Санкт-Петербург

Последняя картошка великого физика

19 октября 1937 года ушел из жизни лауреат Нобелевской премии Эрнест Резерфорд
Гениальный ученый Эрнест Резерфорд. Фото: wikimedia.com

Гениальный ученый Эрнест Резерфорд. Фото: wikimedia.com

Однажды мне удалось спросить у Петра Леонидовича Капицы, любимого ученика Резерфорда: «Есть что-то такое, что явно бы отличало его от других людей? Столько всего успел сделать...

- Особое свойство интеллекта. Я бы так определил...

Биографы Резерфорда считают его безусловным британцем. Только родился он на самом краю света - в Новой Зеландии, в деревушке, довольно далеко от столицы. В семье - аж 12 детей... И как из такой-то дали - райской тиши выбиться в мир, который для него как другая планета?

Он и университет окончил на родине с отличием, но кто тогда мог представить, что тот юноша, увлеченно игравший в футбол и помогавший родителям в их фермерском деле, станет одним из величайших ученых...

Когда Резерфорд узнал, что ему присудили стипендию, дающую возможность работать в лучших лабораториях Англии, он швырнул лопату на землю и воскликнул, обращаясь к матери: «Это последняя картошка, которую я выкопал!»

Молодой человек собирался жениться, но ради блеснувшей надежды отложил свадьбу на неопределенное время - и был таков! На новом месте он углубился в исследования только что открытой радиоактивности, обнаружил альфа- и бета-лучи, просек их особливые свойства, о чем ранее и не подозревали, и стал профессором университета аж в Канаде. Ближе такой должности свободной не оказалось. Потом вернулся, создал теорию радиоактивного распада, при котором выделяется громадная волна атомной энергии, - и это открытие сразу же было признано во всем научном мире. Вот тогда, в 1908 году, Резерфорд и был удостоен Нобелевской премии.

Вскоре неутомимый новозеландец раскрыл строение атома, представив его как бы моделью солнечной системы, и начал первые опыты по расщеплению атомов и искусственному превращению одних элементов в другие.

Как же это было похоже на многовековые попытки алхимиков! И как не похоже - ведь Резерфорд делал все не по своей невероятной научной интуиции, а по расчету, следуя от формулы к формуле.

Все оборвала Первая мировая война. И чем же теперь занялся Резерфорд неугомонный? Принялся увлеченно разрабатывать акустические методы поиска немецких подводных лодок. Уже после войны создал знаменитую школу физиков, из которой вышли ученые с мировыми именами: Бор, Чедвик, Кокрофт, наши Капица и Харитон - оба сыгравшие важнейшую роль в создании советской первой атомной бомбы.

Еще об одном открытии невозможно не вспомнить. Резерфорд создал для Капицы как бы его собственную лабораторию - дав возможность самостоятельно воплощать свои замыслы. Видел в нем творца и мощную личность и, когда Капица возвращался работать домой, помог Советской России купить эту лабораторию с ее бесценным оборудованием. А ведь и самому ему пригодилась бы...

Широк и щедр душой был Эрнест Резерфорд. Огромное ему спасибо за это.