Санкт-Петербург
Общество

Михаил Ефремов поклялся не пить и получил на полгода меньше

Не помогла актеру и трёхмиллионная компенсация
Актер Михаил Ефремов, осужденный на 8 лет колонии за гибель человека в ДТП, перед началом рассмотрения апелляции на обжалование приговора на заседании в Мосгорсуде. Фото: Снимок с видео/Пресс-служба Мосгорсуда/ТАСС

Актер Михаил Ефремов, осужденный на 8 лет колонии за гибель человека в ДТП, перед началом рассмотрения апелляции на обжалование приговора на заседании в Мосгорсуде. Фото: Снимок с видео/Пресс-служба Мосгорсуда/ТАСС

В Мосгорсуде, 22 октября, прошла апелляция по делу о смертельном ДТП с участием Михаила Ефремова. Сайт kp.ru вел прямую трансляцию с места событий.

За время двухдневного перерыва между судебными заседаниями защита Ефремова успела рассчитаться с родными курьера, заплатив на троих человек 3 миллиона рублей. Родня собиралась требовать компенсацию через суд, но, понимая всю важность финансового вопроса для приговора, Михаил Олегович решил расплатиться добровольно.

Во второй день рассмотрения апелляции в суде должны были выслушать представленного защитой Ефремова эксперта и с его помощью решить, был ли в момент аварии пристегнут курьер Сергей Захаров. Ремень безопасности на погибшем - важная деталь, которая могла повлиять на приговор. Трио защитников - Петр Хархорин, Владимир Васильев и Роман Филиппов - собирались доказать, что к летальному исходу привело не только столкновение с джипом артиста, но и несоблюдение водителем норм безопасности. Плюс полное раскаяние, признание вины и компенсация ущерба - с такими слагаемыми Михаил Ефремов, по мнению адвокатов, имел все шансы на смягчение сурового восьмилетнего приговора.

В качестве эксперта выступила Елена Кучина - врач, судебно-медицинский эксперт с 15-летним стажем. Она пыталась убедить суд в том, что по характеру травм видно: пристегнут курьер не был. Также защита представила важный аргумент в поддержку этой теории - так называемую заглушку.

- В автомобиле Сергея Захарова обнаружена заглушка - специальное устройство, чтобы при непристегнутых ремнях безопасности система не пищала постоянно и не нервировала водителя, - объявил Петр Хархорин.

Команда представляющего интересы потерпевших Александра Добровинского попросила не приобщать к делу фотографии заглушки, «полученной неизвестно каким путем». И суд после некоторого раздумья встал на сторону Добровинского, развеяв надежды на существенное смягчение приговора.

«ПРЕКРАЩАЮ ОТНОШЕНИЯ С АЛКОГОЛЕМ»

Спасти Ефремова мог в данной ситуации лишь он сам - все-таки талантливый актер мог произнести свою последнюю речь так, чтобы зацепить судей. В своем обращении Михаил Олегович говорил не только о раскаянии и готовности искупить вину, но и об оказанном на него «дурном влиянии».

- Тут не верят, что Эльман Пашаев (предыдущий адвокат актера. - Ред.) оказывал на меня давление, - говорил Ефремов. - Он появился на второй день после аварии как снег на голову, позвонил моему директору. А далее убедил меня отказаться от признания вины, обещал добиться оправдательного приговора...

Самое ужасное, что делал Пашаев, - оскорбительные речи в сторону потерпевших. Я несколько раз просил его этого не делать. Думаю, он не понял всей серьезности моего дела, хотя говорил: «Положись на меня, я лучше знаю». И я пошел у него на поводу. Я же сидел дома, ничего не знал, общался только с ним... Когда в суде Добровинский спросил меня: «Вы согласны во всем с Пашаевым?», Эльман под столом ударил меня ногой. И я сказал: «Да». Постоянно что-то врал мне. Я совершил большую ошибку с этим адвокатом.

Я слышал, что человек, который убил двух детей за рулем и пытался скрыться с места ДТП, получил 5 лет колонии. Извинения потерпевшим я принес сразу, мне их безумно жаль, они потеряли близкого человека. Я полностью признаю свою вину и раскаиваюсь в совершенном мною беззаконии.

Эта трагедия разделила мою жизнь на две части. Я был артистом, смельчаком, много работающим. В новой жизни я плохо сплю и постоянно думаю о Сергее Захарове. Я прекращаю все свои отношения с алкоголем и вряд ли когда-нибудь снова сяду за руль.

Я бы хотел поставить памятник Сергею Захарову, если родные не будут против. Я смогу это сделать,если буду работать. У них открыт фонд, я мог бы перечислять туда деньги.

Уважаемый суд, у меня есть дети, и я бы очень хотел принимать участие в их воспитании. Прошу вас проявить снисхождение.

Добровинский отреагировал на спич Ефремова так: «Михаил Олегович, сегодня я впервые услышал от вас нечто человеческое, до этого были только гадости в мой адрес и в адрес потерпевших. Очень жаль, что я услышал это так поздно. Прошу суд не изменять меру наказания».

И суд вновь прислушался к защите потерпевших - срок снизили на символические полгода. Адвокаты актера заявили, что будут обжаловать приговор в кассации.

- Мы ожидали, что снизят хотя бы года на два, - сказал «Комсомолке» адвокат Владимир Васильев. - Видимо, через 10 дней Михаил Олегович уже отправится по этапу...