Санкт-Петербург
Коронавирус Covid-19

Геннадий Онищенко: А, может быть, нашествие коронавируса - это такая террористическая атака?

Депутат Госдумы и Академик РАН в день своего 70-летнего юбилея сделал несколько сенсационных заявления в эфире Радио «Комсомольская правда»
Геннадий Онищенко.

Геннадий Онищенко.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- ...Геннадий Григорьевич! Больше полугода мы живем с COVID-19. И чем больше ученые узнают о нем, тем больше мы удивляемся. Мы - обыватели... Настолько нестандартно ведет себя для нас этот вирус. Поражает практически все органы, системы. Вроде бы заразный, но, с другой стороны, в одной семье могут заболеть не все. В общем, уже даже скептики стали думать, не был ли этот вирус рукотворным, а, может быть, мутации его уже рукотворны? У вас какие ощущения?

- Коллеги, это очень древний вирус. Правда, открыт он был в 1957 году. На сегодняшний день описано примерно 34-37 типов коронавируса.

А если брать историческую ретроспективу, то первый факт встречи вируса с человеческой популяцией - это 12 год нашей эры. Даже еще татаро-монгольское иго не пришло к нам в страну, а он уже пришел.

Затем он был в 16 веке. Вот в 20 веке он как-то не отметился. Но в этом веке, начиная с 2002 года, SARS - тяжелый острый респираторный синдром.

В 2012 году - ближневосточный респираторный синдром. И вот 2019 год - это ноябрь месяц. Во всех случаях этому вирусу приходилось преодолевать межвидовой барьер, потому что в природе он существует в так называемых природных очагах.

И эти природные очаги - это там, где присутствуют мелкие млекопитающие, где живут перепончатокрылые, то есть, летучие мыши.

Поэтому вот это преодоление межвидового барьера, оно является ключевым в его жизни.

А так он существует и, может быть, мы даже еще не все типы описали. Поэтому ведет он себя крайне прогнозируемо, он, в отличие от обнаглевшего гриппа, который каждый год дает такую генетическую мутацию, что тот иммунитет, который был в прошлом году, на него не действует.

Кстати, в этом году мы будем иметь дело с тремя мутировавшими вирусами гриппа. Это H1N1, H3N2 и B. Но все они новые. Поэтому он достаточно прогнозируемый, он не так контагиозен, как грипп.

- А что это значит?

- Контагиозность - это способность заражать. Ну, смотрите, всего 41, пусть 42 миллиона не за полгода, а с ноября прошлого года, в этом году мы уже с вами прожили 9 полных месяцев, даже почти десять… Год он уже - и всего 42 миллиона.

Что касается гриппа, то тот поражает каждый год где-то от 400 миллионов. Причем, не за год, а за сезон. И до 900. Почти миллиард. Что касается его полиморфности, то есть, он так же, как и, кстати, коронавирус, эксплицируется в основном в легких и вся патология вокруг этого развивается. А что касается гриппа, у него клиника гораздо более…

Геннадий Онищенко в студии Радио "Комсомольская правда".

Геннадий Онищенко в студии Радио "Комсомольская правда".

Фото: Иван МАКЕЕВ

- То есть, Геннадий Григорьевич, правильно пишут те слушатели, которые говорят - что вы нагоняете страх, что вы раздуваете?...

- Вот тут я согласен.

- Ведь от гриппа умирает гораздо больше.

- Совершенно верно.

- Тогда в чем проблема?

- Самая опасная инфекция - грипп. Ну, представляете, здесь 42 миллиона. Там - начиная от 400 до 900 каждый год. Ведь, вы думаете, что, просто переболеть гриппом это такая…

- Но ведь локдауна не объявляли из-за гриппа.

- Вы не даете мне договорить, а я хочу к этому подойти. Так вот, все военные стратегии в мире говорят о том, что 21 век - это век гибридных войн. И в данном случае вот та часть, что вам люди сказали - «что вы так нагнетаете?», как раз непрофессионалы, они это усмотрели… идет гибридная война…

...Но та информационная атака, которая идет и особенно мне не нравится, как она идет на некоторых телеканалах - ну, просто безобразие!

- А в чем дело?

- «Число заболевших превысило 360 тысяч!» Ну и что? Что, 360 тысяч какая-то сакральная цифра, что ли?..

...То есть, это спланированная информационная террористическая атака, других признаков нет, и мы должны из этого сделать очень серьезные выводы.

