Санкт-Петербург
Политика

У Латвии опять болят «уши мертвого осла» - Пыталовский район России

В Риге снова заявили о претензиях на российский Пыталовский район, назвав его своими «историческими землями» и подав в латвийский Сейм законопроект об этом
Возможно, где-то в глубине души, Латвия надеется вернуть Пыталовский железнодорожный узел, компенсировав потерю морского транзита из России

Возможно, где-то в глубине души, Латвия надеется вернуть Пыталовский железнодорожный узел, компенсировав потерю морского транзита из России

Фото: Википедия

Возможно, авторы законопроекта не слышали, как в 2005 году Владимир Путин гостил в редакции «Комсомольской правды» и во время беседы с нашими журналистами закрыл этот территориальный спор цитатой из классиков: «Не Пыталовский район они получат, а от мертвого осла уши». И чуть развернул эту мысль: «Мы никогда не будем вести переговоры на платформе территориальных претензий».

Прошло 15 лет, в Латвии от чего-то решили, что все забылось и можно опять «лохматить бабушку» - пытаться взять реванш. В латвийский Сейм подан законопроект с невинным названием «О латышских исторических землях». И в одной из его частей обнаружилось, что в «исторические земли» Латвии от чего-то записан «город Абрене бывшего Абренского уезда», в котором, предполагается тоже «сохранять культурное наследие и историческую память». Проблема в том, что с 1944 года, Абренский уезд - это Пыталовский район Псковской области. И традиционно, численность латышского населения там была на уровне статистической погрешности. В начале 2000-х латышей там насчитывалось 690 человек. Неважный задел для территориальной экспансии. Для этого надо бы иметь более серьезные основания.

С чего же у Латвии вновь зачесались «уши осла»?

Радостно попрощавшись с русскими в 90-х годах и на прощание много раз прокляв «темницу народов – СССР», от части советского наследия латыши почему-то решили не отказываться, постоянно вспоминая теплым словом договор между Латвией и «Советами» от 1920 года. По этому договору, Пыталовский район и 1300 квадратных километров Псковской губернии стали латышскими. Хотя латышей и тогда там жило не сильно больше. Зато был крупный железнодорожный узел, замыкающий ветки, идущие по Латвии. Рига заняла эти территории военным путем, и пользуясь неразберихой в молодой Советской России, выторговала в Договоре. Правда, ненадолго. Классическое – «тут помню, там не помню» и «шапочку верните, мы за 24 четыре года к ней привыкли!».

Логичный вопрос: зачем это нужно Латвии сейчас?

В 2004 году Латвия вступила в НАТО, а как известно, по Уставу этой организации, государства с территориальными спорами или не демаркированными границами в этот блок не принимают. Поэтому латыши помалкивали до вступления в НАТО, а в 2005 году решили «вернуть свое», наивно надеясь, что сейчас весь Северо-Атлантический альянс бросится отвоевывать у России Пыталовский, пардон, Абренский уезд. Собственно, комментарий Путина про «уши осла» – реакция на эту наивную попытку латышей наехать на Россию прикрывшись НАТО. Думаю, в НАТО тоже доступно объяснили Латвии всю наивность их притязаний, возможно даже наругали.

Зачем тогда пытаться внести эти давно аннулированные территориальные претензии в свои законы? Объективно, давно уже нет ни СССР, ни буржуазной Латвии, ни Латвийской ССР, а Пограничный договор с Россией подписан и ратифицирован, демаркация границы произведена. Видимо, Латвия консервирует этот территориальный спор на будущее: вдруг Россия ослабнет или НАТО все-таки соберется с нами повоевать, а у латышей – готовый повод. Запад обязательно похвалит латышей за такую запасливость.

Есть еще одна причина – мелкая месть за российский транзит через Латвию, который Москва обрушила, запустив терминалы своего балтийского порта Усть-Луга. Только в первом полугодии 2020 года, грузооборот латвийского Вентспилского порта упал на 41%. «Латвийская железная дорога» сократила объем грузоперевозок на 52% и теперь отказывается от проектов модернизации, распродает подвижной состав и увольняет каждого шестого сотрудника. Обвинить тут Россию не в чем – наши грузы, куда хотим - туда везем. Но можно использовать территориальные претензии как основание для мелкого шантажа и оправдания своей агрессивной антироссийской политики.

И есть еще одна важная деталь: Возможно, где-то в глубине души, Латвия надеется вернуть Пыталовский железнодорожный узел, компенсировав потерю морского транзита из России. Даром такие узлы никто не отдает и не дарит, но все-таки, вдруг выгорит?