Санкт-Петербург
Наука

Идея для нестандартного отпуска: Как я этим летом искала скелеты древних ящеров

Наш спецкор поработала волонтером на крупнейшем в мире захоронении парейазавров
Наш корреспондент с оплавленным метеоритом в руках

Наш корреспондент с оплавленным метеоритом в руках

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Соколья гора, что поблизости от городка Котельнича – одно из самых загадочных на планете мест. НЛО, космические пришельцы, привидения, снежные люди тут испокон веков кошмарили местное население, о чем немало писала пресса. Здесь же на Сокольей горе и вокруг нее есть еще чудо света, которое притягивает сюда ученых со всей планеты. И части этого чуда может найти любой желающий на раскопках.

Соколья гора — самое огромное на планете кладбище парейазавров. И почти единственное. Подобное, только в меньших масштабах, есть в Южной Африке. Изредка находят останки в соседних с Кировской областью регионах.

Вятские просторы

Вятские просторы

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Парейазавров часто путают с динозаврами. Но важно знать, что парейазавры жили еще за десятки миллионов лет до динозавров! Обитали в пермском периоде 250 — 260 миллионов лет назад. А потому останки парейазавров для науки дороже золота и алмазов. И не только для науки. В дурные годы, когда торговать можно было всем и вся, черные копатели на Сокольей горе отправляли парейазавров заграничным коллекционерам. Тут работал некий московский кооператив, который на этом деле очень озолотился. Вымывали кости струей брандспойта. И много ценного так разрушили. В двухтысячные, страна протрезвела, схватилась за голову: как можно этакое добро разбазаривать?!

Парейазавр в раскопе. Здесь его почти не видно, но он есть

Парейазавр в раскопе. Здесь его почти не видно, но он есть

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Теперь, по словам ученых, вывоз наших парейазавров за границу запрещен даже на выставку. И таможенники на всей границе специально натренированы на поиск парейазавров. Потому я была уверена, что Соколью гору охраняет спецназ, и вход сюда строго по пропускам. На деле же оказалось все далеко не так. Но обо всем по порядку.

Череп парейазавра, найденный на берегу Вятки

Череп парейазавра, найденный на берегу Вятки

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Созвонившись с вятскими палеонтологами, я напросилась к ним в качестве волонтера. Те сказали, что волонтеры очень даже нужны. Обещали обеспечить работой и даже бесплатно выдать палатку со спальником. Питание и проезд уже за мой счет.

Волонтеры в лагере обсуждают планы на день

Волонтеры в лагере обсуждают планы на день

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

СМОТРИТЕ, КАКОЙ ЧЕРЕП У ПЕТРОВИЧА!

От Москвы до Котельнича 700 км – 10 часов на поезде. В небольшом городке с населением в 23 тысячи есть музей парейазавров. Я опросила с десяток прохожих с наиболее умными лицами: где тот музей? Люди или разводили руками «да хрен знает», или отправляли меня наугад куда-то «примерно там».

- У детей-школьников надо было спрашивать, - объясняла мне при встрече заведующая музеем Наталья Спицына. – Их в добровольно-принудительном порядке приводят к нам на экскурсии, так что с парейазаврами они знакомы больше, чем взрослые.

Наталья Спицына - заведующая филиалом музея и хозяйка Сокольей горы

Наталья Спицына - заведующая филиалом музея и хозяйка Сокольей горы

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

44-летняя Наталья Спицына в палеонтологию пришла из федерального казначейства, где неплохо зарабатывала экономистом. Но «заразилась» древними ящерами и устроилась в музей. Наталья счастлива, что нашла истинное призвание и может часами с блеском в глазах рассказывать про парейазавров.

- Вот мой любимый парейазавр Петрович. Смотрите, какой череп у Петровича – правда, красивый?

Соглашаюсь, но если честно, не хотела бы я повстречать в лесу этакого красавца.

Тот самый Петрович. Любимец Натальи Спицыной

Тот самый Петрович. Любимец Натальи Спицыной

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Петрович похож на одного известного котельничанина Петровича. Отсюда имя. Петрович размером с метр. Его выкопали в девяностых. Для своих 250-266 миллионов лет выглядит он прекрасно. Во лбу у Петровича круглое отверстие, похожее на пулевое. Но некоторые ученые полагают, что это третий глаз.

Череп Петровича. Стрелкой указан третий глаз древнего ящера

Череп Петровича. Стрелкой указан третий глаз древнего ящера

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Точно такая дыра во лбу у Масяни — подруги Петровича. Возможно, этот глаз выдвигался наподобие перископа и мог видеть картину сзади. Но это так, домыслы. Останки парейазавров — а их множество всяких видов от мелких до четырехметровых — часто озадачивают ученых. Например, у некоторых в клыках каналы. Похоже, для впрыскивания яда в жертву. Значит уже в те времена Природа творила столь сложных, коварных особей. Отдельное удивление представляют зубы. Они какой-то невероятной крепости. У многих зубы сохранились идеально. Даже эмаль поблескивает! У некоторых особей на концах зубов тонкие резцы-пилочки. Наверное, разгрызать древесину.

