2018-04-02T12:33:07+03:00

Путь к России

Один из идеологов движения «Наши» Борис Якеменко размышляет о судьбе страны
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Мы живем в удивительной стране, называемой Россия

Полуживем-полусуществуем, поплакивая о счастливом прошлом (все равно те, кто плачут, на самом деле не знают, что там было) и поглядывая с известно русской, озвученной мудрым Гоголем надеждой в смутное, но обязательно счастливое будущее - не сейчас, так позже, не нам, так нашим детям. «Наши дети будут в Мекке, если нам не суждено».

Ах, Саша Черный, что изменилось с тех пор? И где та Мекка, в которой ты сейчас? Но как бы там ни было, прошлого уже, а будущего еще нет, мы живем в настоящем, в котором, как говорят пессимисты, все безотрадно, холодно и как-то не по-западному, а оптимисты уверяют, что так оно было всегда и чего это вдруг мы только сейчас все это обнаружили. Могло ведь быть и хуже.

Гибнет Россия? Ну так и что, не погибла же раньше, авось и сейчас как-нибудь, тихой сапой, по кривой, которая всегда куда-то вывезет. Заводы стоят? Ну так ведь стоят же, не развалились пока. Поля зарастают? Так надо присмотреться, чем, может, и это есть можно? Ракеты устарели - так это хорошая примета. К миру на земле. Да что там, как-нибудь проживем, как говорил коротышка, плывущий на дурацкий остров. Придет рано или поздно новый Михаил Романов и нас возглавит, новый Иван Сусанин без всякой дудочки уведет интервентов, воров и шарлатанов в болото (уж чего-чего, а этого добра в России...), новые Строгановы дадут денег на армию и заводы, а новый Столыпин спасет крестьян...

И заживем. Как у Христа за пазухой.

Вместо всех указанных выше может прийти Америка, говорят отдельные пессимисты, и все забрать. Станем колонией, полезем на кедры за шишками... Замаячат за спинами господа в пробковых шлемах, шортах и со стеками... Еще глубже усвоим истину мистера Вандендаллеса: «Каждый человек есть обязан знать, как выглядывает американский доллар. Доллар есть самый культурный предмет в Америке, а значит - и во всем мире»... Научимся на каждый вопрос отвечать «да, масса», будем делать то, что нам говорят, условная единица станет безусловной, а на флаге США появится еще одна звездочка - красная, из уважения к нам... Но ведь за это нам всем починят дороги, подъезды и трубы, подметут улицы и заводские цеха, а каждому дадут домик, траченную временем машину, прибавку к пенсии и бесплатную улыбку в «Макдоналдсе». Что такое суверенитет, нация, история, страна? Слова. Буквосочетания. Страницы из учебника. Не пощупать и на стенку не прибить. Сто значений у каждого слова. А деньги, домик, трубы - это понятно, конкретно и осязаемо. И значение у каждого слова только одно. Вон в Сербии, Грузии, на Украине... Хуже стало? Нет. Значит, будет только лучше.

Разве не так? Это ведь законы военного и послевоенного времени. После войны США подмяли под себя обескровленную Европу - до сих пор вышибить доллар с европейского рынка не могут. И Россию возьмут просто потому, что она слабее. А если слабый еще и богат?! И странно думать, что вместо того, чтобы прийти и взять, они вкладывают в нас деньги, чтобы мы отлежались, пришли в себя, встали и ничего им не дали.

Так не бывает

Не допустим - говорят другие. Россия не нужна Западу, а нужен лес, уголь, нефть. Закончится история, русские пойдут за шумерами в учебники истории Древнего мира. Но разве так не было раньше? Разве никогда не стоял вопрос «мы или они»? Стоял. Последний раз совсем недавно, еще на памяти наших родителей. Все помнят, что шестьдесят лет назад тоже пришли навести порядок, распланировать страну, позаботиться о будущем. И думали, что все будет, как планируется: зимой в Москве, а весной следующего года - на Урале. Кто же пойдет воевать за колхозы, ограбленные церкви, концлагеря и «чудесного грузина»? Открывали церкви, упраздняли колхозы, давали землю. Ну что плохого? А неблагодарные туземцы встали и пошли. Все вместе это называлось СССР. Не согласились на землю из чужих рук, на кем-то запланированное счастье. Некоторые из несогласных живы и сейчас, и как быть с ними? Если согласимся, то как объяснить, что случилось с нами за эти годы? И вдруг потомки не поймут?

