Санкт-Петербург
Звезды

Тодоровский проводит сеанс «Гипноза», а Владимир Гостюхин вновь отправляется на войну

На Московском кинофестивале состоялись премьеры двух российских фильмов
Кадр из картины "Гипноз" режиссера Валерия Тодоровского.

Кадр из картины "Гипноз" режиссера Валерия Тодоровского.

Похоже, Валерий Петрович Тодоровский решил творчески осмыслить всю свою биографию. Если предыдущий фильм, «Одесса», был основан на эпизодах из его детства, «Гипноз» родился из общения со знаменитым гипнологом Владимиром Райковым. Тодоровский познакомился с ним, когда был 12-летним подростком, страдавшим от серьезной клаустрофобии. В интервью он рассказывал, что гипноз не оказал на него воздействия, зато он наблюдал, как Райков общается с другими пациентами, и это оставило в его душе неизгладимый след. А особенно поразило, что клаустрофобия все-таки ушла. «Вы меня ни разу не загипнотизировали, а все получилось!» - сказал он врачу. - «А почему ты уверен, что я тебя не загипнотизировал?» - ответил Райков. - «А вдруг загипнотизировал? Ведь ты бы этого не вспомнил!»

Герой «Гипноза» - тоже тинейджер, только постарше, ему 16. Его зовут Миша, он страдает от лунатизма, и родители отправляют его лечиться к доктору Волкову. Вскоре Миша знакомится на сеансах с красивой девушкой Полиной на несколько лет старше его, ходит с ней в кафе, провожает домой,- в общем, начинается первая любовь. При этом Миша совершенно не гипнабелен, то есть сеансы для него бессмысленны: он приходит на них как в театр, и при этом со временем начинает всерьез считать себя волковским учеником,

А потом Полина пропадает. И волхв Волков с улыбкой сообщает Мише, что ее никогда не было. Доктор просто придумал ее и внедрил в сознание паренька. Негипнабелен? Ну что за чепуха: еще как гипнабелен, просто не помнит, как входил в транс, как не помнит свои сомнамбулические прогулки.

Постер картины "Гипноз".

Постер картины "Гипноз".

А потом Миша вдруг обнаруживает доказательство, что Полина все-таки была, просто она покончила с собой. И в мозгу у него рождается ужасная мысль: неужели Волков причастен к ее самоубийству? Может, он помог ей отправиться на тот свет? А что, если он использовал его, Мишу, как орудие убийства?..

Этот сюжет отчетливо напоминает голливудское кино 40-х: то ли Хичкока (например, с его «Завороженным»), то ли какой-нибудь «Газовый свет». Им не побрезговали бы бы и многие режиссеры 70-х - от голливудских ремесленников до Клода Шаброля. Это психологический триллер родом из прошлого, из времен, когда кинематографисты (да и вообще все жадные до чудес люди) страшно увлекались гипнозом: вспомните хоть советский телефильм «Переступить черту» (1985) с коварной преступницей-ворожеей Татьяной Васильевой, которую удалось разоблачить только с помощью еще более виртуозного гипнотизера.

И это был бы хороший триллер. Но это вообще не триллер.

Тодоровский и его сценаристка Любовь Мульменко словно считают этот жанр для себя слишком низким. Детектив? Фантазия о смешении реальности и сна? Или, боже упаси, мистика? Фи, есть вещи поважнее. Например, режиссеру ужасно интересно - почему, ну почему мальчишка ходит во сне? А потому, что ищет родителей. Так вот же они, родители, спят в соседней комнате! Да, но это плохие родители, инфантильные, они сами как дети, любят тусовки и пьянки, в лучшем случае годятся на роль старших брата и сестры, а ему нужны настоящие папа и мама. И папу легко обрести, например, в виде доктора Волкова, солидного, грозного, умного. Даже слишком умного и самонадеянного: полагающего, что Богу, как любому, даже гениальному автору, нужен редактор, который правил бы его случайные ошибки.

Страстная речь Волкова на эту тему не отменяет и других философских вопросов, ненавязчиво мерцающих где-то в глубине «Гипноза». Что такое реальность, можно ли верить памяти и ощущениям (то есть себе), можно ли доказать, что ты или мир вообще существуют, и так далее. Но, разумеется, всерьез идти в этом направлении Мульменко и Тодоровский не намерены. И в итоге они не идут никуда: весь их «Гипноз» кажется первым актом недописанной пьесы, раздувшимся сверх всякой меры. Драма про отцов и детей, про взросление подростка? Извините, Миша не настолько интересное человеческое существо, чтобы близко к сердцу принимать его трудности. Фильм о том, как легко подпасть под влияние другого человека, блестяще умеющего убеждать? Но и эта линия очень небрежно выписана и скомкана (потому что сказать об этом что-то, чего никто не говорил до них, сценаристка с режиссером затрудняются).

Да, в «Гипнозе» хорошие актеры, Сергей Гиро очень естественен в роли Миши с его подростковой угловатостью и скромным словарным запасом, Екатерина Федулова отлично справляется с ролью его матери, и на Максима Суханова всегда приятно смотреть. Но мы же знаем, кто такой Максим Суханов. И прекрасно понимаем, что роли такого сценарного качества он давно уже может играть, простите каламбур, во сне.

* * *

На полузакрытом показе публике предъявили еще одну российскую новинку - «Красного призрака». Это фильм про войну, про ее первые и самые тяжелые месяцы, и отчасти про партизан - однако, как можно понять уже из названия, он мало похож на «Восхождение» Ларисы Шепитько (пусть даже одну из главных ролей играет все тот же Владимир Гостюхин).

Афиша фильма "Красный призрак".

Афиша фильма "Красный призрак".

Красный призрак - неуловимый русский воин, который одного за другим отстреливает немецких солдат и офицеров. Он появляется под музыку, очень сильно напоминающую темы из вестернов, и, никого не боясь, дырявит фрицам головы (а сам - словно заговоренный). Впрочем, он - персонаж второго плана, а в центре - небольшая группа советских солдат, которая пытается пробраться к своим. Добираются в итоге до деревни, в которую одновременно торжественно вступает отряд немцев. Естественно, все это завершается эпической перестрелкой, в которую в решающий момент вступит таинственный заглавный герой.

Странное кино: вроде бы неплохо сделанное, очень прилично снятое оператором Никитой Рождественским, с хорошими актерами - а производит впечатление 25-минутной сцены из середины какого-то другого, большого, эпического приключенческого фильма про войну. Причем идет эта сцена вместо 25 минут полтора часа и претендует на абсолютную самостоятельность. Восемь (!) сценаристов умудрились не заметить, что линии некоторых героев обрываются, повисая в пустоте (впрочем, они зачастую и начинаются там же - нас далеко не всегда балуют подробностями о том, кто эти люди, откуда и куда идут). Как сказал перед показом радостный режиссер Андрей Богатырев, все соавторы сценария - его друзья, и работали над фильмом дружной веселой компанией. В переводе это, видимо, значит, что несколько мужиков в возрасте от 30 лет и выше собрались, чтобы самозабвенно поиграть в войну.