Санкт-Петербург
Звезды

Полина Дашкова: «Я пишу в классическом ключе, в традициях русской литературы»

Эстонию с творческим визитом посетила одна из самых популярных писательниц современной России

Полина Дашкова – женщина с необыкновенным обаянием, которое излучает ее острый пронзительный взгляд. Четкое, несмотря на свою образность, мышление. Ясные, иногда жесткие формулировки, не оставляющие места для двусмысленных толкований. Она избегает обтекаемых, пустых, ничего не значащих фраз. Беседовать с ней легко и приятно.

- Полина Викторовна, какие пути-дороги привели Вас в Эстонию?

- Я очень рада, что медиа-клуб «IMPRESSUM» пригласил меня в Таллин. В последний раз я здесь была лет двадцать назад.

Изменилось, конечно, очень многое. Был период, когда казалось, что Эстония – это не просто другая страна, а другая планета. Такие были жесткие, напряженные отношения. Сейчас это должно измениться.

Клуб «IMPRESSUM» - это не просто новая международная гуманитарная организация. Это шаг к примирению.

В свое время журналисты, идучи на поводу у оголтелых политиков, сделали все возможное, чтобы поссорить два народа, которые очень между собой связаны, которые были дружны. Всякое бывало, но все-таки это была дружба и взаимная теплота. И восстановить это тоже должны журналисты - люди, которые формируют общественное мнение, которые на него влияют. И я надеюсь, что у клуба «IMPRESSUM» все будет хорошо.

Творить по понятиям

- Поговорим о Вашем творчестве, планах, задумках...…

- Пожалуйста.

- Как Вы - интеллигентная московская женщина - пришли к детективу?

- Давайте определимся с терминами.

- Давайте. Что такое детектив?

- Классический – англоязычный, франкоязычный – детектив представляет собой шахматную партию писателя с читателем. Строится он по принципу классической древнегреческой трагедии, когда происходит событие, кипят страсти, совершаются преступления и так далее. А потом спускается Бог, который все объясняет, всех судит и расставляет всех по своим местам.

Герои классических детективов – это Пуаро, Шерлок Холмс, Мегре...… Это весьма схематично, несколькими штрихами набросанные персонажи. Мы почти ничего не знаем ни о них, ни об их прежней жизни.

В русской литературе такая схема невозможна, потому что русская литература построена на сопереживании герою. И если героиня - старая дева, то автор обязан рассказать, что с ней случилось, и какая у нее была несчастная любовь. С русским, российским читателем, воспитанным в традициях классической русской литературы, в шахматы играть не стоит. Он не поймет. Он привык к совершенно иному.

Поэтому, когда сейчас всех популярных, востребованных авторов причисляют к детективному жанру, то это просто безграмотно. Никто из них детективов не пишет в классическом смысле этого слова.

- А что пишете Вы?

- Бог ведает. Я пишу в классическом ключе, в традициях русской литературы. Но на новом витке времени. Изменился ритм жизни, поменялось мировосприятие. Человек современный, он все равно остается таким же человеком, каким он был в девятнадцатом веке, но живет-то он по-другому. И писатель должен соответствовать этому ритму, убыстрению времени. В его произведениях должна быть динамика, какие-то события.

А если мы будем называть всякое литературное произведение, в котором происходит убийство, детективом, то мы должны начинать с Гомера.

- Но мы можем начать с Достоевского…...

- «Преступление и наказание» - это ни в коей мере не детектив, хотя современники и критики называли Достоевского «дешевым криминальным беллетристом». «Преступление и наказание» - вне закона детективного жанра, поскольку мы с самого начала знаем, кто убил и почему. Если ориентироваться на преступления и убийства, то тогда каждая трагедия Шекспира – тоже детектив.

- Вы хотите сказать, что детектив – это лишь форма для привлечения внимания читающей публики?