Ну мы-то ладно. А власть? Она то что? А власть ведет себя очень правильно. Они сами по себе, мы сами. Все торгуют - и они тоже. Немножко лесом на мебель, немножко землей под домики, немножко нефтью для денег, немножко властью ради спокойствия. Других нет, так что и трогать не надо. А то как бы хуже не стало.

А они просто сидят и ждут. Неосознанно, подсознательно ждут.

Придут американцы - они предъявят им эдакие синенькие папочки с золотистой вязью «к докладу». А в ней - заслуги. Художественная проза. Как пекли хлеб, как наполняли солонки, шили полотенца, не останавливали экстремистов, не уничтожали бандитов, не работали, не строили, не помогали... Готовились. И будет опять все по-прежнему. Даже не заметим, что страна уже другая. Не наша. Лица-то везде те же самые. Значит, как нас колпачили, так и их колпачить будут.

Кстати, наверное, будет интересно. Сейчас, привыкнув к тому, что кровь с экрана никогда не льется в комнату, а убитые герои потом спокойно делятся впечатлениями в ток-шоу, мы с интересом смотрим, куда все-таки придет страна. Ведь действительно интересно. А когда рванет, во-первых, скучно не будет, а во-вторых, опять же любопытно - где это мы все окажемся?

А, может быть, все-таки стоит попробовать?

Хуже-то не будет. Все равно молодежь не знает, чем заняться, - пьет пиво и слушает музыку. А взрослые тихо крестятся: «Да и слава Богу. А то поднимут козырек бейсболки, оглянутся по сторонам - такого наколбасят. Не разгребешь».

А кому же колбасить, как не им? И когда же, как не между 17 и 25? Ведь шестьдесят лет назад те, кому сейчас 80, прожили всего 18 - 20 лет. А те, кто остался в шахтах, канавах, на полях под танками, в засыпанных бомбами окопах меньше нынешних жить, что ли, хотели? Ждали, что ли, кто первый воевать пойдет? Как в метро - кто первый старухе место уступит. Страну они не грабили, на комсомольских собраниях грязное белье не полоскали - так кто, если не они? Пусть попробуют. Справятся. Гайдар вон, в 14 лет полком командовал, Карл XII в 16 лет битвами руководил.

«Что делать? - спросят они. - Куда идти?

Не хотите делать сами, так хоть подскажите».

Пройти по коридорам, по кабинетам - хоть по рваному провинциальному линолеуму, хоть по мрамору больших городов, повернуть ручки, войти - и на вас тоскливыми глазами взглянет и начнет мямлить про ценности демократии пораженец.

В 1991 г. они отдали огромную страну, которую до этого грабили 70 лет. Продавали все - от нефти до яиц Фаберже, платили копейки, чтобы все были равны в нищете. Было душно, голодно, серо и тоскливо, страна медленно валилась набок, подпираемая нефтяными трубами. В конце концов ее потеряли. Пришел бывший секретарь Свердловского обкома, хмуро обвел всех взглядом, пробурчал: «Ну и что собрались? Нечего тут. Хватит. А ну, гэть. По домам, по домам». И разошлись. Оглядываясь, недовольно бурча и покрикивая, как Хлестаков: «Я вообще-то... Со мной не советую... Ишь ты. Разошелся. Ты смотри, не очень-то, а то мы тебя знаешь как... Как в октябре семнадцатого». Скрылось, затихло за горизонтом бурчание. Ничего не произошло, но осадок остался.

