Санкт-Петербург

Трубил на весь мир!

4 августа 1901 года родился великий джазмен Луи Армстронг
Луи Армстронг - легенда джаза.

Луи Армстронг - легенда джаза.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В нашу послевоенную жизнь он въехал на белом коне и с сияющей золотом трубой, поднесенной к губам. Звуки этой трубы лились волшебным, питающим радость потоком…

В нашем клубе Завода им. Ильича в начале фильмов, как правило, появлялось короткое, но озадачивающее предупреждение: «Этот фильм взят в качестве военного трофея». И мы, мальчишки первых послевоенных лет, никак не могли взять в толк, как это: воевали с фашистами, а фильм - американский? У кого трофей-то взяли?

Не мы брали, но нам досталось. И там, на экране, был он - великолепный и неподражаемый Луи Армстронг! И вскоре - наверное, сразу же, появились вот те самоделки, пластинки на ребрах, где он не только играл, но и пел - не важно, что не очень понятные, но «Хеллоу, Долли!» - это до нас доходило.

Историки музыки называют его «первым гением джаза». Конечно, такой человек нигде в другом месте не мог родиться, как в Новом Орлеане. В полной нищете. Дед и бабушка были рабами - великий музыкант никогда этого не скрывал, как и того, что отец работал на скипидарном заводе, а мать поддерживала бюджет семьи, подрабатывая наиболее доступным для женщины способом.

Как к Луи в руки попал корнет - разновидность трубы, неизвестно, но в 14 лет он уже возглавил группу школьных музыкантов. Как он сам говорил, к истинному джазу его путь начался в колонии для малолетних цветных. Именно там оказался свой настоящий оркестр. И именно тогда ярко высветилось, что чувство мелодии у мальчишки было невероятным. В 18 лет, уже после колонии, Луи стал ведущим корнетистом в лучшем джаз-банде Нового Орлеана, где музыка звучала всегда и везде. Даже в последний путь провожают под джаз. Что, наверное, можно понимать так: жизнь коротка. А джаз - вечен.

Где только Луи не играл! В барах и ресторанах, на свадьбах и похоронах, на старых колесных пароходах. Но именно в это время он и научился читать ноты.

Боже! А зачем они ему? Если, начиная мелодию, он, уже будучи классным, неповторимым солистом, уводил ее куда-то в заоблачные выси, а потом низвергался вместе с нею в тенистые рощи и солнечные долины… Его импровизации, общение с инструментом как с живым существом, которое у вас на глазах одушевляется, делаясь ласковым и послушным зверьком, - все это завораживало.

Эпоха биг-бендов стремительно и неожиданно оборвалась сразу после Второй мировой войны. И Армстронг так же неожиданно стал больше петь. Голос его - низкий, с сильной хрипотцой и даже рокотом - обладал способностью проникать в души, и как исполнитель-солист он становился еще более популярен.

А когда Армстронг прикладывался к трубе, которую всегда держал наготове в опущенной руке, - начиная что-то свое, известное ему одному, но, как выясняется, адресованное именно вам, - тут он и воплощался в волшебника…

Он был женат - несколько раз, и все неудачно. Пока не встретил Лил, пианистку, стал богатым и знаменитым на весь мир джазменом, с пластинками, выходившими миллионными тиражами.

У меня долго хранилась моя самая первая пластинка на ребрах с записью его знаменитого «Римского концерта», а патефона у нас и не было никогда, и я ходил с этой пластинкой слушать ее к товарищу. Где-то у нее она и затерялась потом. А голос этого человека звучит по-прежнему и помогает видеть солнце даже тогда, когда оно скрыто за облаками.

Луи Армстронг прожил ровно 70 лет.