2018-02-21T21:54:22+03:00

Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов о своей отставке: «Некоторые плачут, а кто-то наверное радуется: «наконец-то Кирсана свалили»

Глава республики заявил о своей отставке и объяснил ее причины в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (92,7 FM) [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments24
Изменить размер текста:

Ворсобин:

— Кирсан Николаевич, вы один из губернаторов-долгожителей. Но другие политические тяжеловесы, как Рахимов или президент Татарстана уходили в отставку не просто. Не секрет, что они старались отсрочить этот печальный момент. Вы ушли без шума, спокойно, многим показалось, даже смиренно…

Илюмжинов:

— Я буддист и понимаю, что надо вовремя уйти. Я считаю, что ничто не вечно под луной, и все течет, все изменяется. Самое главное, оценить ситуацию в республике, в регионе, на федеральном уровне. Я посидел, подумал, посмотрел на звезды.

Ворсобин:

— Кстати, а когда вы посмотрели на звезды?

Илюмжинов:

— Я все время на них смотрю... Решил уйти еще на дне рождения (5 апреля. — Ред.). В этот праздник думаешь: определенный этап подошел. Я родился в Год Тигра, 12-летний цикл заканчивается Год Тигра уходит... Обычно за 12 лет у человека меняется и кровь, и клетки, и момент нужно Всевышнего поблагодарить за то, что он дал тебе прожить этот срок, и попросить жизнь на следующие 12 лет. И нужно какие-то решения принимать... А так как цыплят по осени считают, вот осенью я и сделал заявление... Народ был в шоке. Мама позвонила. Из дома звонят (я в Москве в это время находился), говорят - там люди идут, спрашивают: на кого он оставляет? Может быть некоторые плачут, а кто-то и радуется: «наконец-то Кирсана свалили».

Ворсобин:

— Мне показалось удивительным ваше заявление, что вы не оставили себе преемника. Для России это, согласитесь, странно.

Илюмжинов:

— Но власть же у нас не наследственная. Есть вертикаль власти. Правящая партия — «Единая Россия», рядовым членом которой я являюсь, рекомендовала Президенту РФ кандидатуры.

Звонок радиослушателя:

— Меня зовут Михаил, я сам из Калмыкии. Объявили четыре кандидатуры на ваш пост. Это Хулхачиев, Козачко, Дорждеев и Орлов. Кого вы считаете более подходящим на эту должность? Ваше мнение очень важно.

Илюмжинов:

— О том, что они стали кандидатами я только сейчас узнал из интернета. Я не участвовал в консультациях.

Ворсобин:

— Странно узнавать такую информацию из Интернета.

Илюмжинов:

— Из «Единой России» мне никто не звонил, не консультировался. За час нашей передачи, когда направлялся сюда, секретарь посмотрела и из Интернета вытащила список и принесла мне.

Ворсобин:

— Не пробежала черная кошка между вами и «Единой Россией»?

Илюмжинов:

— Да нет, я же говорил, я буддист, верующий человек. Поэтому все нормально воспринимаю. Значит так и должно быть. Так, наверное, мир устроен на сегодняшний день.

Ворсобин:

— А вас такой порядок назначения губернаторов устраивает? Нет у вас ощущение некого закулисья. Кто-то тихо подбирает себе нового губернатора. Кстати, фамилии, которые фигурируют в списке кандидатов на пост главы Калмыкии малоизвестны... Не честнее ли вернуться к выборности губернаторов?

Илюмжинов:

— Я за свою 20-летнюю политическую карьеру 14 раз участвовал в выборах. Согласен, там есть возможность доказать избирателям свою дееспособность. Соглашусь и с тем, что в последнее время на руководящих должностях возникают фигуры неожиданные. Причем не только для простого обывателя, но и для меня, президента. Например, вчера в прессе читал о девяти кандидатурах на пост главы республики, некоторые фамилии я вообще в первый раз слышал. Думал: как эти кандидаты будут рассматриваться серьезно? Видимо, потому что у «Единой России» времени нет. Ну 5-10 минут посмотрят анкетные данные, что за человек. Невозможно же досконально его изучить. А на выборах можно целый месяц изучать его с ног до головы, развернуть влево, вправо, сверху, снизу посмотреть.

Поцелуева:

— Получается, что губернаторов надо выбирать.

Илюмжинов:

— Нет, я думаю, что сегодняшняя система больше соответствует реальности. По крайней мере, в 2005 году я тоже был назначен Президентом РФ, в то время Владимиром Владимировичем Путиным. Я тоже прошел по этой процедуре. Поэтому сейчас критиковать ее или одобрять я не могу.

