Санкт-Петербург
Политика

О Путине, коронавирусе, политике, жене и сыновьях: что Александр Лукашенко рассказал украинскому журналисту Дмитрию Гордону

Президент Беларуси почти три часа общался с украинским журналистов 5 августа 2020 года. Говорил об отношениях с Путиным и Ельциным, ситуации с Украиной и Абхазией, вагнеровцах, а также о личном - жене, сыновьях, детстве
Александр Лукашенко рассказывал Дмитрию Гордону об отношениях между президентами, рассуждал о ситуации в разных странах и поделился подробностями своей жизни. Фото: скриншот видео youtube-канала «В гостях у Гордона»

Александр Лукашенко рассказывал Дмитрию Гордону об отношениях между президентами, рассуждал о ситуации в разных странах и поделился подробностями своей жизни. Фото: скриншот видео youtube-канала «В гостях у Гордона»

Украинский журналист Дмитрий Гордон 5 августа записал интервью с Александром Лукашенко. Встреча продлилась 2,5 часа в президентском дворце в Минске. Сегодня интервью стало доступно на youtube-канале Дмитрия Гордона, приведем самые интересные цитаты.

Журналист сказал, что давно хотел сделать интервью с Лукашенко и благодарен, что это наконец случилось. И начал разговор с вопросов о детстве и об отце.

«Очень высокий подтянутый человек. Больше я об отце ничего не помню»

- Я знаю, что вы росли без отца. Тяжело ли это было и пытались ли вы когда-то установить, кто ваш отец и найти с ним какие-то контакты?

- Я не помню, чтобы было тяжело. Тогда безотцовщина после 10-12 лет после окончания войны - это, наверное, было естественно. Во-первых. А во-вторых в те годы, когда ты малыш, когда все растут в куче, когда много чего не хватало… Я сейчас с позиции нынешних детей, не только своих, смотрю на те времена - это не белое-черное, это космос. Поэтому сравнивать даже невозможно. Но тогда все жили примерно одинаково, бедно. Это восток Беларуси, под Смоленском фактически. Западная Россия, Восточная Беларусь. Это небогатые регионы, да и земли там не такие как на Западе Беларуси или Украины. Поэтому хватало всего. Но чтобы я уж сегодня посыпал пеплом голову и рыдал, что вот так было тяжело до невозможности… Но школу прошел хорошую.

- Но вы пытались установить, кто ваш отец?

- Да. Один раз. Мне кажется один раз, я видел своего отца, когда он пришел к нам. Мы с мамой жили в деревне с первого до последнего дня. Я сейчас туда приезжаю. Я помню он приходил домой. Смутно очень помню. Единственное, что осталось в памяти, это очень-очень высокий человек, за два метра. Подтянутый, высокий человек. Больше я об отце ничего не помню. И пусть меня мама простит, она даже не хотела, чтобы я что-то говорил и вспоминал об отце. Во-первых, она по характеру была такая: сын мой и все. Никаких там близких, родных. Она очень ревниво меня опекала всегда. Обычная, простая, можно сказать неграмотная деревенская женщина. Но жестоко меня опекала. Вот это мое, мое, мое. Она всегда гордилась мною. Почему? Потому что я неплохо всегда учился. А для того, чтобы я мог развиваться, в музыкальную школу поступил. У нас был филиал. Купила мне баян. Пешком пошла, принесла его. Мы зарабатывали целое лето деньги, чтобы купить баян. У меня были кое-какие способности. Больше они реализованы в младшем моем сыне.

- Но вы хорошо играли на баяне?

- Да, я играл неплохо на баяне. Я хотел играть, стремился.

- А пальцы помнят еще?

- Помнят. Но клюшка все равно влияет. Иногда со злости даже не кулаком, а пальцами по столу, если они меня не слушаются. Надо время, чтобы вспомнить. И даже не время, а отвлечь голову от других дел. Потому что главное даже не пальцы, главное, чтобы голова сориентировалась на ноты. И ты начал играть по нотам или вспоминать мелодии.

- В школе вы были плохим учеником и даже стояли на учете в милиции. Почему?

- У нас в школе была банда ребят, которая на перемена переворачивала скамейки, - начал Александр Лукашенко. - Если что-то где-то случилось, даже если меня не было в школе, считалось, что это я организовал там заварушку. Для воспитания меня сразу – в детскую комнату милиции. Я вам скажу: воздействие было очень серьезное, я этого побаивался немножко. И мне плохо было из-за матери, потому что сразу же был сигнал матери, а она жестко к этому относилась, да и жалко было: она начинала плакать из-за этого… Я был не то что трудный ребенок, но мне надо было что-то где-то перевернуть.

Об отношениях с Путиным и Ельциным, ситуации с Украиной и Абхазией, вагнеровцах и еще о многом другом разговаривал Лукашенко с Гордоном. Фото: instagram.com/gordondmytro

Об отношениях с Путиным и Ельциным, ситуации с Украиной и Абхазией, вагнеровцах и еще о многом другом разговаривал Лукашенко с Гордоном. Фото: instagram.com/gordondmytro

«Я приехал в Ленинград к Собчаку. Встречал и сопровождал меня Владимир Путин»

- Как и при каких обстоятельствах вы познакомились с Путиным? - спросил Гордон у Лукашенко.