- Я Вам объясню, что это. Когда формировался нынешний российский книжный рынок, нужно было непременно как-то все обозначать. Вся литература должна была быть жанровой: «дамский роман», мелодрама, фантастика, триллер, детектив…... Иначе было неудобно торговать.

Но поскольку настоящая литература начинается там, где заканчивается строгое следование этим жанровым определениям, то началась вся эта путаница. С одной стороны, это безграмотность, с другой - грубый коммерческий прием.

- Вы как-то сказали, что издательский бизнес в России мафиозен и жесток. Я правильно процитировал?

- Конечно. Хотя сейчас он уже не так криминален, как в начале и середине 90-х годов. Тогда убивали. Но убивали на самом деле из-за учебников. Поскольку самое выгодное для издательства – это выпускать учебники. Тогда шла борьба за то, кому издавать учебники и в каком количестве. Поэтому и были заказные убийства.

Два имени - одна судьба

- Когда Вы понесли свою первую рукопись в издательство, Вам навязали детективный жанр и псевдоним?

- Моя первая повесть называлась «Виварий». Когда я принесла рукопись в издательство, то мне сказали, что слово «виварий» мало кто из читателей знает. Поэтому повесть переименовали в «Кровь нерожденных».

С псевдонимом вышла смешная история. Это все было сделано по моему легкомыслию. Сейчас я бы на это, конечно, не пошла. Моя настоящая фамилия Поляченко. А издателям почему-то казалось, что у автора-женщины должно быть женское окончание «-ова» или «-ая». И все это делалось в ужасной спешке. Мне позвонили через два-три дня - мол, срочно приезжайте, подписываем договор, мы издаем вашу книгу. Тут же сказали, что надо поменять название и взять псевдоним.

Для меня это было что-то вроде игры. Я всем своим друзьям и знакомым говорила: придумай мне псевдоним. Сначала думала использовать фамилию мужа – Шишов. Но издатели сказали мне, что там два «ша» и это неблагозвучно. Кроме того, был еще один писатель с похожей фамилией. Следующие варианты - фамилии моих бабушек и дедушек – оказались слишком красивыми и подходили, как мне сказали, для «дамского романа». Тогда мне и сообщили, что то, что я написала, будет называться детективом.

И я стала играть, словно собирая конструктор. Дашкова - от имени моей младшей дочери Даши, а имя Полина - от моей фамилии. Я действительно отнеслась тогда к этому очень легкомысленно. Ну, ладно, псевдоним так псевдоним: в литературе их очень много было. Сейчас я, наверное, не стала бы брать псевдоним.

Хотя в его наличии есть свои преимущества. Например, я менее доступна для всяких неприятных людей. Найти мой адрес или номер телефона было бы значительно проще, если бы я существовала под своим настоящим именем. Сохраняется некоторая дистанция: есть моя публичная жизнь, а есть моя частная, личная жизнь. Между ними существует дистанция, потому что я человек узнаваемый и известный. А мне хочется отставить себе укромный уголок личной жизни.

Жалеть о том, что появилась Дашкова, как-то глупо. Что случилось, то случилось. Я уже привыкла, этот псевдоним стал мне как родной.

- А раздвоения личности не происходит?

- Если взять мистическую сторону этого дела, то считается, что если меняешь имя, то меняешь и судьбу. Я не поменяла судьбу, я просто немножко прикрылась. Есть мое официальное публичное имя, с которым мне удобно. Но это мое имя. Это я. Раздвоения личности нет.

- Откуда Вы черпаете сюжеты для своих романов? Все-таки сюжетная канва Ваших произведений получается криминальной.

- Не всегда. На самом деле преступление нужно потому, что в острой ситуации характеры проявляются ярче. Я не бытописатель. Мне нужны динамика и события как средства раскрытия замысла, идеи. Самое главное для меня – это идея, что я хочу сказать и зачем. Если это можно сформулировать несколькими словами, то это уже не сюжет.