Ворсобин:

— Со стороны очень грустно наблюдать, когда уходят харизматики.

Илюмжинов:

— Почему грустно? Я нормально сижу, шоколадкой вот меня угостили.

Ворсобин:

— Но я говорю не только о вас, но и о Шаймиеве, Рахимове, Росселе и других… Их сейчас заменяют люди с малоизвестными фамилиями. Это скорее специалисты, призванные рулить экономикой, чем публичные политики. Что вы думаете об этой смене поколений губернаторов?

Илюмжинов:

— Когда мы выходили на арену 17-20 лет назад – Минтимер Шарипович, Муртаза Губайдуллович, Лужков, Россель, Михаил Николаев в Якутии, - тогда сложная ситуация была. Тогда рушилась одна общественно-экономическая формация и приходила другая. Мы пришли на волне в 1991 году, когда в Конституции Советского Союза было записано: руководящая и направляющая роль КПСС. Нужно было как-то рулить, управлять, когда шахтеры из Кузбасса на Горбатом мосту касками стучали, когда по несколько лет детских пособий не платили. Нужны были люди, которые взяли бы на себя ответственность. И появлялись такие личности... А сейчас, когда система выстроена, наверное, нужны другие люди.

Ворсобин:

— А поговорить?

Илюмжинов:

— Если будет снова нестабильная ситуация, народные волнения, наверное, эта волна снова поднимет лидеров, которые поведут за собой массы. Но не хотелось бы этого.

Поцелуева:

— А по уровню жизни Элиста на каком месте? Мне кажется живут там люди очень небогато.

Илюмжинов:

— Я бы не сказал, что это нищий город. Нормальный город, один из средних российских городов. По крайней мере, нищих, попрошаек практически нет в республике. Каждый старается что-то делать. Около 5 тысяч новых подсобных личных хозяйств создано. По количеству кредитов, розданных людям для того, чтобы они покупали скотину, мы в первой пятерке среди клиентов Россельхозбанка. Это говорит о том, что люди хотят сами обустраивать свою жизнь, работают. Достойно живут.

Радиослушатель Константин:

— Вы известный человек в России. А почему бы вам президентом России не подумать стать?

Илюмжинов:

— Спасибо за предложение. Сейчас как бы справиться с сегодняшними двумя постами. Надо 24 октября достойно передать бразды правления следующему руководителю Республики Калмыкия. И 29 сентября в Ханты-Мансийске выиграть очередные выборы за пост президента ФИДЕ.

Ворсобин:

— То есть вы уходите из политики?

Илюмжинов:

— Да, из политики я ухожу. Я возвращаюсь туда, чем я и занимался 20 лет назад.

Поцелуева:

— Конечно, мы не можем не поговорить о вашей второй должности — президент Международной шахматной федерации ФИДЕ. В нашу беседу включается «неожиданный» гость из отдела спорта Дмитрий Смирнов.

Ворсобин:

— Элиста знаменита этим городом, который в просторечии называют Нью-Васюками. Прогремел на всю Россию. А не захиреет ли этот шахматный город без вас? Не отнесется ли новая власть к этим Нью-Васюкам как-то по-другому?

Илюмжинов:

— Думали, что потемкинскую деревню построили. Но на сегодняшний день практически на 80–90 % город постоянно заполнен, проходят какие-то мероприятия, турниры, события. То есть Нью-Васюки или CityChess стал не только центром шахматной международной жизни, но и центром политической, экономической. Там и экономические форумы проходят, разные симпозиумы. Сейчас, кстати, ралли будет ПарижДакар. Так вот российские где-то полторы тысячи людей приезжают в Калмыкию. Тоже будут в CityChess останавливаться. Владимир Владимирович Путин в 2005 году проводил Госсовет в CityChess— в Нью-Васюках. Поэтому он не то что не захиреет, он дальше будет процветать. И через два месяца мы открываем там же, в Нью-Васюках, в CityChess, первый интернат, первую академию для интеллектуально одаренных детей. Мы там построили, и там будут учиться детишки талантливые со всех районов.

Поцелуева:

— Бесплатно?

Илюмжинов:

— Бесплатно, конечно.

Ворсобин:

— Мне понравилось: Госсовет в Нью-Васюках.

Илюмжинов:

— Когда руководство Госсовета приехало, за два дня они так остановились, а потом говорят: Кирсан, слушай, давай табличку сменим. Я говорю: какую табличку? А там такие ворота перед въездом в CityChess и написано: «Нью-Васюки». И один из руководителей администрации говорит: Кирсан, представляешь, журналисты набегут. Президент, Госсовет в Нью-Васюках. Пришлось снять табличку и написать «Город шахмат».

