Санкт-Петербург
Общество

Юрий Гагарин в гостях у потомков викингов

Воспоминания Евгения Потаповича Рымко, Чрезвычайного и Полномочного Посланника, в 60-е годы прошлого века работавшего в Посольстве СССР в Швеции в качестве пресс-атташе

День первого марта 1964 года пришелся на воскресенье. С раннего утра поток автомашин устремился на магистральное шоссе, которое ведет к стокгольмскому аэропорту Арланда.

Смотровая площадка аэропорта была уже заполнена горожанами.

С минуты на минуту ожидался Ил-18 с космонавтами Ю.А. Гагариным и В.Ф. Быковским, приглашенными обществом «Швеция-Советский Союз». Вынырнув из-за верхушек леса лайнер, пошел на посадку. На трап вступил Ю.А. Гагарин. Он еще не произнес ни слова, еще не сделал и шага по ступеньке, он только окинул всех собравшихся взглядом и улыбнулся. И все встречавшие, увидели, прежде всего, улыбку, адресованную всем и каждому. С этого момента и до конца пребывания Гагарина и Быковского в Швеции – на земле викингов – о гагаринской улыбке шведские журналисты будут писать каждый раз, называя её «обворожительной», «чертовски очаровательной».

У самолета образовалась большая толпа людей. Среди них был Посол СССР Н.Д. Белохвостиков, сотрудники посольства, дипломаты других стран и, конечно, множество шведских и иностранных журналистов и фотокинорепортеров.

Мы с послом стремились держаться вблизи космонавтов, но нас, то и дело оттесняли в сторону. Телохранители, молодые крепкие ребята, усиленно работали локтями. Создалась угроза настоящей давки. В этой сутолоке Эрланду фон Хофстену, председателю общества «Швеция – СССР», удалось все же сказать несколько приветственных слов.

- Добро пожаловать на шведскую землю, - обратился он к космонавтам, заваленным букетами цветов, - Мы радуемся вашему приезду и приветствуем вас как смелых покорителей космоса, как славных посланцев советского народа.

- Мой друг Валерий Быковский и я рады возможности познакомиться со столь близкими нам соседями, как шведы, - ответил Юрий Алексеевич. – Мы рады также передать сердечные приветы советских людей шведскому народу. Душевное спасибо за теплый прием!

С трудом освободили от людей маленькую площадку, на которой группа ребятишек в национальных шведских костюмчиках что-то трогательно станцевали. Наконец, удалось буквально протолкнуть космонавтов к посольскому ЗИЛу, и кавалькада в сопровождении полицейских автомашин и мотоциклистов двинулись в город. Гагарин и Быковский были размещены в резиденции посла.

Десятки шведских городов, организаций и обществ прислали космонавтам приглашения прибыть в гости. Программа получилась весьма насыщенной.

- Значит, закручено на всю катушку? – пошутил Юрий Алексеевич. – Что ж, от работы мы не отказываемся.

Двадцать тысяч человек пришли на Королевский стадион посмотреть финальный матч на первенство Швеции по хоккею с мечом. На стадионе мгновенно распространилась весть: прибудут советские космонавты.

В 1912 году на этом стадионе проходили пятые Олимпийские игры.

…Прозвучали фанфары. На флагштоках взвились советский и шведский стяги. Из ворот показались два знаменосца. За ними следовала группа шведских мастеров фигурного катания. Шествие замыкали два наездника на лошадях, в шведских национальных костюмах. Через минуту появилась открытая черная карета «Ландо», запряженная парой безупречных белых коней. Кучер в красной накидке и светло-сером мундире восседал на облучке. В «Ландо» стоя ехали Юрий Гагарин и Валерий Быковский. Стадион гремел от оваций. Все встали. Оркестр играл «Марш гладиаторов» Ю. Фучика. Так же в 1912 году на открытие Олимпийских игр выезжал шведский король Густав V.

Сделав круг почета, космонавты сошли на ледяное поле. Подойдя к микрофону, они обратились к собравшимся с приветствием. Председатель шведской хоккейной лиги преподнес гостям по красной деревянной лошадке – национальный сувенир. Шведские спортсмены подарили коньки для дочерей Ю. Гагарина и даже для годовалого сына В. Быковского. Юрий Алексеевич вручил хоккеистам грампластинки с записью своего голоса из космоса и автографом.