Самый улыбчивый парейазавр Масяня

Самый улыбчивый парейазавр Масяня

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

НА РАСКОПКАХ ВОДКУ ПЬЮТ

Соколья гора в 17 км от Котельнича вниз по Вятке. Проезд на такси 300-350 рублей в одну сторону. На горе две деревни Рвачи и Ванюшенки. Местный житель Игорь Комышев сказывает, что высшие космические силы особо пристально контролируют это место по каким-то своим соображениям. Лично он не видел пришельцев, но чувствует с ними связь. Мол, человеку стороннему этого не понять. Останков парейазавров Игорь тоже тут не встречал, зато нашел оплавленный каменный метеорит, который позволил мне подержать и сфотографировать.

Леонид Кавардаков рассказал такое, что взялась я за голову

Леонид Кавардаков рассказал такое, что взялась я за голову

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Наш трудовой десант из 10 человек во главе с Леонидом Кавардаковым, сотрудником Вятского палеонтологического музея, разбил палаточный лагерь на Сокольей горе на крутом берегу Вятки. В основном сюда ныне съехались молодые кировские волонтеры, чтобы… на местах раскопок убрать мусор, оставленный рыбаками, туристами, шашлычниками. Тут вам и банки из-под консервов, и водочные бутылки.

Волонтеры собирают мусор на котельничском захоронении парейазавров

Волонтеры собирают мусор на котельничском захоронении парейазавров

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Как же так?! - недоумеваю, - ценнейшее для науки место, где палеонтологи работают с кисточками, и прямо тут же разгуливают в сапожищах всякие кто попало!

- В том и беда, - отвечает Леонид. - Растоптали уже не одну находку. Могут зажечь костер прямо на останках парейазавров.

- Россия, - поясняет Наталья Спицина всё и единым словом.

Так выглядит небольшой участок 25-тикилометровой береговой полосы, где покоятся парейазавры

Так выглядит небольшой участок 25-тикилометровой береговой полосы, где покоятся парейазавры

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Далее узнаю, что вообще-то место раскопок еще в 90-х объявлено памятником природы. Там даже где-то плакат висит, что мусорить здесь нельзя. Но чтобы кладбище парейазавров взять под охрану, а это 25 километров берега Вятки, ему надо присвоить статус памятника всемирного наследия ЮНЕСКО или хотя бы заповедной зоны. Чего это место, конечно, стоит. Но чтобы присвоить статус, сюда бы должны приехать чиновники вятского минприроды — сфотографировать, записать, описать. Только у них, по словам палеонтологов, нет денег, ибо проезд одного чиновника на электричке туда-обратно обойдется, шутка ли сказать, в 432 рубля! А если б даже нашлись средства, то надо в ЮНЕСКО писать бумаги. А это еще более шальные деньги.

Так зарастает уникальное местонахождение парейазавров из-за упавших деревьев

Так зарастает уникальное местонахождение парейазавров из-за упавших деревьев

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

По этой же причине палеонтологи не могут вызвать сюда чиновников вятского минприроды, чтобы получить разрешение на спилку нескольких деревьев, которые нависают с обрыва и грозят обрушиться на головы ученым в момент работы. Поэтому шашлычники и туристы будут и впредь топтать бесценные останки.

Едут сюда со всей страны и культурные любители парейазавров. Для них музейные работники проводят специальные экскурсии. Привозят на места раскопок. Порой на таких экскурсиях находят новые останки. После дождей, а особенно после весеннего половодья на берегу Вятки обнажаются кости этих рептилий.

Во экскурсии любители пареазавров пытаются найти останки древних ящеров

Во экскурсии любители пареазавров пытаются найти останки древних ящеров

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Увидеть кости человеку непосвященному здесь непросто. Леонид показывает мне среди глины контур черепа, который я самостоятельно точно бы не смогла разглядеть.

Рассказывают про японского палеонтолога, который с российским коллегой несколько дней искали здесь парейазавра. Уже отчаялись, уселись ужинать. И во время трапезы обнаружили, что сидят прям на парейазавре. Причем на отлично сохранившемся.

Еще один завал на котельничском местонахождении, под которым могут быть останки парейазавров

Еще один завал на котельничском местонахождении, под которым могут быть останки парейазавров

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

ЗАЧЕМ НАУКЕ ПАРЕЙАЗАВРЫ?

Парейазавры жили по всей планете, но почему их кости уцелели именно здесь? Дело в том, что на Сокольей горе уникальная глина, в которой они увязали, тонули и которая после сохранила останки их.

Если гибель динозавров относительно установлена — копоть от юкатанского астероида затмила Солнце, Земля замерзла, то гибель парейазавров покрыта мраком. Может быть катаклизм подобный, может древний коронавирус сгубил животных, пока неясно. Есть теория пострашнее: парейазавры показались Создателю несовершенными, Он и решил покончить с ними. То же получилось после и с динозаврами. Человечество же Создатель пока что терпит. Но если и мы окажемся несовершенными, нам на смену придут другие существа.

