Санкт-Петербург
Звезды

Похищение «Святого Луки» - не единственный кошмар, который снился Ирине Антоновой всю жизнь

Президент ГМИИ имени Пушкина умерла на 99-м году жизни
Президент ГМИИ им.Пушкина умерла на 99-м году жизни

Президент ГМИИ им.Пушкина умерла на 99-м году жизни

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Предположительной причиной смерти Ирины Антоновой стал коронавирус. Увы, в это легко поверить, зная ее активный характер. Несмотря на карантин, ограничения и почтенный возраст, Ирина Александровна вполне могла ходить по музеям и театрам. Ей было интересно.

В одну из наших последних встреч я задала ей вопрос, который давно меня интересовал, в чем секрет ее долголетия. Про гены и про маму Иду Михайловну, прожившую 100 лет и 5 месяцев, я уже слышала. Но вдруг есть что-то еще...

Предположительной причиной смерти Ирины Антоновой стал коронавирус.

Предположительной причиной смерти Ирины Антоновой стал коронавирус.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

- Дело не только в генах, - объяснила мне Ирина Александровна. - Я люблю театр, концерты классической музыки, раньше часто ходила на стадион. Спортивные состязания мне были всегда интересны. К сожалению, сейчас не с кем ходить. Мой муж и мои любимые подружки умерли. Даже подруга детства Таня. Знаете, из-за чего умерла? Стала лениться: то голова болит, то давление. Я и машину за ней пришлю, лишь бы Таня не сидела дома. Дома засидишься – это смерть. Будете жить долго, если сохраните интересы. Они держат.

Интересовало Ирину Антонову многое. Она была феноменально образована. Я не знаю другого директора российского музея, кроме нее, который бы владел тремя иностранными языками. Немецкий она выучила еще в детстве, когда в течение 4-х лет жила с родителями в Германии. Ее отец Александр Антонов после революции был директором Института экспериментального стекла. После филфака МГУ она свободно заговорила по-французски. Хорошо знала итальянский, который ей был нужен для научной работы. И еще понимала разговорный английский. Неудивительно, что с таким гуманитарным багажом она мечтала стать искусствоведом. А могла бы стать театроведом, поскольку очень любила театр, музыку и книги.

Несмотря на карантин, ограничения и почтенный возраст, Ирина Александровна вполне могла ходить по музеям и театрам.

Несмотря на карантин, ограничения и почтенный возраст, Ирина Александровна вполне могла ходить по музеям и театрам.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Когда в 1961-м году ей предложили стать директором Пушкинского музей, ей было всего 39 лет. Обычный старший научный сотрудник, не занимавший до этого никаких должностей. Но прежний директор (Александр Иванович Замошкин), собравшийся на пенсию, сказал ей: не будь дурой, старшим научным сотрудником всегда успеешь снова побыть. Недоброжелатели Антоновой, правда, говорили, что ее назначение случилось из-за то, что после войны она занималась вывозом культурных ценностей по репарации. Антонова работала в Пушкинском музее с апреля 1945 года и принимала, и описывала ценности, приходящие из Германии.

Историю с так называемыми перемещенными ценностями ей часто ставили в упрек (до 1960 года продолжалась работа по их передаче. С приходом Антоновой в качестве директора музея эта работа прервалась).

Большую часть жизни, по крайней мере не меньше 75 лет, она прожила в окружении абсолютной красоты – картины Мане, Ренуара, Сезанна… Она могла каждый день проходить мимо «Девочки на шаре» Пикассо. С трепетом останавливаться возле слепков Мадонны Медичи или Давида. Идеальных копий великих произведений Микеланджело Буонарроти. Это задавала настрой на всю жизнь.

«Ужас каждого хранителя, - говорила Антонова, - это, когда что-то случается с вверенным тебе богатством». Рассказывая о кошмарном сне, который ей снился много раз, она вспоминала, как ни странно, не кражу «Святого Луки». Хотя похищение картины Франса Хальса из Пушкинского музея случилось как раз через 4 года после ее назначения директором.

Кошмарный сон был связан с более ранним периодом. Когда она только начинала работать в музее хранителем и в ее обязанности входили дежурства и ночные обходы. «И вот один из ужасных снов, будто я вхожу в Итальянский дворик и вижу, как какой-то неизвестный берет лошадь за поводья, - рассказывала Ирина Александровна в интервью «КП». - У нас есть памятник эпохи Возрождения кондотьер Каллиони, работа Вероккьо. Он стоит на постаменте. И неизвестный берет его лошадь за поводья, и лошадь тихо и аккуратно сходит с постамента. Напротив нашей знаменитой розовой лестницы есть двери. И вот двери сами открываются, и конь уходит. Я бегу и кричу: не уходи, куда ты?! Это так страшно…».

Кстати, в детстве она хотела стать цирковой наездницей. И еще она очень любила спорт. Могла быть профессиональной пловчихой, как говорил ее тренер по плаванью: у тебя спина пойдет. Особенно любила легкую атлетику и была фанаткой Олимпийского чемпиона по прыжкам в высоту Валерия Брумеля. Когда в Москве проходили Олимпийские Игры, она взяла отпуск и всю Олимпиаду просидела на трибунах. Трудно в это поверить, но Ирина Антонова была многолетней подписчицей газеты «Советский спорт».

Интересовало Ирину Антонову многое. Она была феноменально образована.

Интересовало Ирину Антонову многое. Она была феноменально образована.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Несмотря на строгий, иногда нетерпимый характер, она не только всю жизнь проработала в одном музее, но и 64 года прожила в браке с одним мужем. Известнейшим искусствоведом (один из крупнейших отечественных специалистов по истории западноевропейского искусства XVI—XVII вв) Евсеем Иосифовичем Ротенбергом.

Несмотря на ее хрупкое телосложение, мужчины ее побаивались, в том числе высокопоставленные. Поскольку Ирина Антонова была безусловно человеком идеи и сильных страстей. То, что случилось в 2013 году, когда ее сняли с должности директора, - как раз пример ее безудержной страсти, хотя ей было уже за 90 лет.

Она мечтала (и с этой идеей обращалась в самые высокие инстанции), чтобы в Москве появился музей нового западного искусства. «Москва заслуживает музея мирового класса», - говорила она.

Для тех, кто позабыл, такой музей в столице был создан в 1923 году на основе двух коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова, а после войны ликвидирован по приказу Сталина. Часть коллекции уехала в Эрмитаж. И возвращать в Москву ее никто не собирался. На этой почве у Антоновой случилась большая заруба с директором Эрмитаж Борисом Пиотровским. Как говорили, именно скандал, ставший публичным, с главным музейщиком Петербурга и стоил ей директорского кресла.

Ирина Антонова пережила 13 министров культуры. Из всех больше всего ценила Екатерину Фурцеву: «У нее было чисто женское качество - желание видеть результат. И еще она доверяла специалистам. Когда я ей предложила привезти в Москву картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза», она задала только один вопрос: «Думаете, это будет интересно?» Я ответила, что будет: «Очень знаменитая вещь».

«Мона Лиза» почти не покидала Лувр. Один раз побывала в Нью-Йорке и один раз в Японии. Пушкинский музей провел эту выставку форс-мажорно (по дороге из Японии) 46 лет назад. Всего за один месяц (!) Ирина Антонова получила разрешение правительства Франции привезти в Москву главный мировой шедевр. Уже только поэтому она могла бы войти в топ самых влиятельных женщин ХХ века. Вечная ей память.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Ирина Антонова: Я - век

Не стало легендарного директора Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина (подробности)

Рекомендуемые