При остром столкновении двух характеров возникает ситуация протагонистов. Что-то должно произойти, чаще всего преступление. Хотя это не обязательное и не необходимое условие. Преступление нужно для того, чтобы лучше и динамичнее развивался сюжет.

А сюжеты я придумываю. Существует особое писательское зрение. Мимо какого-то незначительного эпизода миллионы людей пройдут и ничего не заметят, а писатель что-то улавливает своими «внутренними локаторами». И этот эпизод может запасть, как зерно, и ты начинаешь эту ситуацию внутри развивать. Она начинает обрастать деталями и персонажами.

А вообще в основе каждого литературного произведения лежат вопросы, на которые нет ответов, но которые постоянно мучают людей: быть или не быть, что важнее - долг или счастье и т.д. Дальше это может развиваться в сюжет, а может и не развиваться.

Не верьте слухам

- Правда ли, что одно время Вы долго переписывались с заключенными?

- Неправда. Давайте мы не будем комментировать интернетовские байки.

Когда я работала в отделе литературы журнала «Сельская молодежь», то отвечала на письма, а также писала ответы авторам рукописей, приходивших в редакцию. А поскольку очень большой процент пишущих людей были из зоны, то мне приходилось им отвечать.

Один раз я вступила в переписку с человеком, который мне показался достаточно интересным. Но когда я узнала, что он сидит за групповое изнасилование, я прекратила с ним переписываться.

- Есть ли у Вас какое общение с криминальным миром России?

- Постоянных связей нет, но у меня были всякие случаи.

Например, ко мне обратился сын одного довольно крупного криминального авторитета, который считал, что его жизнь – это готовый роман. Но у него, бедняжки, совсем не было времени, чтобы все это написать, и он хотел меня нанять для того, чтобы я описала его жизнь. Я не стала этого делать, потому что я этим не занимаюсь.

- Почему?

- Есть железное правило: чтобы бандиты вас не трогали, никогда не берите у них денег. А с этим сыном авторитета я пообщалась и поняла, что никогда не сделаю его главным персонажем, поскольку он слишком примитивен для этого. А как промежуточное лицо, как третьестепенный характер он пригодится. И сама ситуация мне помогла придумать сюжет романа «Золотой песок». А изобразила я этого человека в романе «Чувство реальности», он там проходящий персонаж.

Точно так же ко мне обращались люди из правоохранительных органов, которые тоже полагали, что я должна описать их жизнь или жизнь их погибшего начальника. Я за это не берусь. Как я говорю, я в неволе не размножаюсь. Я на заказ ничего не пишу.

- Никогда?

- Один раз я это сделала. Была в правоохранительной системе России такая структура – РУБОБ, боровшаяся с организованной преступностью. И у них был юбилей, к которому они издавали шикарный «генеральский» сборник эссе, написанных по реальным делам, которыми они занимались. Мне было просто интересно посмотреть эти дела, и я с удовольствием написала два документальных эссе. Но это не беллетристика.

- Чтобы быть независимой, нужна какая-то материальная самостоятельность…...

- Надо писать так, чтобы тебя покупали. Я заработала себе право писать роман столько, сколько мне нужно. Нужно год – пишу год, надо два – два. Мои романы переиздаются, и я живу на то, что называется роялти. Я не завишу от аванса, который мне выплачивается за только что сданную рукопись. Я подписываю договор и получаю некую сумму. Но основные свои деньги я получаю за переиздания. Это и есть основа моей независимости.

- Ваши произведения издаются во многих странах Европы. Там авансы или гонорары на порядок выше?

- Нет. Там меньше тиражи, там меньше читающих людей, там меньше вообще людей. В Германии у меня огромные тиражи для Германии, но не для России. Но в Европе мои книги тоже переиздаются.

Здесь все очень взаимосвязано. Если ты пишешь роман за месяц левой ногой, то он не будет переиздаваться.

- Может ли в Вашем творчестве когда-нибудь возникнуть какая-то эстонская тема?