Палеонтолог Леонид Кавардаков тоже готов рассказывать о парейазаврах восторженно и часами. Леониду 34 года, бывший учитель английского и информатики. Зарплата 20 тысяч рублей. Холост. Как и Наталья Спицына, он счастлив своим призванием. Говорит, что парейазавры открыли ему глаза на многое. Вся суета нашего бытия и всякая неустроенность - это такая мелочь в интереснейшей биографии Земли. Копаться в земной истории — лучшая из профессий.

Палеонтолог гипсует найденные на берегу останки

Палеонтолог гипсует найденные на берегу останки

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

ЧТО ДУМАЮТ МОСКОВСКИЕ УЧЕНЫЕ?

Так как же обезопасить уникальное для науки место и сохранить его для потомков? Этот вопрос я отправила в Институт палеонтологии РАН. Вот что ответил доктор биологических наук Игорь Новиков.

- Научная ценность известных из Котельничского местонахождения остатков тетрапод (там встречаются не только парейазавры, но и другие группы позвоночных) очень велика, - сказал Новиков. - В мире есть только один аналог такого местонахождения - плато Карру в Южной Африке. Котельничское местонахождение уже включено во Всемирный предварительный список геологических площадей (GILGES), составляемый специальной международной рабочей группой под эгидой ЮНЕСКО, но с его реальной охраной дела обстоят плохо.

С 1990 года Котельничское местонахождение парейазавров является геологическим (палеонтологическим) памятником природы регионального значения. Однако, как подсказывает нам практика, в России реальная охрана существует только на заповедных территориях (государственные заповедники, заказники). Мониторингом этого местонахождения занимается Вятский (ранее - Котельничский) палеонтологический музей, который в случае обнаружения несанкционированных раскопок сообщает о них в правоохранительные органы.

Получается, что за охрану всего объекта ныне отвечает музей. Могут ли его сотрудники на 25 километровом отрезке берега отлавливать черных копателей? Сомнительно. А уж защитить местонахождение от туристов и пьяных шашлычников музейные работники и вовсе не в силах. Да и не имеют права кого-то отсюда гнать.

Очень хотелось бы мне надеяться, что эта статья кого-то в соответствующих инстанциях подвинет принять должные меры к защите уникального объекта нашей природы. Если даже здесь запретить разводить на берегу костры под страхом штрафов, это уже отвадит от заповедника шашлычников и сохранит нам немало ценностей.

Так работают палеонтологи. Вместе с Леонидом Кавардаковым мы ищем древние кости

Так работают палеонтологи. Вместе с Леонидом Кавардаковым мы ищем древние кости

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

СПРАВКА ДЛЯ ВОЛОНТЕРОВ

Вятским палеонтологам нужны помощники не только по уборке мусора на берегу, но и для раскопок. Все желающие побывать на Сокольей горе и послужить науке могут связаться с Натальей Спицыной или Леонидом Кавардаковым по телефонам: (83342) 42273, (83342)54818.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Волонтер + туризм = волонтуризм

В период пандемии, когда границы закрыты, а отдыхать на черноморском побережье с толпами народа совсем не хочется, многие россияне ищут другую отпускную альтернативу. Например, едут работать волонтерами в заповедники или на археологические раскопки. В прошлые годы такое тоже практиковалось, но этим летом желающих значительно прибавилось. Это явление социологи назвали волонтуризмом, который еще только набирает обороты в России.

Главный кадровик рунета Алена Владимирская уверена, что для многих людей со временем подобный отпуск станет необходимостью. Ведь это отдых со смыслом. Волонтер отдыхает от основной деятельности, работает на природе, принося своим трудом пользу.

Важно понимать, что сама работа в таком формате – будь то заповедник или раскопки – занимает обычно всего полдня. Все остальное время волонтеры посвящают себе. К тому же питание и жилье, как правило, предоставляют на месте, и только переезд за свой счет.

Директор Центра развития экологических и социальных проектов Максим Токарев рассказывает, что от волонтеров ныне отбоя нет. Россияне едут компаниями, семьями. Кто-то хочет быть добровольцем на Байкале, кто-то – на Ладожском озере. Многие параллельно проходят обучение в области по сохранению природных объектов. Ведь волонтерство – это не только очистить территорию от мусора, но научиться поддерживать там порядок.

- Максим, а как поддерживать порядок на Котельническом захоронении парейазавров? – спросила я.

Фрагмент челюсти парейзавра. Мелкими резцами они перетирали ветви деревьев

Фрагмент челюсти парейзавра. Мелкими резцами они перетирали ветви деревьев

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Самая действенная мера – это штрафы, - объяснил Максим. – Но для этого нужно понять, какие правила поведения должны быть на этой территории, кто их установил и какое наказание за их нарушение. Волонтеру вполне посильно решить эту задачу. Узнать, кто отвечает за территорию, как она вообще должна охраняться по документам. И предложить музею и госорганам свою помощь. Добровольцы своими силами могут установить щиты вдоль берега с предупреждениями о штрафах, организовать общественный контроль, чтобы самим объяснять местному населению и туристам, в чем уникальность объекта и почему там нельзя жечь костры и мусорить.