Как с точки зрения медицинской, - все ли было так, где мы не доделали - это должен быть скрупулёзнейший анализ. И такой анализ готовится. Я надеюсь, что весенняя сессия общего собрания Академии наук даст этому научную оценку.

Геннадий Онищенко.

Геннадий Онищенко.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Проанализируются все обстоятельства. И в том числе специальные органы - не мы, медики - но вот эту информационно-террористическую атаку, которую мы наблюдаем с первого дня, тоже нужно проанализировать. Почему?

У нас в генетическом коде заложен страх. Я вот люблю приводить суфийскую притчу. Идет паломник из Багдада в Мекку, встречает по дороге чуму и говорит - ты куда идешь? Я, говорит она, идут в Багдад и хочу убить 5000 человек. Ну, разошлись. Потом снова встречаются на обратном пути и он говорит - почему ты меня обманула, ты же убила 50 тысяч? Она говорит - нет, я убила 5000, а остальные умерли от страха. Так вот, этот генетический страх в человеке перед инфекцией, он заложен. И он сейчас очень умело эксплуатируется...

- Кем и зачем?

- Война идет.

- И когда закончится?

- Обождите. Понимаете, война идет. Ведь, во-первых, остановились экономики. Две великих экономики - китайская и американская. Россия тоже остановилась. То есть, огромный урон нанесен всему. Я смотрю с точки зрения медицинской на этой дело. Я не специалист в экономике. Но, когда у нас на первой волне, мартовской, было остановлено оказание первичной медицинской помощи в любом медицинском стационаре, а основания были - все боялись, в то время мы еще не все знали об этом вирусе...

Мы перестали оказывать плановую помощь. А что такое неоказание плановой помощи онкологическому больному, когда он не получил в условиях стационара химиотерапию или радиотерапию? У нас в июле среагировало, мы в месяц получили на 16 или на 20 тысяч больше смертей. Это уже не коронавирус. Это было индуцировано коронавирусом.

- Это просто смертность.

- Да. У нас в России, кстати, на сегодняшний день за все время умерло 24 тысячи 986. А мы за месяц получили опосредованную, отсроченную смертность не от коронавируса, а от того, что мы не могли тогда оказать, я уж не говорю о том психологическом стрессе, который до сих пор нагнетается.

Разные люди есть. У нас нет данных, к сожалению, но я знаком с научными данными по европейским странам. Они говорят, что 30% людей находятся в состоянии уже не психологического стресса, а уже пограничного, с депрессивным состоянием, потому что это вызывает депрессию.

Ну, представьте себе, пожилая чета сидит в нашей пятиэтажке! Да еще в шикарной пятиэтажке, где совмещено все, кроме потолка и пола! И вот они месяцами там сидят. Во-первых, гиподинамия…. Если бы им выключили телевизоры, тогда было бы легче. Потому что любой телевизор - нагнетает и нагнетает… Коллеги, остановитесь! Давайте мы будем людям рассказывать о серьезной эпидемической ситуации. Мы будем серьезно с них спрашивать. Кстати, я уж об этом говорил, и сейчас скажу, что сегодня мы видим развернутую картину готовности стран к обеспечению биологической безопасности своего государства. И самую высокую степень готовности показывает Китайская народная республика.

- А Россия?

- Слушайте, дайте договорить! Китай на сегодняшний день с ноября месяца, уже почти год, у него заболевших всего 85 тысяч 715. Это на сегодняшнее утро! 85 тысяч на огромную страну!

- Это мало.

- Это вообще ничто. Так вот, у Китая на сегодняшнее утро 6,4 на 100 тысяч населения. Это интенсивный показатель, по которому мы сравниваем интенсивность процесса. У нас он 981, а у США - 2466...

- Ага! Значит, мы не самые последние в этом ряду?

- Ещё бы! С весны же учим народ носить маски, перчатки...

- Уже говорят - перчатки, наоборот, вредны.

- Все, что защищает от коронавируса - не может быть вредным. Включая дезинфицирующие средства. И на юг - включая Турцию, нечего нестись, сломя голову.

Нам - до Китая и до Кореи - конечно, далеко. Но школа ношения масок уже сформировалась. Это входит в привычку.

К сожалению, не у всех...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Неизвестный Онищенко: Врач, который спит на полу, обожает острый перец и не боится снайперов

Самый необычный медик и политик, бывший главный санитарный врач России, а сейчас - депутат Госдумы в день своего 70-летия рассказал «КП» о малоизвестных деталях своей биографии (подробности)