Санкт-Петербург
Политика

Анна Герман из Киева: «У киевского майдана и минского – сценаристы одни и те же»

Экс-пресс-секретарь бывшего президента Виктора Януковича, известный в Европе политик – в беседе с обозревателем KP.RU Александром Гамовым
Анна Герман

Анна Герман

- ... Анна! Как вы поживаете?

- Слава Богу, потихоньку. Как вы?

- Да ничего, нормально.

- Я как-то вспоминала о вас…

- А я вас вообще не забываю, мне и вспоминать не надо.

- Видите, вы лучше владеете словом, чем я. Пять баллов!

- Нет, я наблюдаю, я смотрю отклики, ваши упоминания в печати, ваши заявления везде, вы в политике. Я давно собираюсь вам два вопроса задать. Можно?

- Да.

- Первый - такой. Чем минский майдан похож на киевский? И чем не похож? Чем отличается? Лучше экспромтом – не задумываясь.

- Ну, сценарий тот же, абсолютно – один к одному. Вот как это все начиналось, я просто сравнивала, и видела абсолютно те же подходы.

Но непохож он тем, что люди в Беларуси более сознательны. Общая картина другая. Большинство людей в Беларуси имеют большее понимание – где перспектива для страны, а где – путь в никуда. И вот это помогло удержать ситуацию и не допустить того, чтобы Беларусь полностью пошла украинским путем.

Я вчера смотрела интервью с активистом каким-то с тракторного завода (в Минске. - А.Г.), который призывал к стачкам. И мне было так жалко этих людей, я думаю – господи, люди, вы бы посмотрели, как тут (на Украине. - А.Г.) все предприятия закрыты, как тут уничтожили всю промышленность за последние шесть лет. И вы бы поняли, как вам хорошо сейчас, что вы имеете работу, что у вас работают предприятия. А вы хотите это все…

Но, я вижу, что настроения большинства белорусов другие, чем были в Украине. В Украине было больше подготовленных вот этих «соросят». Целое поколение их очень долго подкармливали, обучали, и потом вот это все дало свой результат.

В Белоруссии больше людей все-таки здравомыслящих. Это раз. И другое, что меня всегда беспокоит, когда я думаю об этом, - это почему вот Сорос воспитывает молодежь, Сорос обучает молодежь, Сорос выращивает целые поколения в странах для своих целей? И почему нет такого отношения, скажем, у России к молодежи... Я вспоминаю историю Украины и вспоминаю, как император российский давал стипендии студентам одаренным – на Галичине, во Львове. И вот отчего началось движение москвафильства в тех регионах, - потому что думали о будущих поколениях, им показывали, что – настоящее, им показывали, какова Россия. А показать можно только делом, когда люди молодые едут туда, учатся там. Надо искать таких людей, надо их поддерживать, надо работать над этим. Потому что пройдет еще пять-десять лет и, если в Украине будет вот этот курс на «Украина-АнтиРоссия», - мы увидим абсолютно невероятные плоды этого. Молодые люди вообще не будут иметь понятия, что такое Россия, как она существует, какие у нас были связи и как было нам выгодно иметь хорошие отношения.

Они не знают культуры России, и не будут знать, их обучают только негативу о России.

Это очень важный вопрос – сегодня России подумать о молодежи, о подрастающем поколении в Украине. Я понимаю, что мне скажут... Что, мол, там, у нас своя молодежь… Но это очень важный вопрос.

- Понял. Анна, вы сказали, что сценарий один и тот же. А сценаристы, режиссеры?

- Я думаю, и сценаристы те же. Потому что это абсолютно, как под копирку, сделано. Просто реакция Белоруссии немножко другая. Поведение Лукашенко другое.

Наверное, учтен уже опыт Украины. И вот этим и отличаются. (Один майдан от другого. - А. Г.) Но я вижу абсолютно те же механизмы. Даже риторика похожа.

То есть у меня такое впечатление, что, - ну, знаете, первый раз – (на Украине) как трагедию этот сценарий реализовали, а второй раз – (в Белоруссии) – как комедию уже.

- А Лукашенко – это Янукович сегодня?

- Нет. Лукашенко оказался крепким орешком.

Вы знаете, вот когда сравниваю эти события, о которых мы сейчас говорим, я еще раз ставлю себе вопрос – правильно тогда сделал Янукович или нет? И прихожу к мнению, что все-таки он сделал правильно. Ситуация в Украине была сложнее. И если бы он вел себя так, как Лукашенко, было бы очень много крови в Украине. Украинское общество было больше готово к такому перевороту. Больше было людей, которые верили в эту «европейскую мечту». Это теперь уже больше тех, - да все, по сути, понимают, что это была Фата Моргана (миражи.- А.Г.), что людей просто обманули, что наша промышленность уничтожена, экономика уничтожена, уровень жизни упал очень низко.

Все осознают уже это сегодня. Но тогда, в тот момент, - эта волна (протестная) была такая мощная, что, если бы Янукович попробовал пойти против нее силой, он бы залил Украину кровью. И то, что не сделал этого, я думаю, что он все-таки поступил тогда правильно.

- А, может быть, даже Лукашенко звонил вот сейчас Януковичу, может быть, советовался? Нет?

- Возможно. Были там какие-то звонки, были советы? Я не знаю, Янукович мне не докладывал о том, кто ему звонит.

Да, он был нерешительный, да, он был слабый в этой ситуации. Да, он повторил ошибку 2004 года, когда пошел на этот диалог с «партнерами», которые советовали ему как-то разрулить ситуацию. Помните, тогда он выиграл выборы, начались вот эти консультации, и они - «партнеры» - его обманули.

- В первый раз тогда обманули.

- Да, в 2004 году, после выборов. А второй раз в 2013-м. Но, знаете, «я сам обманываться рад» – мне кажется, вот тут это очень уместно.

Я не знаю, честно говоря, но мне очень жаль Украину. И мне очень хочется, чтобы Беларусь не повторила нашу судьбу, чтобы сохранилась страна, чтобы сохранился вот этот уровень жизни, хотя бы такой, какой сегодня есть.

И, когда я вижу, что они пытаются там выходить на стачки, мне очень жаль этих людей, что они не понимают, ЧТО они уничтожают своими руками.

- Ваш прогноз? Что будет с Белоруссией, с Лукашенко, с союзом России и Белоруссии?

- Знаете, трудно прогнозировать и, я думаю, что и не надо этого делать.

Я бы очень хотела, чтобы связи укреплялись. И чтобы вот эта наша общая дорога жизни, как я ее называю, пролегла не по океану, а по озеру. Чтобы мы искали общий путь, наши три народа.

Потому что, после этого страшного кризиса, после пандемии, после того, что в мире произойдет уже этой зимой и осенью, люди, народы будут вынуждены искать рациональные пути, прагматичные. Для нас прагматичнее и рациональнее всего – это путь партнерства и сотрудничества равноправного и взаимовыгодного с нашими ближайшими соседями. И я думаю, люди в конце концов придут к этому.

Но, наверняка все-таки они должны еще пройти этот самый трудный путь, и пережить самые трудные испытания, которые нас ждут этой зимой и следующей весной.

- Спасибо огромное, Анна. И останемся оптимистами...