Санкт-Петербург
В мире

Дети Степанакерта сидят в подвалах

Спецкор «Комсомолки» Александр Коц передает из столицы Нагорного Карабаха
Дети войны везде одинаковы. Они до конца не понимают, что их так напугало.

Дети войны везде одинаковы. Они до конца не понимают, что их так напугало.

Фото: Александр КОЦ

Ночной рейс на Ереван. В зале ожидания крепкие молодые парни. На кресле плачет девушка, ее успокаивает пожилой отец. Рейс задерживают, пассажиры заметно нервничают.

- Вот, везу бойцов, - кивает в сторону пяти парней мужчина в возрасте. – Сыновья. Нечего в Москве отсиживаться.

- Серьезно там? Как в 2016-м?

- Сейчас страшнее. Тогда ведь не вводили военного положения, не объявляли всеобщую мобилизацию. Да и потерь таких не было.

Фото: Александр КОЦ

Официально за первые сутки войны Карабах потерял 31 бойца. Хотя Азербайджан заявляет, что потери армян убитыми и ранеными - 550 человек. Привычная пикировка сводками, в которых каждый пытается выглядеть победителем.

- Это ж надо было, в субботу Степанакерт отпраздновал день города, и на следующий день они начали бомбить, - сокрушается мой водитель.

После обязательной процедуры тестирования на коронавирус мы выехали в сторону Карабаха. В темноте справа огнями горела Турция.

Матрасы на полу, кровати-сеточки, старики, детвора разных возрастов.

Матрасы на полу, кровати-сеточки, старики, детвора разных возрастов.

Фото: Александр КОЦ

- Есть вторая дорога, она получше, но та трасса была вчера частично разбита с беспилотников, - говорит водитель. – Азербайджанцы пытаются перерезать артерии, соединяющие Армению и Арцах. В Карвачарском ущелье пытались взять под контроль «Северные ворота» на трассе, но их колонну разбили, часть техники взяли в качестве трофеев.

Навстречу то и дело попадаются кареты скорой помощи с включенными сиренами. На четвертом десятке я сбился со счета.

Фото: Александр КОЦ

Обгоняем колонну автобусов, в которых сидят мрачные мужики. На автозаправке разговорились. Добровольцы, которые вызвались отправиться на передовую. У многих нет боевого опыта.

- Там гибнут наши браться, к нашим сестрам в дом пришла беда, нельзя оставаться в стороне, - говорят они.

Невольно вспоминаю 9 августа 2008 года. Все это я уже видел в Южной Осетии. Те же «скорые», ополченцы, даже умопомрачительные пейзажи на горных серпантинах похожие…

Фото: Александр КОЦ

Граница с Карабахом. Паспортный контроль. До Степанакерта еще час езды.

«Азербайджан снова начал боевые действия по всей линии соприкосновения, - приходят официальные сводки из Еревана. – Баку применяет крупнокалиберную артиллерию, включая тяжелые огнеметные системы. В воздухе появились азербайджанские вертолеты».

В Армении все настойчивее ходят разговоры, что с той стороны воюют сирийские отряды из Идлиба, которые были переброшены Анкарой в зону боевых действий. А к ним на подмогу собирается турецкий спецназ. Впрочем официально об этом не заявляли ни Анкара, ни Баку.

На подъезде к Степанакерту сигнал приема сотовой связи предательски исчез. Азербайджанские сети, которые ловились на серпантине, тоже приказали долго жить. В понедельник столица Карабаха осталась без связи. По слухам - из-за хакерской атаки. Слабый вайфай теплился в здании МИДа.

– Инициатором всех агрессий и атак с 1991 года является Азербайджан, - рассказал мне глава МИД Карабаха Масис Маилян. - На этот раз в этот процесс вовлечена Турция. Недавно она проводила совместные с Баку учения. Часть ее подразделений осталась на территории Азербайджана. Роль Турции во всех этих агрессивных действиях очевидна. Сейчас мало сдерживать Азербайджан, надо, чтобы международное сообщество сдерживало Турцию.

Мать пеленает младенца.

Мать пеленает младенца.

Фото: Александр КОЦ

Немноголюдный Степанакерт застыл в тревожном ожидании. Большинство магазинов закрыты, школы не работают, время от времени под городу разносится звук сирены воздушной опасности. И тогда жители спускаются в подвалы. Впрочем, некоторые из них и не выходят.

– Страшно не было, - храбрится 10-летний Левон. - Я спал, когда вдруг грохнуло. Мы спустились в подвал. Пару часов просидели в одном подвале, потом перебрались в другой - с матрасами.

– Я думал, что салют, - говорит другой мальчишка. - В небе были искры, а потом так БОМБ! Влетел один снаряд, потом второй. Но он не взорвался, его МЧС увезли. А потом был взрыв из этой квартиры. И все пошли внизА потом был взрыв из этой квартиры. И все пошли вниз.

– Страшно было?

– Очень. Я думал, что все кончено.

Парень ведет меня в подвал. Матрасы на полу, кровати-сеточки, старики, детвора разных возрастов. Мать пеленает младенца. Дети войны везде одинаковы. Они до конца не понимают, что их так напугало.

И от испуга отходят быстро, с любопытством разглядывая пришельца с фотокамерой и естественно позируя. Хотя ничего естественного в том, что дети вынуждены сидеть в подвале, конечно, нет.

– Второй день тут сидим, - говорит одна из женщин. - Готовить поднимаемся в квартиру, потом спускаемся обратно. Страшно? За детей в первую очередь.

– Часто у вас так? - спрашиваю бабушку с внучком на руках.

– Бывает. Мы привыкли уже. Три, четыре, пять раз... Мы уже не считаем.

Тем временем, в Азербайджане объявлена частичная мобилизация. А Союз армян России собирается отправить в Карабах 20 тысяч добровольцев. Маховик войны продолжает раскручиваться.

МЕЖДУ ТЕМ

Посол Азербайджана в РФ: «Мы что, должны еще 30 лет ждать, пока Армения вернет Карабах? Там дом моего отца...»

Азербайджанский дипломат, знаменитый певец Полад Бюльбюль оглы рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда», чего хочет Баку в сегодняшнем конфликте на Южном Кавказе (подробности)

ЕЩЕ РЕПОРТАЖ АВТОРА

Из Степанакерта в Ереван едут десятки машин скорой помощи

Спецкор «Комсомолки» Александр Коц выехал в зону армяно-азербайджанского конфликта (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сможет ли Россия предотвратить большую войну на Кавказе

Реально ли помирить Армению и Азербайджан или огонь из Нагорного Карабаха расползется по региону (подробности)