- Я нашу первую встречу с Владимиром Владимировичем не помню, а вот он запомнил ее хорошо. Тогда я приехал в свой любимый Ленинград к Собчаку. Так вот встречал и сопровождал меня тогда именно Владимир Путин.

По словам Лукашенко, об этом Путин сам не так давно сам ему напомнил.

- Чем Путин образца 1999 года отличается от Путина образца 2020?

- Он стал маститым политиком. Когда я встретился с ним первый раз, как с президентом, он был другим. Скорее - больше он был воспитанным сотрудником КГБ, в хорошем смысле этого слова. Аккуратно наблюдал за ситуацией и всегда вел себя достойно. На рожон никогда не лез, всегда выслушивал. Оставлял за собой право подумать. Уже сейчас ему дополнительное время на «подумать» не надо.

- А осталось в нем что-то человеческое, настоящее, или он уже превратился в машину?

- Функционала у него хватает, но он еще и настоящий человек, пусть и своеобразный, не похожий на других. Мне не нравится в нем одна черта, хотя для политика это супер: он никому не доверяет. Вот мне этого даже не хватает. Нельзя быть таким открытым, как я. У меня ж все обнажено! Заходи - бери что хочешь. Он (Путин - Ред.) и спортсмен хороший, и рюмку вина может выпить, и в компании посмеяться.

Но это не так как у меня, когда я обниматься-целоваться с кем-то могу, а слева и девчонки сидеть могут. А у него все скрыто!

Почти три часа общался Дмитрий Гордон с Александром Лукашенко. Фото: instagram.com/gordondmytro

Почти три часа общался Дмитрий Гордон с Александром Лукашенко. Фото: instagram.com/gordondmytro

«Ельцин был властолюбивый человек, но и Путин не подарок»

- У Путина есть черта черта, - рассуждает Лукашенко. - Я ему часто говорил: «Знаешь, Володя, чтобы что-то от тебя взять, надо добиться от тебя обещаний. Если ты обещаешь, ты от обещанного никогда не отступишь. Но сейчас полгода я вижу другое! Один сказал - другой переделал. Путин обещает, правительство решает по-иному.

Могу пример привести - сидим, ведем переговоры по закупкам нефти. Я говорю: «Ладно, будем покупать у вас нефть по мировым ценам, но мы платить вам премию за поставку нефти не будем. Это абсурд! Это нам надо заплатить премию. Путин поворачивается к правительству и говорит: «Ну он же прав!» А через сутки все вышло наоборот. Почему? И это я только один пример привел!

- А вы понимаете, почему Ельцин выбрав в преемники именно Путина и не пожалел ли он об этом? - поинтересовался Гордон.

- Я об этом говорить не буду. Не хотелось бы мне влазить в их отношения. Но Ельцин да, сокрушался и жалел.

Знаете, Ельцин был властолюбивый человек, но и Путин не подарок.

Украинский журналист Дмитрий Гордон взял большое интервью у Александра Лукашенко. Фото: instagram.com/gordondmytro

Украинский журналист Дмитрий Гордон взял большое интервью у Александра Лукашенко. Фото: instagram.com/gordondmytro

«Мы с Путиным вообще не похожи. Мы похожи с ним только тем, что мужики»

- Правда, что ваши отношения с Путиным изначально не сложились, и все эти годы остаются напряженными?

- Если я скажу, что это неправда, это будет несвойственно моему стилю, - ответил Лукашенко. - Да, у нас есть определенные напряжения, потому что мы оба - сильные личности.

- Я бы вас на его месте невзлюбил сразу же, - выдал Гордон. - Если даже видеть, как вы обнимаетесь во время встречи...

- Вы знаете, я делаю это искренне. И считаю Владимира Владимировича своим старшим братом. Но не в том плане, что ты тут старший, а мы тут никакие младшие. Он действительно и по возрасту, и по весу старший брат. Я старший брат всегда должен помогать младшему. У нас в деревне всегда так было: в многодетных семьях старшенькие тащили за собой младшеньких. И я Путину это часто говорю: не подножку надо ставить бегущему, а поддержать. Но он человек другой! Он городской.

- А вы часто ссорились за эти годы?

- Чего только у нас не было. Несмотря на эти вот перипетии, мы все же очень хорошие друзья. А друзья могут в лицо сказать все, что думают. Я и говорю! Даже по-мужски можем матюкнуться друг на друга. Но кричать друг на друга – вообще такого не было. Я могу, конечно, рыкнуть, гыркнуть, но какой смысл. У Путина такой манеры вообще нет. А вот эмоционально обсуждать темы и что-то доказывать друг другу – это да. Такое у нас почти каждую встречу бывает.

- Ряд лидеров стран СНГ рассказывали мне, что в начале их отношений Путин старался их обаять, очаровать, завербовать. А если это не получалось, переходил к прямым угрозам. Вам он когда-нибудь угрожал?