Пришли новые хозяева и приступили к делу. 5 - 8 лет, и все ловко перешло в несколько десятков проворных умелых рук. Оказалось, что после коммунистов, после семидесятилетнего грабежа еще много чего осталось. «Государство - это они» - Людовик был бы доволен. Бессмертные Кощеи, новая аристократия вольготно закачалась на ветках рядом с русалками. Стреляют в них, бросают арканы, а они, как кот Бегемот, целые и невредимые только прыгают с каминной полки на гардину и обратно и бурчат: «Решительно не понимаю такого обращения со мной. И напоминаю - кот древнее и неприкосновенное животное».. Оффшорная аристократия. С Кощеем, как известно, можно было справиться, найдя и уничтожив яйцо. За десять лет эти сложили свои яйца в оффшор. Отправили туда вместе с женами, детьми и родственниками. Их жизнь там, в оффшорах, здесь они появляются по настроению, когда надо присмотреть новый кусочек для освоения. А поди передави там их эти яйца - жизни не хватит.

«И это пройдет». Прошло. Вернее, прошли. Кто-то шмыгнул на Запад, кто-то воссоединился в оффшоре со своими сейфами, кто-то, прихлебывая баланду из помятой алюминиевой миски, думает: «Кажется, я сделал что-то не так». Пришли новые - бюрократы, пораженцы, серые скучные лица с глазками-бусинками, прижатыми ушами и головой, как флюгер. Всегда по ветру. Как надо - не знают, но признаться боятся. Потихоньку тянут назад - впереди-то бог весть, а сзади-то все понятно. Каждый из них когда-то в лучшие годы был в обкоме, райкоме, горкоме, директором, чиновником, секретарем, завхозом. Первые две компании промотали страну, были у власти. Третьи ни туда - ни сюда. Ни то ни се. Ни бе ни ме. Пары лет хватило, чтобы понять - с этими далеко и быстро не уйдешь.

Так куда идти?

Для начала - куда не надо идти. Как в детстве - прежде всего надо объяснить, чего нельзя. Все остальное можно. При социализме жили - туда больше нельзя. Очереди, карточки, единогласность, «брови черные густые, зубы белые вставные...», изоляционизм. И СССР - все-таки не Россия. Сегодня стену не построишь. Повесит Запад спутник над Сибирью - и на всех каналах будет то, что нужно им, а не нам. Так что туда, за коммунистами, нельзя. Контрреволюция не нужна.

При либерализме жили - туда тоже больше нельзя. Россия как придаток - не Россия. Когда человек добывает деньги на жизнь продажей мебели, кастрюль и сантехники из собственной квартиры, надолго его не хватит, да и уважения даже среди дворников он не стяжает. Хорошо еще, когда квартира своя. А когда общая - тогда дело дрянь совсем. Свобода, равенство, толерантность права человека хоть и красивые слова, но все-таки слова. Голосовых связок и диафрагмы игра и грудобрюшной преграды работа. А нефть конкретно в машине горит. А газ непосредственно на плите кастрюлю греет. И не согласиться с этим нельзя. И если где-то так все устроено, что чем больше прав, тем меньше газа, то туда нельзя. За «либералами» нельзя. В оффшор высасывать страну нельзя. Так что опять же контрреволюция не нужна.

Тогда остается по-восточному мудрый срединный путь. Технологичная по-западному экономика, четкая по-российски идеология и сильная по-российски власть, демократичные по-западному порядки, укрепление по-российски традиций и культуры. Иными словами - модернизация страны, построение пророссийской модели гражданского общества и у власти - талантливые, конкурентоспособные люди. Именно те, кому от 17 и дальше. Именно те, кто должен аккуратно подойти к засиженным креслам, к дубовым столам и после тяжелой паузы эдак выразительно глазами на дверь - пора, мол, по домам. Караул устал.

Казалось бы, борьба сегодня не в моде. Зачем? Чтобы колбаситься в формате на дискотеке, не нужно бороться. А перестал плясать, огляделся по сторонам: «Фуу, как все плохо. А у них-то...» И на Запад. За три, пять тысяч долларов сидеть в офисе от восьми до пяти и скучать: «Вот с этими бы деньгами да назад - вот где жить-то можно».

