с головой ушел в коллекционирование: выставки, свой антикварный магазин, издательская работа, поездки с ценными карточками и марками заграницу. Хоть «мир коллекционера чисто индивидуальный», главное не замыкаться.

По мнению коллекционера, каждый человек должен знать о месте, где живет Фото: Александр ГЛУЗ

По мнению коллекционера, каждый человек должен знать о месте, где живетФото: Александр ГЛУЗ

– Интереснее всего даже не участие в выставке, а встреча с людьми, их рассказы, их видение жизни, – признается Ворожищев. – Ведь от этих встреч зависит и твоя жизнь тоже. Можно поговорить с теми, кого ты не встретишь на улице. Часто замечаю: люди начинают интересоваться своим прошлым и пытаются по открыткам найти те места, где жили их предки.

"На каждый исторический факт должен быть артефакт" Фото: Александр ГЛУЗ

"На каждый исторический факт должен быть артефакт"Фото: Александр ГЛУЗ

Бытует мнение, что коллекционеры если и не чудаки, то, по крайней мере, одиночки. Но родные Валерия Павловича относятся к его пристрастию с пониманием.

– Супруга приобщается, – улыбается коллекционер. – Она знает, где что лежит, что нельзя трогать. Попытка навести порядок заканчивается ничем.

"Зингер" прославился на весь мир не только машинками, но и открытками Фото: Александр ГЛУЗ

"Зингер" прославился на весь мир не только машинками, но и открыткамиФото: Александр ГЛУЗ

Вечерами собиратель пересматривает свою коллекцию и заново открывает ее для себя: «за столько-то лет трудно помнить даже о том, что у тебя есть».

ПОДАРОК ОТ СТАЛИНА

Фирменный штемпель Ворожищева стоит на каждом экспонате. Филателия самая объемная. Жемчужина – два листа с дюжиной марок. Это фрагменты альбома делегату XVII съезда ВКП(б), который проходил в 1934 году. Съезд известен под названием «съезд расстрелянных»: более половины делегатов репрессировали в годы Большого террора.

К альбому прилагалась ручка с секретными чернилами: так Сталин выявлял ненадежных Фото: Александр ГЛУЗ

К альбому прилагалась ручка с секретными чернилами: так Сталин выявлял ненадежныхФото: Александр ГЛУЗ

– Всем делегатам выдавали по альбому с марками, все были проштемпелеваны датой открытия съезда. В этом и есть главная ценность, – объясняет коллекционер. – Вместе с альбомами дарили ручки. Говорят, эти подарки помогали Сталину выявить подозрительных людей: чернила в ручках были секретными.

На каждом экспонате стоит фирменный штемпель коллекционера Фото: Александр ГЛУЗ

На каждом экспонате стоит фирменный штемпель коллекционераФото: Александр ГЛУЗ

В комплекте было 125 марок на семнадцати страницах. К альбому прилагался конверт. За полный набор в хорошем состоянии сегодня предлагают около ста тысяч рублей.

– Полный комплект я видел лишь однажды, – рассказывает Валерий Павлович. – В Петербурге такой один, в частной коллекции.

ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЕ ВЗГЛЯДЫ

Открыток меньше, чем марок, «всего» более десяти тысяч. Они разбиты на тематические альбомы: только с женскими образами на стеллаже стоят четыре увесистых книги. А ведь есть еще старый Выборг, старый Париж, детские портреты, горы.

Дело не просто в женской красоте: "посмотрите, какие очаровательные взгляды!" Фото: Александр ГЛУЗ

Дело не просто в женской красоте: "посмотрите, какие очаровательные взгляды!"Фото: Александр ГЛУЗ

– Женскими ликами можно любоваться бесконечно: посмотрите, какие очаровательные взгляды! – делится коллекционер. – Эти открытки выпустили с 1890 до 1917 года. Раньше это было искусство: не то, что цифровая печать. Каждый торговый дом старался выпускать и открытки тоже. А сейчас культуры карточек практически нет.

Открытку с маргаритками отпечатали с период с 1900 по 1917 годы Фото: Александр ГЛУЗ

Открытку с маргаритками отпечатали с период с 1900 по 1917 годыФото: Александр ГЛУЗ

Открытку, на которой изображена девушка с маргаритками, отпечатали в период с 1900-го до 1917-го. За нее коллекционеры готовы заплатить около шестисот рублей.

Эта немецкая карточка выпущена в 1902 году Фото: Александр ГЛУЗ

Эта немецкая карточка выпущена в 1902 годуФото: Александр ГЛУЗ

Немецкая карточка с тремя дамами 1902 года выпуска стоит, по расценкам филокартистов, около четырехсот рублей.

Эта карточка - миниатюрная репродукция картины "Девушка в раздумье" Фото: Александр ГЛУЗ

Эта карточка - миниатюрная репродукция картины "Девушка в раздумье"Фото: Александр ГЛУЗ

Открытка с красавицей с косой – это миниатюрная репродукция картины художника Виктора Штемтера «Девушка в раздумье» (в уголке картинки можно заметить автограф). Создатель полотна родился в середине девятнадцатого века, выставлялся в Париже, писал на заказ особ императорской семьи.

ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ

– Одну вещь пришлось продать – до сих пор жалею, – вспоминает Ворожищев. – Это была открытка, адресованная императрице Марии Федоровне (супруга Александра Третьего, мать Николая Второго. – Прим. ред.). Адрес был такой: «Конвой Его Величества».

Открытками "Зингер" обязан одному увлеченному сотруднику Фото: Александр ГЛУЗ

Открытками "Зингер" обязан одному увлеченному сотрудникуФото: Александр ГЛУЗ

Отдельное собрание – открытки дореволюционной Дрезденской галереи, которая была практически разрушена в годы войны.

– Тираж открыток был весьма ограничен, это редкие вещи, – отмечает коллекционер. – Галерею разрушили, а экспонаты остались, хоть и на карточках.

Карточки покажут, как люди выглядели век назад и что для них считалось эталоном Фото: Александр ГЛУЗ

Карточки покажут, как люди выглядели век назад и что для них считалось эталономФото: Александр ГЛУЗ

Еще одна любопытная серия собранных Ворожищевым открыток – карточки с пословицами и поговорками, изданные компанией «Зингер».

– В американской компании, которая выпускала швейные машинки, работал человек, увлеченный филокартией, – рассказывает Валерий Павлович. – В начале двадцатого века он организовал в Петербурге издательство открыток в неповторимом стиле. Благодаря этому фирма прославилась на весь мир еще и карточками.

Всего производители швейных машинок выпустили почти сто видов карточек Фото: Александр ГЛУЗ

Всего производители швейных машинок выпустили почти сто видов карточекФото: Александр ГЛУЗ

Всего «Зингер» выпустили 96 видов карточек, в том числе более двадцати «пословиц». В коллекции Ворожищева – половина. Несмотря на большой тираж, за каждую такую открытку собиратели готовы отдать около полутора тысяч рублей.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО ЗНАЮ ВСЕ

Отдельной стопочкой на стеллаже лежат открытки, на вид непримечательные. Но все они адресованы одному человеку – начальнику 58 отдела почты Василию Федоровичу Федорову. Почтовое отделение находилось на землях Кабинета Его Императорского Величества. Все почтовые отправления датированы 1909-1911 годами.

Если найдутся потомки адресатов, Ворожищев с радостью вручит им "их" открытки Фото: Александр ГЛУЗ

Если найдутся потомки адресатов, Ворожищев с радостью вручит им "их" открыткиФото: Александр ГЛУЗ

– В адресе указано только «Федорову Василию Федоровичу» – и все: весь город его знал, – рассказывает коллекционер. – Вся ценность здесь именно в почтовых отправлениях.

Открытки начальнику почты слали родные. Судя по письмам, Федоров был не слишком-то здоровым человеком и иногда любил пригубить вина. Ворожищеву открытки попали случайно: он выменял их у другого коллекционера.

Чтобы прочесть отправления, порой приходится привлекать экспертов Фото: Александр ГЛУЗ

Чтобы прочесть отправления, порой приходится привлекать экспертовФото: Александр ГЛУЗ

– Потомков Василия Федоровича не знаю, не искал, – признается Валерий Павлович. – Но если бы они нашлись, с удовольствием отдал бы им эти открытки: это часть их семейной истории.

120-ЛЕТНЯЯ КРАСАВИЦА

Пожалуй, самая ценная карточка Ворожищева – открытка с изображением прекрасной молодой женщины в профиль.

Самая ценная карточка коллекции - загадочная девушка в профиль Фото: Александр ГЛУЗ

Самая ценная карточка коллекции - загадочная девушка в профильФото: Александр ГЛУЗ

– Немецкая, ручная работа, – отмечает Валерий Павлович. – Редчайшая вещь. Ей, без сомнения больше века, а может, и больше 120 лет. А выглядит, будто выпустили вчера.

"Пословиц" вышло более двадцати Фото: Александр ГЛУЗ

"Пословиц" вышло более двадцатиФото: Александр ГЛУЗ

«Комсомолка» выяснила, что таинственная карточка отпечатана способом хромолитографии. Кто это сделал и когда, неизвестно. Зато выяснилось, что к открытке есть парная: на ней та же красавица смотрит в другую сторону и предстает в других одеждах. Об этой карточке коллекционер не знал, но теперь заинтересовался.

ПИСЬМО ВНУКУ МОЛОТОВА

Входит в домашний музей Валерия Павловича и живопись – картины кисти его близкого друга Федора Санатриева. К сожалению, художник рано умер, а 25 картин с видами Выборга остались у Ворожищева.

После смерти художника Федора Санатриева у его друга осталось 25 картин Фото: Александр ГЛУЗ

После смерти художника Федора Санатриева у его друга осталось 25 картинФото: Александр ГЛУЗ

Еще один любопытный экспонат – фотография 1929 года. На ней – будущие нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Анастас Микоян.