Смирнов:

— Есть предчувствие, как все сложится на выборах президента ФИДЕ?

Илюмжинов:

— Официально предвыборная кампания началась 28 мая. На сегодняшний день открыто, которые поддержали мою кандидатуру, они на сайте ФИДЕ вывешены. 93 страны официально поддержали мою кандидатуру, прислали соответствующие решения, президиума национальных шахматных федераций. И то, что висит на сайте Анатолия Карпова, — 20 стран. Пока такой перевес в четыре с половиной раза. Для победы достаточно 80 стран.

Смирнов:

— То есть в уверенно едете в Ханты-Мансийск, без какого-то волнения?

Илюмжинов:

— Работаю над этим. Тут главное, чтобы делегаты утвердили программу. Свою предвыборную программу я еще в прошлом году озвучил. Она направлена по трем основным таким направлениям. Первое – это шахматы в школах. Второе – это подготовка тренеров. Третье — помощь развивающимся странам. И хотим бюджет на эти три программы увеличить в десять раз.

Ворсобин:

— Почему это соревнование между кандидатами за последнее время превратилось, вошло в политическую плоскость? Карпов, Каспаров – против Илюмжинова? Сейчас это кипит, по-моему, это даже не совсем шахматы. Там уже подключились оппозиционные силы, там подключился Кремль. Почему? Отчего это происходит?

Илюмжинов:

— Это Гарри Кимович Каспаров, 13-й чемпион, он внес такое политиканство, такой деструктивный элемент разрушения. Мы помним же, 1993-1995 годы, как я пришел в ФИДЕ, потому что ФИДЕ была развалена, в 1993 году Каспаров ушел из ФИДЕ, начал создавать параллельную организацию. Он создал Ассоциацию профессиональных шахматистов в Нью-Йорке с Биселом Коком. Затем начал проводить параллельные чемпионаты мира. И как бы шахматный мир был расколот. Я за это время объединил шахматный мир, вместе со своими коллегами, с национальными федерациями, с действующими гроссмейстерами и так далее. Нормально существовали. И главный принцип ФИДЕ как раз был, что ФИДЕ — это организация не для чемпионов, а ФИДЕ — это организация для миллионов любителей шахмат. А так получалось, когда золотой век так называемый, Карпов, Каспаров, даже и государство, все правительство Советского Союза, они же работали на чемпионов. А сейчас шахматы очень популярны, очень много стран входят в ФИДЕ. Шахматы преподаются в школах. Наверное, два великих чемпиона…

Ворсобин:

— Которые ненавидели друг друга десятилетия, они объединились именно против вас.

Илюмжинов:

— Потому что я за демократию в шахматах. Я выступал за то, чтобы бюджет, деньги, которые идут на шахматы, они делились между шахматистами, которые увлечены, между национальными федерациями. А чемпионы: это мое, это мое и это мое. Мышление чемпионов, что все создано для них и все должно работать для них.

Ворсобин:

— То есть денежный интерес.

Илюмжинов:

— Да. Я когда поменял идеологию, они сидели, сидели, а чего, о них не вспоминают. Вишванатан — нормально, чемпион, Веселин Топалов. А эти — как-то никто не обращает внимание. Надо бы пошуметь, покричать.

Ворсобин:

— Особенно на Каспарова никто не обращает внимания.

Илюмжинов:

— Он «Другую Россию» создал оппозиционную. Ему нужна площадка. Я понимаю Гарри Кимовича Каспарова, ему нужна какая-то площадка информационная. Площадка появилась в виде Карпова с ФИДЕ.

Елизавета:

— Очень приятно слышать вас на радио. Меня интересует такой вопрос. У нас тысячи студентов поступают в лучшие московские вузы и вообще в вузы России. Но возвращается очень и очень мало людей, мало специалистов. Вы не озабочены тем, что в конце концов у нас в Калмыкии останутся старики и дети? А те люди, которые должны поднимать экономику республики, их просто не будет. На что бы вы опирались сегодня?