- Никогда! - тут же ответил Лукашенко. - Мы недавно обсуждали интеграцию, дорожные карты… Я ему говорю: «Слушай, мы с тобой оба на излете. И когда-нибудь оба уйдем. Наша задача сейчас - оставить после себя то, за что наши дети скажут спасибо. Не надо давить ни меня, ни Беларусь. Путин меня тогда прервал и говорит: «Слушай, Саш, неужели ты думаешь, что я позволю себе на тебя давить. Я же знаю, если на тебя надавить, все будет наоборот. И он это сказал искренне. У Путина не было попыток на меня надавить. Он понимал: давить на меня бесполезно. Я всегда пойду на компромисс, но если это касается страны, и если я вижу несправедливость, это все.

- Вы и Путин называли развал СССР величайшей политической катастрофой 20 века. И в этом вы сошлись. А в чем еще вы похожи с Путиным?

- Да мы с Путиным вообще не похожи. Мы похожи с ним только тем, что мужики. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

«Путин в переговорах не скучен»

- За последние годы между Россией и Беларусью были и нефтяные, и торговые, и продуктовые войны. Россия постоянно давит на Беларусь. А ведь Путин может остаться президентом до 2036 года…

- Нет, это вы выдумали. Никогда Путин не будет президентом до 2036 года. Это я вам на 100% гарантирую. Во-первых, вы же сами видите, что все зависит от обстановки. А она, сами вот какая, и лучше не будет. Естественно, все будут валить на Лукашенко, на Путина. Потому что мы главы государства. Путин не будет держаться за власть посиневшими руками. Он найдет вариант того, чтобы к власти пришли люди или человек, который продолжит существующий путь развития России.

- То есть вы утверждаете, что до 2036 года Путин не будет президентом? - еще раз спросил Гордон.

- Нет, - настойчиво ответил Лукашенко.

- За эти 20 лет, которые вы ведете переговоры вместе с Путиным, чисто по-человечески вы от него не устали?

- Что-то у него есть, от чего не устаешь. Слушайте, вот от Ангелы Меркель можно устать, глядя как она ведет переговоры. Но она волчица. Она настолько цепкая, настолько въедливая, трудолюбивая… Это же из-за нее мы сутки в Минске сидели. Да, переговоры - это скукота настоящая. Но Путин в переговорах не скучен.

О признании Южной Осетии и Абхазии

- Правда ли, что Путин предлагал вам 2 миллиарда за признание Южную Осетию и Абхазию суверенными государствами, но вы отказались?

- Ни о каких деньгах никогда не шла речь. Цена вопроса была гораздо выше, - ответил Лукашенко и рассказал подробности. - Когда заваруха эта началась, все в СНГ дрожали. Я особенно и не задумывался об этом: признают - хорошо, не признают - не признают. Не жарко и не холодно этой Южной Осетии будет. И все начали: вот Беларусь завтра признает, и так далее. Я не придавал этому особого значения. Надо поддержать союзников - поддержим.

Потом натовцы меня в этот вопрос окунули. Ко мне приехал Хавьер Солана - очень мне понравился этот старикашка. Он приехал ко мне - мы сели с ним в кабинете, и он мне напрямую говорит: «У нас есть к вам просьба. Мы бы не хотели чтобы вы признали Южную Осетию». Почему вдруг вы меня об этом просите? Он сказал: «Вы знаете, сложилась такая ситуация, что если вы признаете, то наступит этот «парад признаний», и за вами должны пойти другие. Если вы не сделаете этого шага - тогда и лидерам стран СНГ не придется этого делать. Я говорю - это очень странная позиция, сказал ему, что мы не заморачиваемся особо на эту тему… И я ему задаю вопрос: «Хавьер, а что будет, если я это сделаю?» Он к этому был готов. Он достает блокнот и начинает мне перечислять: «Беларусь будет немедленно отключен от расчетов по SWIFT (международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. - Ред.)».

Через некоторое время я встречаюсь в Сочи с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым, и он поднимает этот вопрос о признании. Я говорю: я признаю, но вы гарантируете мне вот это и это - с учетом отключения от SWIFT. А он мне ответил: это экономические вопросы, их у нас решает правительство - Путин. Я говорю - вы президент России! Вы поставили вопрос, я готов его решать. А вы - нет. Тогда зачем вы это вопрос ставите? И мы не договорились.

Про объединение с Россией в обмен на должность спикера Госдумы: «Я завскладом не буду»

- Я себе выписал: ваш дед Трофим Иванович родился в Глуховском уезде Черниговской губернии. Сейчас это Сумская область Украины. То есть у вас украинские корни…

- Сумской разве? - искренне удивился Лукашенко. И рассказал историю о том, как бывший президент Украины Виктор Ющенко предлагал ему отыскать украинские корни. - Я тогда отказался. Зачем в этом кпаться? Но, честно говоря, думал, что мои корни где-то между Киевом и Черниговом.

- То есть вы немножко украинец?

- Немножко украинцев не бывает. Мы – крепко украинцы.

- Вы часто думаете об Украине?