Правильная мысль. Уже тепло. По ней, как по веревке, можно выбраться к еще одной, очень важной мысли - там, на Западе, наша молодежь никому не нужна. Там уже все давно занято своими, и пришельцу никогда не уступят места, везде торчат локти. Никто не даст определять судьбу не то что страны - даже конторы по производству опилок для копчения колбасы, в которой и суждено закончить свои дни. Именно Россия сейчас и есть то место, где можно заработать право определять свое будущее. И это главное. А за ним придут и деньги, и все остальное. Именно сейчас и именно здесь в море бездарностей очень нужны толковые, мыслящие люди. Где в океане воров должны встать острова честности и порядочности. Где никто не мешает.

Главный вопрос - кто поведет

Кто знает, куда идти, а самое главное, как? Если посмотреть, кого несут по кочкам коммунисты, с чьим именем со страшным сердцебиением вскакивают по ночам либералы, то станет понятно, кто он. Кого ругают и проклинают, кто похож на известного персонажа из притчи о брате-монахе из общины Франциска Ассизского:

- Господи, я сорок лет молюсь тебе, но ни разу не видел тебя. Где ты? Есть ли ты?

- А я сорок лет стою прямо за твоим плечом, - раздался внезапно тихий голос.

Путин

Взглянуть по сторонам - тоже все кричат, бегают, суетятся: «Где он? Куда идти? Кто знает? Кто поведет?»

Он знает. Ведет уже пятый год.

Но всем нужно все и сразу, и поэтому он никак не может угодить. Как райкинский директор: «Хорошо одевается - пижон, плохо одевается - жмот». Представим профессора, который полон сил и энергии, хочет созидать и двигать вперед науку, у него горят глаза и уверенная походка. Он знает, как нужно и что нужно. Требуется научный центр и немного людей. Всего-то.

- Знаете, профессор, мы очень ценим ваш порыв и искренность, - кладут ему на горячую голову освежающий компресс, - и дадим вам научный центр. Какой вы молодец - всем бы так. К сожалению, стекол нет, света нет, нет и отопления. Отсутствует пролет лестницы между пятым и шестым этажами, в мусоропроводе кладбище помойных котов. В писсуаре за неимением раковины все моют руки. Оборудование раскрадено, и нового не предвидится, персонал вечно пьян, не работал уже много лет, отстал не то что от науки - от жизни. На данное здание, кроме вас, сто конкурентов, которые просто хотят его продать под казино - плевали они на науку. И это еще не все. Готовы? Хоть завтра приступайте к делу.

- А поможете? Ведь надо не только за расчетами следить - надо и стекла вставлять, и трубы менять, - не сдается профессор.

- А это от вас все зависит. Как работать станете. Нам сначала погодить надо, к вам привыкнуть, присмотреться. Жили, жили спокойно, а тут накося. Нельзя ведь эдак сразу. Пойдет дело, оправдаете надежды - тогда и поговорим. Мы ведь в вас верим - разве этого мало. Мы ведь вам даром вон какое здание отвалили - бери и радуйся. Все для вас сделали - так что пора и вам для нас, так сказать...

И гаснет, тухнет пылкий профессорский взгляд, и вот уже невольно срывается с губ: «Да чтоб вы все...»

Путин знает, куда идти и как, а все орут, что не знает никто, собирают барахлишко и ставят в квартиры сейфовые двери. Как глухие. Путин зовет из партера, с галерки на сцену, к себе: «Давайте вместе, кто как может. Главное, чтобы вера была». А в ответ: «Это еще погодить надоть. Не шевели нас попусту. Мы тебе вон сколько, а тебе все мало. Беспокойный ты. Маячишься на свете сам и нас с печи снимаешь».

А ведь один он не справится.

А если и справится - тогда мы ему зачем такие? Пусть живет один в стране - имеет право. Вот в чем дело. Не построим фундамент вместе - кто будет дальше строить дом? Где будут жить дети?

