Санкт-Петербург
Общество

Дуб Гагарина в Кремле

Рассказ Владимира Артемова

В воскресение 7 декабря 2008 года в Москве стояла теплая пасмурная, но сухая погода. Во второй половине дня я пошел прогуляться в Кремль.

Кремлевский парк никогда не страдает избытком публики, по причине ограниченного доступа, а в этот день он практически был безлюден, лишь один раз мне встретился военный с соколом на руке. Соколами в Кремле отпугивают ворон.

Вдруг сбоку неожиданно возник мужчина средних лет и обратился ко мне:

- Извините, не подскажите, какие достопримечательности можно посмотреть в Кремле? Я здесь в командировке. На днях приезжает ко мне жена, и я хочу показать ей Кремль как можно подробнее.

Далее он задал мне более конкретный вопрос, который всколыхнул во мне воспоминание об одном дне многолетней давности.

Дело было в тропической Африке, где я находился в длительной командировке в составе группы авиационных специалистов и трех летных экипажей самолетов Ил-18 общей численностью около 30-ти человек.

В тот день, как обычно, я проснулся оттого, что вдруг, мгновенно, как будто кто-то включил яркую люстру, стало светло, и громко защебетали птицы. Одновременно включилась радиотрансляция города Акра – столицы Ганы (бывшая английская колония – Золотой берег), по которой стали передавать последние известия. В этот день новости очень сильно заинтересовали меня.

После завтрака в ресторане при гостинице нам подали автобус, который, как обычно, доставил нас на аэродром, где каждый из нашей группы стал заниматься своей частью работы. В соответствии с установленным распорядком, в половине первого за нами пришел наш автобус, на котором мы отправились сначала на обед, а после обеда сразу на океанский пляж – «Лабади бич», где мы всегда проводили вторую половину дня вплоть до захода солнца, когда мгновенно становилось темно, и на небе, над океаном ярко вспыхивал Южный Крест – великолепное созвездие южного полушария.

После отлива песок пляжа становится настолько плотным, что промчавшаяся по нему кавалькада всадников (в основном англичан) почти не оставляет следов.

Посольства каждой страны, а также крупные фирмы имеют на пляже небольшие бунгало, где можно переодеться и скрыться, в случае необходимости, от непогоды. Поэтому состав отдыхающих на пляже довольно стабилен. Рядом с бунгало компании «Гана Аирвейс», в которой мы работали, с одной стороны было бунгало английского представительства, с другой, за полосой растительности, — посольства СССР.

В этот день я выходил из нашего бунгало последним из моих коллег. Не успел я пройти и половины ширины пляжа, как услышал крики на английском языке:

- Поздравляем, поздравляем, поздравляем!!!

Повернув голову направо, я увидел бегущих в мою сторону людей: англичан, немцев, негров, американцев, французов, индусов, одним словом всего населения нашего пляжа. Я решил, что поздравляют кого-то слева от меня, и посмотрел налево. Слева я увидел ту же картину. Выходит, что поздравляют меня? Моя мысль лихорадочно заработала. С чем меня можно поздравить? День рождения у меня будет только через несколько месяцев, никаких героических подвигов в эти дни я не совершил. Правда, вчера мне, наконец, удалось найти и устранить сегодня весьма каверзную причину выхода из строя одного из моих радиолокаторов.

Эта причина в нашей практике никогда ранее не встречалась и была вызвана сугубо тропическими условиями, что приводило к необходимости конструктивной доработки волноводного тракта. Но откуда об этом могли узнать все эти иностранцы? Да это обстоятельство никак не стоило такого энтузиазма. Нет, я здесь не при чем. Наверное, все бегут к кому-то, кто находится вблизи меня в океане?

Я повернул голову в сторону прибоя и увидел немца – нашего соседа по гостинице. Это был плотный коренастый мужчина невысокого роста. Он бежал ко мне по воде, высоко поднимая ноги и смешно гогоча, как гусь: "Га, га, га!"

И тут меня осенило. Я вспомнил о сообщении ганского радио, в котором было сказано, что сегодня утром Советский Союз запустил спутник с человеком на борту, и что этот спутник облетел земной шар и благополучно приземлился.

- Гагарин? - Спросил я немца. - Иес, Гагарин! - Восторженно заорал он, перекрывая шум прибоя.

Последнее время в английских и американских газетах и журналах часто появлялись статьи, в которых обсуждались вопросы, связанные с полетом человека в космос. Например, один английский автор утверждал, что первым космонавтом должна быть женщина, так как космический полет связан с огромной психологической нагрузкой. Опыт второй мировой войны показал, что женский организм психологически устойчивее, мужского: так, во время бомбежек немцами Лондона с ума сошло гораздо больше мужчин, чем женщин.

Мы ждали это событие и надеялись, что будем первыми людьми в Космосе, поэтому сообщение ганского радио я воспринял с большим удовлетворением, но не так, как сообщение 4-го октября 1957 года. Тогда для меня это было ударом грома среди ясного неба. Еще бы, все технические журналы по радиоэлектронике, авиационной технике, поступающие на нашу фирму из Америки и Англии, были переполнены материалами о готовящемся запуске американцами сателлита Земли или как ещё они его называли «мини мун» (маленькая луна). Несмотря на то, что наша фирма принимала некоторое участие в программе ракетостроения, мы ничего не знали о планах запуска нашего искусственного спутника.

Тихо порадовавшись, я рассказал за завтраком своим коллегам о сообщении ганского радио, но они восприняли его с некоторым недоверием, вероятно, решили, что я их разыгрываю, как это было с мухой Цеце.

И только тогда, когда меня окружила толпа людей различных национальностей – представителей разных стран, и каждый стремился пожать мою руку только за то, что видели во мне гражданина Советского Союза (прямо как у Маяковского: «…Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза …»), я почувствовал, что этот день для меня, также как и для всех советских граждан, явился одним из самых счастливых дней моей жизни.

Изложив это событие на бумаге, я понял, что этот день был и одним из самых счастливых дней всего просвещенного человечества планеты Земля.

Теперь, если вы бывали в Кремле, вам не трудно догадаться, какой вопрос задал мне мужчина в кремлевском парке. Для тех, кто не был в Кремле, поясню. Он спросил:

- Говорят, здесь есть дуб, посаженный через день после полета Гагарина в Космос, не покажете ли вы мне его?

- Вот мы как раз подходим к этому дубу, - ответил я.