- Очень люблю Украину. Я вообще Украину сравниваю с Францией. Но Украина душевная. Во Франции нет той душевности – ее разодрали этой демократией. В 21 год я служил в погранвойсках в западной Украине. Поэтому 2,5 года, когда я был инструктором политотдела, много ездил по Украине. Львовом вообще поражен был. Такая красотища! У нас в войну разбомбили, разрушили, а у них там много осталось. Все это потрясающе. Тогда я впервые увидел горы. А потом уже, когда уволился и работал в сельском хозяйстве директором, ко мне с Украины приезжали работать. Работали, а я расплачивался с ними зерном.

Об отношениях с украинскими лидерами

- Я со всеми президентами Украины был в хороших отношениях, но самые теплые отношения у меня сложились с Леонидом Кучмой, сказал Лукашенко, отвечая на вопрос Дмитрия Гордона об отношениях белорусского президента с украинскими. - Мы очень много времени проводили вместе, я всегда был желанным гостем у него в Крыму. Я прилетел в Крым, он там сидит, с Массандры привезет вино. Хоть я человек, в общем-то, не пьющий, но сладкое вино это крепленое я мог выпить. И мы сидим на берегу вдвоем, никто не скажет, что встретились два президента. Службу безопасности убрали в сторону, чтобы никого не было. Кто-то сопровождает нас конечно, 3-4 человека, врачи, они могут там сбоку сидеть - тоже вино попивать. В Форосе, там, у него на даче - у нас очень были с Кучмой теплые отношения.

- Что вы думаете о судьбе беглого президента Украины Виктора Януковича? - спросил белорусского президента Дмитрий Гордон.

- Только сожалею, - ответил Александр Лукашенко. - Я ему простил все. И когда он пригласил меня в Чернобыль, а потом Запад на него поддавил - и он отказался меня принимать в Украине. Я тогда сказал, что не нуждаюсь в разрешениях, чтобы прилететь к себе домой в Украину - и приказал поставить самолет для взлета. А Янукович закрыл пролет для моего самолета. Я ему все простил. Мы после этого встречались - я его поддерживал во время Майдана - я не хотел, чтобы эта революция произошла. Я ему расписал все что будет. Но что он убежит - я не знал. Он не то, что убежал, он перелетел в Харьков, потом на Донбасс. И я считаю, что Донбасс начался оттуда. Он думал, что «на Донбассе майданутые меня не тронут. И мы с Донбасса начнем наступление и снова сделаем Украину Украиной». Но я ему все простил. Человек допустил слабину. Нельзя быть злопамятным.

- Я дома у Януковича был очень часто, - рассказал Александр Лукашенко, отвечая на вопрос об отношениях с беглым президентом Украины. - Он очень любит детей. Я заметил, Коля у меня тогда был маленький, мы когда приезжали к нему - Янукович забывал, что я приезжал. Он Колю за руку - пошел в подвал, они там стреляют с разного оружия, он ему там рассказывает про коз, про коров, про собак, про зайцев - у него там в резиденции Межигорье куча зайцев было. И я заметил его слабость - он очень любил детей. Он сам здоровяк такой, и вот он идет и чего-то там мог сутками проводить с детьми.

- Приютили бы вы Януковича? - спросил украинский журналист Дмитрий Гордон у Александра Лукашенко.

- Во-первых он этого не просил. Но если бы попросил - конечно. Я считаю, и тогда считал, что тогда у вас произошел государственный переворот. Это было незаконно. Я не оцениваю сейчас - виноват, не виноват. Конечно, виноват, что допустил такое. Я первым заявил о том, что давайте дадим оценку. Россия как-то подальше от этого держалась. Я говорю: давайте запишем прямо, с точки зрения конституции Украины - что это было? И мы по моему настоянию дали оценку этой ситуации.

О Крыме: «Это же твоя земля, твои люди. Как ты мог не воевать?»

В интервью Лукашенко высказался и про Крым.

- Вы просто безалаберно, бестолково относились к территории и отнеслись к Крыму. Я сам часто ставил себя на место ваших руководителей, - говорит Лукашенко.

- А вы бы не дали (забрать Крым - Ред.)?

- Слушайте, если бы у меня даже клочок земли попробовали забрать. Там бы легло уже тысячи человек! Крым - жемчужина, а вы не воевали...

- Вы бы воевали? - уточнил Гордон.

- Конечно, вы что! Это же твоя земля, твои люди. Как ты мог не воевать?

Гордон процитировал слова украинского политического деятеля Александра Турчинова: «Турчинов мне сказал, что нам нечем было оборонять Крым».

- Как нечем? Что, пистолетов, автоматов не было? Что, артиллерии не было в Крыму? - ответил Лукашенко.

- «Ну это же в русских стрелять», - сказал мне Турчинов, - отметил журналист.

- Каких русских? Откуда он знает, что там русские были? Там были люди, которые пришли захватить твою территорию.

По словам Лукашенко, стрелять - это последнее дело.