Илюмжинов:

— Спасибо за этот вопрос. Конечно, это, с одной стороны, беспокойство, а с другой стороны, это целенаправленная политика была, чтобы как можно больше детей поступали, получали достойное образование. На сегодняшний день Республика Калмыкия занимает первую строчку среди 84 субъектов Российской Федерации по количеству выпускников, поступивших в высшие учебные заведения. Это 87 %, в прошлом году это 84 % было, в высшие учебные заведения, в хорошие университеты, институты. Так было в Японии в 1868 году после революции Мэйдзи, когда правительство Японии просто на корабли сажало молодых людей, отправляли в Европу, в Америку, чтобы, получив образование, они возвращались. Ребята возвращаются. У меня в правительстве есть выпускники и сотрудники и банков, и компаний. Сейчас несколько крупных менеджеров из Москвы возвращаются на работу в республику. Да и сам я МГИМО закончил, я же тоже не остался в Москве, я вернулся туда. И я надеюсь, что эти ребята, получив образование, работая в Москве, за рубежом, заработав денег, став специалистами, все-таки будут возвращаться, продвигать экономику. Но главная наша задача, конечно, создавать рабочие места и возможности. Сегодня утром я продолжил переговоры с ЛУКОЙЛом. 8 октября они приезжают. Они начинают строить у нас береговые сооружения, два газоперерабатывающих завода. И в соглашении, которое мы подписали с Алекперовым Вагитом Юсуповичем, там есть пункт, что компания ЛУКОЙЛ выделяет средства на подготовку местных специалистов, на обучение в наших средних специальных заведениях, с университетом нефти и газа имени Губкина в Москве у нас соглашение есть. и многие ребята начинают работать в этой компании, приезжают. Также с компанией «Шелл» у нас договоренность. То есть в этом направлении мы работаем и стараемся как раз создавать и предприятия, и возможность для того, чтобы возвращались наши выпускники, наши ребята.

Смирнов:

— Хочу пожаловаться, негде в Москве купить шахматы. Сыну будет пять лет, пытался купить ему шахматы. Обошел пять спортивных магазинов, нигде не нашел. Нашел только в сувенирном — резные, красивые. Пришлось купить.

Илюмжинов:

— За тысячу долларов, да?

Смирнов:

— Не за тысячу, но за большие деньги.

Илюмжинов:

— У меня самого проблема была, когда я регионам по тысяче комплектов вручал, чтобы они по сельским школам раздавали. Не нашел нигде. Китайские предложили за 5 долларов, польские шахматы. И потом в Подмосковье мы нашли заводик, который раньше выпускал деревянные шахматы. Поговорили с директором, он на пенсии уже двух столяров пригласил, ему заплатили, они 100 тысяч комплектов сделали. Это, конечно, проблема, вопрос. То, что сейчас иностранные шахматы продаются. Мне кажется, можно организовать производство шахмат. Думаю, этот вопрос мы обсудим с президентом Российской шахматной федерации.

Поцелуева:

— Вы сказали о том, что в регионы у себя отправляли тысячи комплектов.

Илюмжинов:

— Во все северокавказские республики.

Поцелуева:

— Вообще вы известны своими благотворительными делами. Насколько я тут вычитала, 45 буддистских храмов построены на ваши деньги, 22 православные церкви и один католический костел. Действительно ли это так? Собираетесь ли продолжить заниматься благотворительностью? И про буддизм хотелось узнать. Будете ли заниматься развитием буддизма в Калмыкии?

Илюмжинов:

— Я верю, что бог всевышний один. Поэтому мы строили храмы и церкви для всех. кстати, в 1994 году в Калмыкии не было ни одной ни церкви, ни хурула. Первую церковь построили православную в Приютненском районе в селе Приютном — Крестовоздвиженский храм. И покойный патриарх Алексий II приезжал, освящал ее сам. Самый большой буддистский храм в Европе в Элисте мы построили. И костел. И так далее. Мы развиваем все религии. Мы будем работать над тем, чтобы все религии в дружбе были, межконфессиональное согласие.

Поцелуева:

— Можно спокойно в полузаброшенном буддистском храме в Калмыкии встретить ламу.

Илюмжинов:

— Будем все делать для того, чтобы наш духовный лидер Его Святейшество Далай-лама XIV совершил пасторский визит в Республику Калмыкия и освятил наш центральный буддистский храм.

Поцелуева:

— Я слышала, что продвинутые буддисты дают клятву не уходить в нирвану, пока люди на земле несчастливы, перерождаться и перерождаться, быть в сансаре. Вы не давали такой клятвы?

Илюмжинов:

— К сожалению, может, или к счастью, еще не давал. Но работаем в этом направлении.

Поцелуева:

— Спасибо вам большое. Кирсан Николаевич Илюмжинов, президент Калмыкии был у нас в студии в прямом эфире на радио «Комсомольская правда».

Кирсан Илюмжинов: Политиком я никогда не был.Глава республики заявил о своей отставке и объяснил ее причины в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (92,7 FM)Антонина ПАНОВА

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Владимир ВОРСОБИН

 
Читайте также