Санкт-Петербург
Звезды

Виталина Цымбалюк-Романовская о появлении Армена Джигарханяна на инвалидной коляске: «Армен Борисович сильно сдал»

В сети активно обсуждают фотографии народного артиста СССР с его юбилея
На юбилей не пустили журналистов

На юбилей не пустили журналистов

3 октября Армену Джигарханяну исполнилось 85 лет. В этот день в театре, которым он руководит, устроили большой праздник. Помимо дня рождения Джигарханяна отметили еще и 65-летие его творческой деятельности и 25-летие самого театра. Мероприятие было закрытое. Журналистов не пустили. Телевизионщики приехали самотеком. На них набросилась охрана театра: «Уходите все, никаких съемок». Букет, который хотели вручить Джигарханяну, выхватили из рук его телохранители и бросили на землю. Армен Борисович был в плотном кольце секьюрити, словно глава государства или мэр города. Это «представление» было не только из-за угрозы коронавируса. Как сообщил один из гостей, в театре в тот вечер собралось... человек 600. Какие уж тут ограничения или самоизоляция?

Возникает и другой вопрос: зачем устраивать такие праздники сегодня? В театре Сатиры, например, разумно отменили юбилейный вечер народной артистки СССР Веры Васильевой. И ни у кого не возникло вопроса, почем отменили: народное достояние надо беречь. Чем же Джигарханян хуже? Да и вопросов было бы меньше по поводу его состояния.

Сегодня театр рапортует, что с Арменом Борисовичем все хорошо. Весь карантин он дистанционно руководил творческим процессом, у него по-прежнему ясный ум. Его пасынок Степан рассказывает из Лас-Вегаса, что отчим «эмоционально и духовно возродился», потому, что еще весной (в самый разгар эпидемии!) к нему из Америки (!) прилетела его вторая жена Татьяна Власова. Сейчас душа в душу они живут в квартире в Староконюшенном переулке.

В эту идиллию можно был бы поверить, если бы не фотографии с юбилея, которые появились в сети. На них мужчина, очень похожий на фокусника Гагика Аветисяна, катит инвалидную коляску, на которой сидит Джигарханян. Публика, собравшаяся вокруг народного любимца, снимает его на мобильные телефоны, словно диковину. Армен Борисович всем улыбается. Гости, которые были на праздничном вечере, после рассказывали, что у них было ощущение, что актер не совсем понимает, что происходит вокруг. И не всех узнает. И немудрено. Джигарханян давно не появлялся в театре.

Именно поэтому на юбилей не пустили журналистов: окружение Джигарханяна не хотело лишних разговоров. Но они, конечно же, начались.

- Если вы хотите узнать, в каком состоянии находится мой брат, лучше сразу прекратим этот разговор, - почему-то резко ответила единокровная сестра Джигарханяна - Марина Борисовна.

- Вряд ли получится выяснить, что с ним сейчас происходит. К нему допущен узкий круг лиц, который не будет рассказывать правду. Тем более не будут говорить люди из театра, они получают там неплохие зарплаты и дорожат работой, - поделилась своими соображениями бывшая жена Джигарханяна Виталина Цымбалюк-Романовская. – Этот праздник - показуха для того, чтобы убедить общественность, что руководитель театра еще дееспособен, что можно ничего не менять...

Конечно, нельзя не учитывать возраст и последствия двух инсультов, которые он пережил, и тяжелую форму диабета. Но Армен Борисович сильно сдал, даже несмотря на это. Он мог бы держаться гораздо дольше. Надо было заставлять его ходить, приезжать в театр, подниматься в свой кабинет. Это сложно, у него характер. Но только так можно было его сохранить. Все это я делала, хотя он и сопротивлялся. 10 лет назад после второго инсульта он был очень тяжелым, плохо ориентировался в обстановке. Врачи тогда мне сказали, стоит ему засесть дома, вы его потеряете. Он должен вести привычный образ жизни. Благодаря тому, что он сохранил профессиональные навыки, он тогда выкарабкался.

Мы летали с ним в Германию к его личному врачу, который на компьютере делал снимки его ноги и ему шили индивидуальную обувь. В обычной ортопедической обуви у него болели ноги. Последний раз ему шили на заказ башмаки пять лет назад. Без этой обуви, он просто не может ходить.

Еще очень важный момент: он – артист и должен выходить на сцену. Работа актеров держит. Даже, когда он играл спектакль один раз в месяц, он очень к нему готовился. Он летал на гастроли с театром, проводил творческие вечера, общался с прессой. Мы регулярно ходили с ним либо на концерты, либо на премьеры. В последние годы он любил, чтобы сценарии ему рассказывали, а он играл роль своими словами, потому что уже было сложно осваивать новый материал, запоминать текст. Но режиссеров это устраивало. Все-таки Джигарханян – большой артист. А ему было важно входить в кадр, настраиваться, приезжал на съемочную площадку. Эта активная деятельность, атмосфера творческой работы была очень важна. Сейчас он этого лишился. И вот результат…