- Он же до стрельбы ничего не сделал, - сказал Лукашенко. - Он должен был их задерживать. Вручную, врукопашную, с лопатами, ножами, палками и прочее. Но когда невозможно, тогда бери оружие и стреляй. (...) Ты страной руководишь, ты свою страну должен был защитить и обеспечить, во-первых. (...) Ерунда все, что в русских стрелять. Если бы вы заняли тогда жесткую позицию, никакой стрельбы бы не было. Во-первых для того, чтобы стрелять в русских, надо, чтобы они в тебя начали стрелять. Никогда русские не начали бы в Крыму стрелять. Но они, как вы их называли зеленые человечки, и Путин потом признал, высадились и пошли. Они пошли к перешейку, через Симферополь и прочее под ваши аплодисменты. Они окружили несколько там ваших баз, а вы даже не повылазили из этих баз. Вы как сидели там спали, так и спали. Разве так защищают свою землю?

Александр Лукашенко пригласил Дмитрия Гордона во Дворец Независимости. Фото: instagram.com/gordondmytro

Александр Лукашенко пригласил Дмитрия Гордона во Дворец Независимости. Фото: instagram.com/gordondmytro

О коронавирусе: «Все-таки мне его подкинули»

- Вы не запаниковали, когда заболели сами? - спросил у Александра Лукашенко журналист.

- Мне было не до паники. Я ведь не знал, что я заболел. У меня возможности не было такой, чтобы даже подумать. Я как белка в колесе был! Я же со всеми встречался, я ходил...

Президент рассказал, что переживал, как бы не заболеть до парада или как раз на выборы.

- Вопрос не в том, что я заразился. Впервые вам скажу: мы склоняемся к тому, что все-таки мне его подкинули. И я сейчас начинаю искать тот момент, где это произошло, не стану говорить, чтобы не обидеть людей, - признался Лукашенко.

Как оказалось, о том, что он заразился коронавирусом, президент узнал, когда заболели, как он выразился, домашние.

- Пришлось поехать с ними в больницу на КТ, и мне врач - диагност, женщина, Лариса: «О-о-о, Александр Григорьевич, дорогой мой, так вы же на ногах перенесли этот коронавирус!» Я говорю: ну-ка покажи мне, где это. Она меня заводит в эту комнату, сама уже сняла эту маску, сидит со мной, я ж перенес на ногах, уже все, антитела у меня. И мне показывает: вот очаг, вот очаг, они уже рассосались давно. Это неделя, это десять дней. Я рад, все, Лариса, спасибо. А она: «Нет-нет-нет подождите, тут мне не нравится что-то, тут очажок». Я думаю: слушай, не нагнетай обстановку, мне работать надо. И ушел. Ну плюс и плюс, - рассказывает президент.

На следующий день после диагностики Лукашенко почувствовал себя хуже.

- Они сделали вывод, что меня хвостом ударила эта пандемия. Я говорю: ребята, четвертого августа, я не могу не встать перед всем миром (4 августа президент выступал с обращением парламенту и народу - Ред.) Там же все заточено было на мне. Вы понимаете? Врачи говорят: «Свят-свят, вам нельзя, вам нельзя выходить, вы должны лежать!» На том свете! Четыре дня сроку! Вызвал министра - и они меня за четыре дня или пять дней склепали и я стоял уже за трибуной.

О задержанных боевиках: «Мы знаем, с кем они созванивались, откуда получали команды из России»

Президент в интервью рассказал о задержанных в Беларуси боевиках. Напомним, по информации белорусских правоохранителей, ночью 29 июля в Беларуси была задержана группа из 32 наемников - они россияне и сотрудники иностранной частной военной компании. Еще одного мужчину задержали на юге Беларуси.

- Мы же получали информацию. В Мозыре задержали одного, там задержали, там, там. Мы видели, с кем они связаны. Мы контролировали их полностью. Мы знаем, с кем они созванивались, откуда получали команды из России, кто давал эти команды. Мы уже видели, что тут чего-то жареным пахнет.

По словам Лукашенко, Россия «делает ошибку на ошибке».

- Зачем вы нас душите? Мы же нормальные ваши люди. Мы один народ фактически, зачем вы душите? - Лукашенко во время интервью был эмоционален.

Президент рассказал, что побывал во всех войсках спецназначения.

- Я побывал в Витебске в десантно-штурмовой бригаде. Ну это вообще - отпетые, подготовленные по-современному. Равных (им - Ред.), уверен, в мире нет. (...) Дальше я побывал в Марьиной горке - тоже развернутая бригада. Ну это вообще аксакалы.

Прокомментировал прозвище «батька» и «кликуху» «последний диктатор Европы»

Ответил Александр Лукашенко и о том, почему называют Батькой.

- Мне по-доброму нравилось 20 лет назад. Помните, был Кондратенко (Николай Кондратенко, российский государственный и политический деятель, член Совета Федерации - Ред.). Он умер, по-моему. Его тоже батькой называли и он первым назвал меня батькой. По тому, как белорусы ко мне относились, - сказал Лукашенко. - А сейчас я как-то безразлично к этому отношусь. Даже с неким юмором. Потому что это уже некий бренд для Беларуси и Лукашенко.

Ответил Лукашенко и на вопрос о том, почему его называют последним диктатором Европы.