- Когда состоится международный матч хоккеистов на Луне? – полюбопытствовал капитан шведских спортсменов Пер Валин.

- Трудно сказать, в каком году, - рассмеялся Гагарин. – Но твердо уверен, такой матч состоится. Раздался свисток судьи, и Быковский ввел мяч в игру. После этого космонавты поднялись в королевскую ложу, где уже разместились высокопоставленные лица, включая советского посла.

Со стадиона космонавты направились в гостиницу «Гранд-отель». Роскошный зал заполнен шведскими и иностранными корреспондентами. Началось первая на шведской земле пресс-конференция советских космонавтов. Больше других поступает вопросов от американцев. Вопросы деловые, продуманные, порой техничные до точностей.

- Да, публика тут собралась подкованная, - замечает Гагарин.

Скандинавов, особенно шведов, интересует биологическая и психологическая сторона полета человека в космос. От некоторых вопросов зал оглашается смехом…

Вечером космонавтов пригласили на банкет участников финала первенства Швеции по хоккею с мечом. Жены хоккеистов бросились качать гостей. Быковский полетел в воздух, а Гагарин решительно отказался от «качки».

«Мы можем сказать, - писала газета «Стокгольме-тиднинген», - что первое знакомство с советскими героями космоса создало у нас впечатление, что Гагарин и Быковский – это высокообразованные, талантливые, интересные и, безусловно, мужественные люди».

На следующий день утром Юрий Алексеевич посетил гимназию Брэннчурка. У входа он был встречен величальной песней учеников. Гагарин побывал на уроке русского языка, а в спортивном зале присоединился к играющим в баскетбол и даже сделал три броска в корзину. Выступление первого космонавта перед гимназистами было встречено с большим энтузиазмом.

- Вы испытывали чувство страха в полете?

- Вообще нет ни одного человека, который бы не испытывал чувство страха, - проговорил Юрий Алексеевич. – Но есть люди, которые могут побороть это чувство. Тогда они проходят к успеху.

- Как выглядит Земля?

- Она исключительно красива. Моря, большие озера, горные хребты видны отчетливо. Мой товарищ Валерий Быковский во время своего полета несколько раз пролетал над Швецией. Это было красивое зрелище. По ночам особенно хорошо видны крупные города, светящиеся рекламой.

У Лунного глобуса – подарок школе от Министерства просвещения РСФСР – Гагарин остановился, повернул глобус и, показав место на Луне, с улыбкой произнес:

- Здесь мы прилунимся. – И расписался на глобусе.

На сцену вышла молодая женщина с голубоглазым малышом.

- Это мой сын Леннарт Вестер, - рассказала она. – Он родился 12 апреля 1961 года, в тот день, когда вы совершили свой полет в космос. Такое счастливое совпадение! Его теперь называют у нас не иначе, как шведский Юрий. Через месяц ему исполнится три года. Для нас, родителей, большая радость увидеться с вами. И сын запомнит.

Юрий Алексеевич привлек к себе малыша.

- Спасибо, спасибо! – повторял он. – С тобой мой юный друг давай договоримся: подрастешь, пойдешь в школу. Учись только хорошо. И, конечно, не забывай дядю Юру из Москвы.

Гагарин и Быковский встретились со студентами Высшей технической школы Стокгольма. Космонавты подробно рассказывали студентам о своих полетах, о невесомости о перспективах экспедиции на Марс. Ответили на множество вопросов. Вот некоторые ответы Ю. Гагарина.

- Что вы думаете о важности космонавтики?

- Она призвана служить людям, всему человечеству. Космонавтика – это наука наук, в ней воплощено все, что добыто разумом и руками человека.

- Каков, по-вашему, Марс?

- Слетаем, посмотрим, расскажем. - У вас есть желание вновь совершить полет?

- Безусловно, да.

- Стоит ли быть космонавтом? Много ли вы зарабатываете?

- Если ради денег, то настоятельно советую - не стоит, - (общее одобрение)

Отвечая на вопрос, В. Быковский подтвердил, что обещал свой жене подарить лунный камень.