За каждую "зингеровскую" "пословицу" коллекционеры готовы отдать полторы тысячи рублей Фото: Александр ГЛУЗ

За каждую "зингеровскую" "пословицу" коллекционеры готовы отдать полторы тысячи рублейФото: Александр ГЛУЗ

– Фотография попала ко мне совершенно случайно, – рассказывает Валерий Павлович. – Это оригинал, фотобумага. Поменял на выставке у одного из коллекционеров. Сам он из Хабаровска, купил фото у женщины, чей муж был делегатом XVII съезда.

На фото 1929 года - Молотов и Микоян Фото: Александр ГЛУЗ

На фото 1929 года - Молотов и МикоянФото: Александр ГЛУЗ

Ни одной похожей фотографии «Комсомолка» в Сети не нашла. Валерий Павлович написал письмо депутату Госдумы, главе Комитета по образованию и науке Вячеславу Никонову: Молотов – его дедушка. Если в семейном архиве Никонова нет такого фото, Ворожищев готов его отдать.

«КАК СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ…»

На многих открытках, письмах, конвертах можно заметить автографы. Их Ворожищев собирает «по пути». Интересные люди частенько бывают на крупных выставках.

Виктор Сухоруков оставил автограф на конверте Фото: Александр ГЛУЗ

Виктор Сухоруков оставил автограф на конвертеФото: Александр ГЛУЗ

– Автографы представляют ценность потому, что ты всегда видишь человека, память о нем остается на вещи, – объясняет Валерий Павлович. – Разговоры обычно выходят за рамки просьбы сделать автограф: мы разговариваем о жизни, об интересах человека.

На коллекционных открытках – росчерки президента кинофестиваля «Окно в Европу» Армена Медведева, артистов Константина Хабенского, Виктора Сухорукова, Александра Розенбаума, кинорежиссера Карена Шахназарова.

Автографы коллекционер собирает "по пути" Фото: Александр ГЛУЗ

Автографы коллекционер собирает "по пути"Фото: Александр ГЛУЗ

– Случайно встретились в парке с Вячеславом Тихоновым незадолго до его смерти, – вспоминает Ворожищев. – Он сказал, что ему очень нравится Выборг. Автограф взять не успел. Но из разговора понял, что у него была очень тяжелая жизнь. Он сказал тогда: «Жизнь пролетела быстро. Смотришь вперед – вроде медленно идет. А оглядываешься – как семнадцать мгновений весны…».

«ЭТО КАКОЕ-ТО ПОДСОЗНАНИЕ»

– Говорят, если бы коллекционер жил двести лет, была бы полная оценка того, чем он владеет, – вздыхает Ворожищев. – Теперь стоит вопрос, кому все это передать. Обидно, когда человек собирает, а это остается забытым, выброшенным в контейнер.

Старая часть Выборга прекрасна, но больше всего Ворожищева прельщают открестности Фото: Александр ГЛУЗ

Старая часть Выборга прекрасна, но больше всего Ворожищева прельщают открестностиФото: Александр ГЛУЗ

Перевести открытки и марки в электронный вид – задачка не из простых из-за колоссального объема материала. Да и скан старинной карточки – это не сама карточка. Что-то Ворожищев передал Выборгскому замку, что-то – в музей финского города Лаппеэнранта.

Попасть в дом-музей непросто: Ворожищев приглашает, только когда уверен, что гость безвреден Фото: Александр ГЛУЗ

Попасть в дом-музей непросто: Ворожищев приглашает, только когда уверен, что гость безвреденФото: Александр ГЛУЗ

– Внук приходит иногда, говорит: «Дедушка, мне нравится эта вещь, ты, пожалуйста, ее отложи, она мне интересна», – улыбается Валерий Павлович. – Говорит, если заинтересуется, будет продолжать мое дело. Но Данилушке еще только девять лет.

Сейчас культура почтовых карточек, к сожалению, почти исчезла Фото: Александр ГЛУЗ

Сейчас культура почтовых карточек, к сожалению, почти исчезлаФото: Александр ГЛУЗ

Ворожищев до сих пор помнит, как заблестели его глаза, как он почувствовал, что коллекционирование – это его.

– Человек увлекается коллекционированием с душой, но откуда это берется, неизвестно, – делится коллекционер. – Это какое-то подсознание.

По карточкам можно проследить историю не только одной семьи, но и целого поколения Фото: Александр ГЛУЗ

По карточкам можно проследить историю не только одной семьи, но и целого поколенияФото: Александр ГЛУЗ

СКАЗАНО!

– Самая правильная история – история по документам. Не та, выдуманная людьми, владеющими письмом. На любой исторический факт должен быть артефакт. А наша история – фальсификат.

ФОТОРЕПОРТАЖ: Пословицы и поговорки от филокартиста из компании "Зингер"

ФОТОРЕПОРТАЖ: Домашний музей коллекционера из Выборга: картины, карточки, марки

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24