- Это старая информация, - прокомментировал президент. - Последним диктатором Европы меня называли о-о-чень давно. Кликуху эту мне дала Мадлен Олбрайт - тогдашний госсекретарь США. Наверное, потому что я не совсем вписывался в стандарты демократии Запада - тогда.Сейчас они поняли, что, наверное, какое-то рациональное зерно в политике Лукашенко есть. Порядок и стабильность, которые существуют в Беларуси, это не совсем плохо после всяких желтых, зеленых, розовых жилетов, которые бомбят сейчас... Вон, в Америке проблемы, дисциплинированные немцы попробовали ввести изоляцию повторно - смотрите, что происходит там. Наверное, потихоньку этот тезис исчез.

Лукашенко рассказал, как они встречаются с Владимиром Путиным.

- Я ему в шутку говорю: Володя, слушай, я уже не последний диктатор Европы. А он мне: неужели ты думаешь, что это я? - приводит слова Путина Лукашенко. - Я говорю: я ничего не сказал!

«Надо дошлифовать интернет, в противном случае - он превратит планету в хаос»

Дмитрий Гордон, сославшись на ведущие мировые рейтинги, сказал Александру Лукашенко, что в стране очень плохо обстоят дела со свободой слова и свободой прессы.

- Чуть ли не последние места, - сказал Гордон и уточнил. - Действительно зажата так свобода слова и свобода журналистов в Беларуси?

- Старо как мир! - ответил президент. - Можно было зажать тогда, когда не было интернета. Когда есть интернет, трудно сказать, кто кого зажал. Особенно вы наблюдаете, что происходит сейчас, в предвыборную кампанию. Естественно, есть государственные СМИ - там желтизны нет, матом не ругаются. Наверное, как и везде - у кого-то больше, у кого-то меньше. Обзывать нас тем, что у нас нет свободы слова, мы СМИ зажимаем - это старо как мир. Конечно, я бы не хотел, чтобы матерились даже в интернете. Интернет - это величайшее достижение человечества. Но мы уже понимаем, что там не все очень хорошо.

Президент предложил доработать интернет.

- Если Дима Гордон берет у кого-то интервью или материться на своих страницах, то там написано: Гордон. Он и сам отвечает за это и по закону ответит. А почему к другим таких требований нет? Надо доработать, дошлифовать интернет в этом плане - чтобы была ответственность. Тогда глобальная паутина будет служить на пользу человечеству. В противном случае она превратит планету в хаос, - уверен Лукашенко.

«Коля - особенный ребенок, таких в мире больше нет»

- Он Гордона знает вдоль и поперек, - посмеялся президент, рассказывая о младшем сыне. - Но меня радует то, что он же видит другую жизнь - он разбирается во всем. Ему лапшу на уши не повесишь. И очень критикует, если где-то мы неправильно поступаем.

- Старшие дети с Колей общаются?

- Постоянно. Особенно старший Виктор - умница, у него характер матери. Да и средний - они помягче, нежели я. Коля - это кремень, как отец. А старший и средний - они очень мягкие, очень порядочные люди. Коля дня них - это родное, как и для Коли эти дети. Мне в этом плане повезло и никогда не было каких-то разногласий.

- У Коли удивительная судьба, с раннего детства видеть таких людей, общаться с ними и видеть столько событий. Как вы считаете, он особенный ребенок?

- Да, он особенный ребенок, таких в мире больше нет. И во-вторых, к моему счастью, господь наделил его нормальными мозгами. Он спортсмен хороший, он прекрасно играет на пианино, в этом году заканчивает музыкальную школу. Он внешне такой - 1,92 ростом - выше меня на 5 сантиметров. У него нет мании величия - он тут поможет, там поднесет.

- Как вы этого добились, ведь это очень сложно?

- Я не добивался, это благодаря господу, так получилось. Он боится сделать что-то не так. Дети президента не должны распальцованно ходить. Поэтому мне в этом плане повезло. Но это не потому, что это я их воспитывал так. Они - белорусы, понимаешь? А у белорусов на показ не принято делать.

- Вы готовите Колю в приемники?

- Нет. Я не хочу. У нас иногда заходит разговор - пишут же везде про этого. Старший не хочет на госслужбе больше работать. А Коля - он со мной поездил в предвыборную кампанию, побывал на встречах с активом. Я заметил, он другим стал ребенком. Он повзрослел, он увидел всю эту грязь - ни в коем случае.

«Если ты хочешь избежать уголовной ответственности - надо пойти в политику»

- Можно ли считать выборы демократическими, если кандидаты (речь идет о потенциальных кандидатах - Ред.) в президенты за решеткой? - поинтересовался у Лукашенко Гордон.

- Если кто-то (а такие есть) считает, что я их бросил (за решетку. - Ред.), мы открыты, - сказал президент. - Мы показали всем иностранцам материалы, показали, чем занимался Газпромовский банк, как финансировал предвыборную кампанию. Как пяти тысячам работников банка было заплачено через премиальные выплаты, чтобы привлечь их волонтерами и членами штаба собирать подписи.

По словам Лукашенко, Виктор Бабарико не представил точную декларацию.

- Это же важно, ты идешь в президенты. Представь точную декларацию, - сказал президент. - Он не указал зарубежную собственность, во многом не указал свои доходы, не платил налоги. К нему по закону огромное количество вопросов.

