2016-12-01T17:59:37+03:00
Комсомольская правда
5

«Он человеком был в полном смысле слова»: Петербург простился с Марком Таймановым

Церемония прощания с гроссмейстером прошла в Доме композиторовЦеремония прощания с гроссмейстером прошла в Доме композиторовФото: Олег КУЗЕНКОВ

Друзья и родные вспоминали великого гроссмейстера, как счастливчика, который умел жить без зависти и злобы

«МЕНЯ ДЕРЖАЛА ЛЮБОВЬ НАРОДНАЯ»

Утром 28 ноября не стало Марка Тайманова. 1 декабря в Доме композиторов прошла траурная церемония по величайшему пианисту и шахматисту современности. Проститься с ним пришли родные, друзья, коллеги - всего около ста человек.

- Это был, наверное, самый ленинградский, или петербургский гроссмейстер из всех воспитанников нашей городской шахматной школы, - сказал ведущий церемонии - известный журналист Эрнст Серебряников.

А я вспоминал свои беседы с гроссмейстером. Однажды спросил: Марк Евгеньевич, почему даже в самые сложные времена вы не уехали из нашего города или даже страны?

- Меня держала, извините за высокопарность, любовь народная: а, точнее, уважение и авторитет, которые мы, ведущие шахматисты, имели в глазах соотечественников. А это дороже всех материальных благ.

« Живи без зависти, ибо она крадет у тебя удачу. Живи без ненависти, ибо она забирает твое здоровье. Живи без злобы, ибо она приближает твою старость», - сказал один из мудрецов. Друзья и коллеги Марка Евгеньевича знают: этот необычайно талантливый и разносторонний человек никогда ни к кому не испытывал ни зависти, ни ненависти, ни злобы. И словно в награду высшие силы не только подарили ему долгую жизнь, но и наградили творческим долголетием и счастливой старостью.

- Он человек был в полном смысле слова, - цитировала на траурной церемонии «Гамлета» сестра шахматиста профессор Санкт-Петербургской Консерватории Ирина Тайманова.

- Да, я не стал чемпионом мира. В том числе и потому, что борьба за шахматную корону требует жесткого, а иногда и жестокого отношения к соперникам. Я же никогда не стремился подавлять своих оппонентов, - не раз заявлял гроссмейстер.

«МАРК, ТЫ СЧАСТЛИВЧИК!»

Траурная церемония неслучайно проходила в Доме композиторов. Ведь Тайманов был не только шахматистом, но и пианистом. И пианистом очень хорошим. В конце прошлого столетия фирмы Philips и Steinwai & Sons выпустили серию дисков "Великие пианисты XX века". На этих дисках записи и Антона Рубин­штейна, и Сергея Рахманинова, и Святослава Рихтера. Есть там и один фортепианный дуэт: Любовь Брук - Марк Тайманов.

- Пианисты считали меня шахматистом, а шахматисты – пианистом. Таким образом я был избавлен от зависти со стороны коллег, что облегчало мне жизнь, - с улыбкой говорил Марк Евгеньевич.

- Марк, ты – счастливчик! – написал в предисловии в книге Тайманова «Вспоминая самых-самых…» драматург Лев Зорин.

Марк Евгеньевич был согласен со своим другом:

- Мне грех жаловаться на судьбу, - утверждал он. - Благодаря шахматам и музыке я объездил полмира. Встречался с самыми знаменитыми людьми.

Но в счастливой, насыщенной жизни гроссмейстера были и трудные моменты, когда ему приходилось принимать непростые решения, рвать старые связи.

- Когда раз я ему сказала: Марк, ты, как ящерица – отбрасываешь старый хвост, а у тебя вырастает новый, - вспоминала Ирина Тайманова. - На что он мне ответил: «Ира, если ты знала, как болит то место, от которого отлетел старый хвост».

В последние годы жизни Тайманов с горечью говорил, что во всем мире, включая нашу страну, падает интерес к древней игре. По стечению обстоятельств, накануне траурной церемонии в Петербурге за тысячи километров от нашего города, в Нью-Йорке, решалась судьба высшего шахматного титула. За партиями между норвежцем Магнусом Карлсоном и россиянином Сергеем Карякиным через установленный на Красной площади телеэкран следили тысячи москвичей и гостей столицы. Если бы Марк Евгеньевич мог это видеть, он был бы, наверное, счастлив…

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24