- Может быть. Я люблю Таллин, с которым у меня связаны очень яркие ассоциации моего детства. Я часто ездила в Эстонию. Мы часто отдыхали в Пярну с бабушкой. Потом есть такой маленький городок Эльва, мы там тоже отдыхали. Мы жили у чудных людей, в замечательной эстонской семье, с которой мы очень подружились.

Если мне понадобится, чтобы действие моего нового романа происходило в Таллине, то оно там и произойдет.

Таллин

Фото Леонида МАКСИМОВА.

Телевизионная версия интервью пройдет по эстонскому каналу TVN 18 ноября, начало в 19 часов.

НАША СПРАВКА

Полина ДАШКОВА родилась 14 июля 1960 года в Москве в семье математика. Коренная москвичка. Ее родители, деды и прадеды принадлежали к столичной интеллигенции.

Сегодня Дашкова - популярнейшая писательница современной России. Мастер остросюжетных романов, издаваемых миллионными тиражами. Каждое ее произведение мгновенно становится бестселлером как в России, так и в Европе.

Творить Полина Дашкова начала очень рано, с семилетнего возраста. Одно время собиралась стать врачом (продолжив семейную династию), но передумала. В 1979 году она поступила в Литературный институт имени М.Горького. Когда училась на пятом курсе, ее приняли на работу литературным консультантом в журнал «Сельская молодежь». В литературе дебютировала как поэт, ее стихи публиковались в журналах «Сельская молодежь», «Юность», «Истоки», альманахе «Молодые голоса». В 1990-х годах Дашкова была заведующей отделом литературы «Русского курьера».

Первый же опубликованный в 1996 году роман «Кровь нерожденных» мгновенно сделал Дашкову знаменитой. Широкую известность она получила как автор детективов, среди которых: «Продажные твари», «Легкие шаги безумия», «Никто не заплачет», «Место под солнцем», «Образ врага», «Золотой песок», «Херувим», «Херувим-2», «Питомник», «Питомник-2», «Эфирное время» и другие. О своем творчестве писательница говорит так: «Я работаю в традиции старого русского романа, но в сегодняшнем ритме и для сегодняшнего читателя».

Произведения Полины Дашковой переведены на многие языки. Она очень популярна за рубежом, особенно в Германии.

Из двух романов Дашковой сделаны телесериалы: «Место под солнцем» и «Херувим». Сама писательница считает эти экранизации очень неудачными.

КСТАТИ

Международный медиа-клуб «IMPRESSUM» ставит своей целью поддержку гражданских и общественных инициатив, связанных с использованием потенциала современных СМИ.

Деятельность клуба направлена на расширение международного информационного обмена, повышение квалификации журналистов, проведение исследовательской, просветительской, издательской и иной общественно значимой работы в медиа-сфере.

Клуб функционирует в качестве недоходного объединения. Встреча в Таллине с писательницей Полиной Дашковой стала первым мероприятием клуба в Эстонии.

Контактные реквизиты клуба «Impressum»:

Почтовый адрес: ул. Ляэнемере, 70/1 – 36, Таллин, 13914, ЭстонияTeл. +372 6228995; Факс +372 6228991;Еmail: info@impressum-club.eu

СКАЗАНО

«Свободные – это те люди, которые умеют общаться вне политики и идеологии. Это люди богатые друг другом. Как только мы вступаем в область идеологических мифов, которые навязываются нам политиками, при этом совершенно неважно, какой это «изм» - коммунизм, американизм или еще что-то, то мы перестаем быть самими собой. Мы становимся марионетками. А самим собой человек может быть только тогда, когда он свободен от всех этих «измов».

Я очень надеюсь, что та благородная задача, которую взял на себя международный медиа-клуб «IMPRESSUM», себя оправдает и сделает людей свободными, дав им чувство независимости от мифов и клише, навязываемых извне».

Из вступительного слова Полины Дашковой на встрече с читателями в Таллине, организованной международным медиа-клубом «IMPRESSUM».