У нас (может быть и в Украине это характерно), если ты хочешь избежать уголовной ответственности за свои преступления - надо пойти в политику. Тогда будешь политическим заключенным. Вот это у нас тренд, это давно.

Скорее всего, он туда и влез, никакой он не президент. И ты это понимаешь, и он это понимает. А теперь он политический заключенный. А не будет политического, потому что все документы мы подготовили. Интерпол? Украина? Пожалуйста, специалисты. Пожалуйста, вам документы, полякам, россиянам. Даже россиянам! И американцам. Оцените: он политический узник или нет? И волна схлынула! Как только положили на стол документы и позвали послов иностранных проинформировать - волна схлынула.

Гордон сказал, что «ему говорили» о том, что и Бабарико, и Цепкало являются проектами Кремля и финансируются россиянами. «Это так или нет?» - поинтересовался журналист.

- И так, и не так, - ответил Лукашенко. - Я не сказал бы, что Россия не хочет, чтобы Лукашенко был президентом. Хотелось бы не хотеть. Почему? Потому что они не знают: а другие будут податливей? А другие будут лучше, чем Лукашенко? У них есть сомнения. Что абсолютно точно - это (Россия хочет. - Ред.) наклонить, поставить хотя бы на одно колено и сделать более податливым.

- Бабарико и Цепкало имеют отношение к России? - спросил Гордон.

- Абсолютное, - ответил Лукашенко.

- И финансируются Россией?

- Больше чем финансируются. Там огромные деньги закачаны через «Газпром». Порой даже «Газпром» и не знал, какие деньги расходуются на эти выборы.

Также Лукашенко рассказал об отношении к Виктору Бабарико. Лукашенко повторил свою мысль о том, что Бабарико пошел в политику, чтобы избежать наказания по экономическим статьям.

«Она хорошую котлету только что приготовила, детишек накормила, а тут дебаты»

Дмитрий Гордон поинтересовался у Александра Лукашенко, что президент думает о кандидате в президенты Светлане Тихановской.

- Вы знаете, я о ней, клянусь вам, практически ничего не думаю, кроме одного: мне ее просто жаль. Она не вскочила, ее просто впихнули в эту ячейку штабы, вот эти люди, которые сидят в штабах Бабарико, Цепкало и у нее самой. На что они рассчитывают? Ну, вот представьте, они же прекрасно видят статью за свои правонарушения и понимают, сколько им придется отсидеть. Поэтому брошены все деньги, которые мы даже еще не нашли, на то, чтобы крутить это.

Журналист спросил у Александра Лукашенко, согласится ли он на дебаты со Светланой Тихановской. Судя по ответу, президент не знал о том, что Тихановская вызывала его на дебаты.

- Какие дебаты? Она не пришла на дебаты. У нас дебаты в четверг.

- Но вы были бы готовы на дебаты? - уточнил Гордон.

- Дим, ну ты ж меня знаешь: я готов всегда со всеми, но с моей стороны было бы даже некрасиво. О чем бы мы с ней дебатировали? Сидит Светлана без бумажек, а говорить-то не о чем. Я же понимаю, что Свету выпихнули и развернули, как некое знамя. Она хорошую котлету только что приготовила, может, детишек накормила, еще запах этой котлеты приятный есть, а тут дебаты надо вести по каким-то гадким вопросам.

«Ну хорошо, вот я не президент. А что делать с утра?»

- Больше вас в Европе не правит никто. Вам это постоянное напряжение не надоело? Не хочется уже все бросить и пожить для себя? - спросил Гордон у Александра Лукашенко.

- Нет, - сразу ответил Лукашенко. - Я не знаю другого образа жизни. Это очень тяжело, поверьте, это очень тяжело. Это белка в колесе. Но хотелось бы бросить, если бы я знал что-то другое... Это уже мой образ жизни... Я думал часто над этим. Я даже не представляю. Ну хорошо, вот я не президент. А что делать с утра?

- Скажите честно, вы не первый раз идете на выборы президента Беларуси, у вас внутренний мандраж какой-то перед выборами есть?

- У меня мандража никогда перед выборами не было, нет его и сейчас. Просто мне будет очень неловко, некрасиво и не по себе, если у нас на улицах будут какие-то заварушки и придется принимать какие-то силовые меры. Потому что вы знаете, как это оценят в Украине, на Западе, в России. Это некрасиво для имиджа страны. Вот что меня беспокоит.

- Я абсолютно уверен, что вы понимаете, что Россия может задействовать следующий сценарий: люди выходят на улицы, недовольные тем, что вы становитесь президентом, в это время появляется некая третья сила (мы у себя ее видели), которая начинает одновременно стрелять и в протестующих, и в силы правопорядка, которые сдерживают протесты. Может ли случится в Беларуси такое: кровопролитие, хаос, президент бежит, и Россия оккупирует Беларусь?