Патриотизм плюс Модернизация плюс Демократия - будет завтрашняя Россия и завтрашнее Движение, которое объяснит и поведет в своих рядах. Люди поймут и поддержат - еще никто и никогда не выступал против продвижения профессионалов на необходимые и требуемые для модернизации страны позиции. А если Америка волноваться начнет - прочесть ей книгу Паршева «Почему Россия не Америка». А если и тогда не поймут - аккуратно, методом общественного убеждения, чтя Уголовный кодекс и Библию, указать им и их сторонникам на неправоту выбранных позиций. Мы не против Запада - еще Ленин призывал «черпать обеими руками хорошее из-за границы». Мы только за право черпать самостоятельно и что хочется. Против одного Хозяина во всем мире. Против Вашингтонского обкома, непогрешимого, как Божий суд.

Времени нужно лет пять. До 2008 года создать систему отбора и подготовки талантливой молодежи - ведь она есть, и надо ее найти. Подготовить, объяснить, доказать, убедить. Пожать руки, вывести в свет и начать перезагрузку. Тихо, спокойно, уверенно, не спеша, дружелюбно сжимать кольцо вокруг кабинетов. Будут сопротивляться, кричать, заглядывать в глаза: «Да неужели страна развалится? Да вас обманули». Тогда надо просто спросить:

- А вы верили в 1989 г., что страна через два года развалится. Нет? Мы просто умнее вас. Спасибо за опыт.

И не будет ни «ситцевых», ни «бархатных», ни «сатиновых» революций. И будет Россия совестью планеты, независимой и великой страной. И нам спокойно будет, и предкам, и потомкам.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Борис ЯКЕМЕНКО. Историк, общественный деятель. Читает курс лекций «История русской культуры» в Университете дружбы народов. Один из инициаторов создания и идеологов молодежного движения «Наши».

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПОЛИТОЛОГОВ

Сергей МАРКОВ:

- Очевидно, что это не статья, а декларация. Декларация нового движения «Наши». Цели этого движения уже проявлены - обеспечить суверенитет страны во время возможного политического кризиса, который может развиваться в России по технологии «цветных» революций. В этой декларации движения предприняты попытки очертить его идеологию. Отрадно, что это не идеология «оранжевой» контрреволюции, а скорее «оранжевой» эволюции, поскольку проглядывается недовольство неразвитостью страны, засильем олигархии и некомпетентной серой бюрократии. Здесь есть не только охранительный момент («не допустим новых потрясений для России»), но и революционный момент («не допусти погружения в болото - обеспечим развитие страны»).

Это попытка выработать идеологию модернизации страны. Пока еще очень робкая, написанная не в виде прямых политических деклараций, не в виде лозунгов, обращенных к миллионам сограждан, а в форме полуфельетона - полуэссе. Но, с моей точки зрения, это свидетельствует о том, что Кремль потихоньку начал излечиваться от тяжелейшей болезни - идеофобии, то есть боязни идеологии, страха перед участием собственного народа в политике. Но с основными тезисами надо согласиться: модернизация, демократия, суверенитет. Не бюрократическая контрреволюция или «оранжевая» революция, а «оранжевая» эволюция - сделать Россию Европой, сохранив русскую душу, и сделать это самим.

Александр ДУГИН:

- Эта декларация соответствует всем требованиям и формату самого движения «Наши». Автор пересказывает на молодежном языке общие места из дискурса политической элиты эпохи Путина, где к ельцинским «демократии» и «модернизации» добавились «патриотизм», «изоляционизм» и «антиамериканизм». Они явно рассчитывают на симпатии Кремля. Основные моменты в тексте дают основание предполагать, что эту симпатию они стяжают. Трудно сказать, какой это даст эффект в современной российской молодежи - либо слишком пассивной, либо, наоборот, радикальной, либо уже скупленной «оранжевыми», но инициатива «Наших» своевременна, предсказуема и оформлена по законам жанра.

В любом случае лучше мобилизовать молодежь в патриотическом ключе (пусть даже наивно, несколько неопрятно и по-пиаровски оформленном, как в данном тексте), чем отдавать ее на откуп американским сетевым технологиям, которые уже вплотную этим вопросом занимаются, готовя к 2008 году проблемы не только нынешней власти, но самой России. Как ранее было справедливо высказывание одного из раскаявшихся диссидентов «Целились в СССР, попали в Россию», сегодня так же актуально: «Сражаясь с Путиным, добивают Россию».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также