- Нет, такого сценария не будет. Потому что президент не побежит. Я реалист, ведь всякое бывает: президент не побежит, но его могут застрелить и прочее, мы же все под богом ходим. Вы что, Дмитрий, считаете, что вы вечноживущий? Всякое может быть, особенно сейчас. Все сосредоточено на Лукашенко, главное зло в Беларуси для них - это Лукашенко. Я даже не допускаю этого, но если в этом моя судьба, значит, быть посему. Но бежать - я никуда не побегу. Если я убегу на радость тем, кто сегодня готов уже тут прихватить страну, и это убийственно для подавляющего большинства белорусов и народа, который меня поддерживает и беззаветно верил в меня и служил мне все эти четверть века... Исключено, что я куда-то убегу, и что у нас на улицах стрелять начнут. Я не представляю этого.

- Сегодня, за несколько дней до выборов, вы можете сказать, кто станет очередным президентом Беларуси?

- Я, конечно, могу сказать, но зачем?

О том, чем займется на пенсии: «Я буду лечить людей»

Александр Лукашенко рассказал, что не представляет свою жизнь без президентского кресла. По словам президента, он хочет лечить людей, когда покинет свой пост.

- Психологически. Спасать людей от психоза, от паники. Оттого, чтобы люди спокойнее жили в этой жизни. Вот здесь я бы, наверное, чего-то попробовал.

- Вы мемуары когда-нибудь напишите? - спросил Гордон.

- Нет, видимо, нет. Во-первых, я ленивый в этом плане. Я не люблю писать. Я думал тоже об этом. (...) Может быть, я свою точку зрения изменю, когда мне делать нечего будет. И я где-то чего-то там царапать буду. Но скорее всего, я тезисы буду набрасывать и кого-то попрошу, если я вспомню людей, которые шли рядом со мной. Чтобы они написали. (...) Если я чем-то займусь, то я напишу такое, чтобы Гордон стоял в очереди сутками, чтобы взять эту книжонку и для себя что-то там подчерпнуть.

О задержанных боевиках: «Это не просто обидно, это недопустимо и отвратительно»

- Среди вагнеровцев есть люди, воевавшие на Донбассе, на руках которых кровь украинцев. Я знаю, что Украина попросила Беларусь выдать этих людей. Я не сомневаюсь, что президент Зеленский просил вас лично о выдаче этих людей Украине. Вы выдадите этих людей Украине? - задал вопрос Гордон.

- Даже такого вопроса у меня не стояло и стоять, я думаю, не будет. У нас есть международные соглашения с Россией и Украиной, суть которых заключается в том, что генеральный прокурор Украины и генеральный прокурор Беларуси и России, правоохранительные системы работают над тем, чтобы была четкая картина: никто никого не выдает, пока не установят вину. А сторона, которая запрашивала, должна доказать вину этих людей: этот убил этого, что стреляли и тому подобное.

- Но вам обидно, как президенту суверенного государства, что таким образом другое государство демонстрирует пренебрежение к законам и вмешивается в его внутренние дела?

- Это не просто обидно, это недопустимо и отвратительно. Особенно, если это происходит со стороны твоих родных друзей.

А еще президент рассказал, что хорошо знает того, кто возглавляет частную военную компанию Вагнер.

- Мы же знаем, кто возглавляет эту структуру. Женя Пригожин. Я его так и называю - Женя. Вы не представляете, у нас с ним добрейшие отношения. Добрейшие! Когда я приезжал раньше к ним, он меня встречал. Он там лучшую бутылку вина где-то найдет, передаст, подарит. (...) Он приезжал, помогал.

Евгения Пригожина он называет «игрушкой в чужих руках».

- Не он же принимает решения. Да, он это организовывает. У него бизнес. Он платит им, наверное... Ну не он это. Чуть-чуть повыше. Заместители министров. Некоторые по Беларуси побегали, не получилось. Вот им надо доказать, что мы вот Беларусь тепленькую принесем и бросим какой-то кремлевской башне.

«Она хорошую котлету только что приготовила, детишек накормила, а тут дебаты»

Дмитрий Гордон поинтересовался у Александра Лукашенко, что президент думает о Светлане Тихановской.

- Вы знаете, я о ней, клянусь вам, практически ничего не думаю, кроме одного: мне ее просто жаль. Она не вскочила, ее просто впихнули в эту ячейку штабы, вот эти люди, которые сидят в штабах Бабарико, Цепкало и у нее самой. На что они рассчитывают? Ну, вот представьте, они же прекрасно видят статью за свои правонарушения и понимают, сколько им придется отсидеть. Поэтому брошены все деньги, которые мы даже еще не нашли, на то, чтобы крутить это.

Журналист спросил у Александра Лукашенко, согласится ли он на дебаты со Светланой Тихановской. Судя по ответу, президент не знал о том, что Тихановская вызывала его на дебаты.

- Какие дебаты? Она не пришла на дебаты. У нас дебаты в четверг.

- Но вы были бы готовы на дебаты? - уточнил Гордон.

- Дим, ну ты ж меня знаешь: я готов всегда со всеми, но с моей стороны было бы даже некрасиво. О чем бы мы с ней дебатировали? Сидит Светлана без бумажек, а говорить-то не о чем. Я же понимаю, что Свету выпихнули и развернули, как некое знамя. Она хорошую котлету только что приготовила, может, детишек накормила, еще запах этой котлеты приятный есть, а тут дебаты надо вести по каким-то гадким вопросам.