Во второй половине дня Гагарин был гостем электротехнического концерна «Эрикссон». Его провели по цехам, где он пообщался с работниками, которые окружили его и получали автографы. В заключении Юрию Алексеевичу подарили последний «писк моды» в телефонном дизайне – настольный телефонный аппарат «Кобра».

В ресторане Народного дома состоялась встреча космонавтов со стокгольмскими студентами. За ужином молодежь учила гостей произносить шведское слово «сколь» (на здоровье!). Остроумный Быковский, сообщив своей соседке по столу Бригитте, что космонавт не должен пить спиртного, тут же осушил третью рюмку шнапса и пожелал, чтобы она была не последней. Бригитта Эрикссон неожиданно для Быковского с сожалением сказала, что плохо понимает по-русски, хотя уже купила учебник.

- Ты, конечно, еще не открывала его, - заметил Быковский. Девушка обещала исправиться. Космонавты получили в подарок домотканые полотенца, для их жен, которые « конечно скучают дома, когда космонавты летают».

Неутомимый Быковский предложил тост за совместный полет советских и шведских космонавтов. Тост прошел на ура, хотя никто никогда еще не видел ни одного шведского космонавта.

3 марта космонавты были приняты королем Густавом VI Адольфом. Их сопровождали посол и я, как пресс-атташе. Аудиенция состоялась в парадной комнате. Он знал, что у Ю. Гагарина две дочери, а у В. Быковского – сын. Монарх спросил, понимает ли старшая дочь Гагарина, что её папа, выдающийся человек на Земле. Король интересовался, что чувствовали космонавты в полете, каким образом они принимали пищу. Спросил так же, как переживали их жены, не боялись ли они за мужей. Быковский показал портрет своей жены и ребенка.

Космонавты подарили королю шесть миниатюрных космических кораблей «Восток», в которые были вмонтированы портреты наших космонавтов. Густав VI лично провел гостей по залам дворца, выступая в качестве гида.

Премьер-министр Таге Эрландер принял космонавтов в своем рабочем кабинете. Гагарин и Быковский подробно рассказывали о своих полетах и о перспективах советской космонавтики. В полдень Шведское правительство устроило в честь гостей обед. Министр иностранных дел Торстен Нильссон и Ю.А. Гагарин обменялись речами.

Затем для более полного «охвата» Швеции космонавты разъехались: Гагарин полетел на юг страны, а Быковский - на север. В то время Быковский был рекордсменом мира по продолжительности пребывания в космосе – 5 суток.

«Пришел, увидел, победил!» - так писала одна шведская газета о прибытии Гагарина в Гетеборг – второй город Швеции, крупный промышленный центр. В аэропорту встречали сотни людей: цветы, улыбки, объятия, автографы.

Прямо с самолета направились в концертный дом, где состоялась встреча со студентами Гетеборгского университета. После обстоятельного выступления Гагарина пресса отмечала, что он держался просто, не уклонялся от ответов на любые вопросы и не бравировал успехами своей страны в области космонавтики. Гагарин показался шведам очень маленьким, видимо, еще и потому, что сами скандинавы, рослый народ.

«До приезда к нам мы знали Гагарина как пионера в освоении космоса, - писала газета «Гетеборгс-постен». Теперь мы познакомились с ним как с оратором. И в этой роли он выступил удивительно знающим человеком, поразительно простым и располагающим к себе».

Космонавтов разместили в лучшем тогда отеле города «Парк-авеню». У входа произошел «инцидент» Из толпы неожиданно выскочила шведская девушка и бросилась на шею Гагарину, но поцеловать не успела: космонавт слегка уклонился, и девичьи губы скользнули по лацкану светлой полковничьей шинели, оставив следы помады. Перепуганные полицейские поспешно оттащили девчонку в сторону, ею оказалась Эвелина Блюмквист. Но дело было сделано: момент, когда Эвелина прижалась к Гагарину, был сфотографирован и снимок обошел шведские газеты и журналы.

Позднее на пресс-конференции спросили: что почувствовал Гагарин, когда его поцеловала девушка? - Я почувствовал то, что чувствует каждый мужчина, когда его целует женщина, - последовал ответ.

Здесь я хочу подчеркнуть, что на пресс-конференциях и в общении с людьми Гагарин держался раскованно, непринужденно и, как говорится, за словом в карман не лез.

- Как вы думаете, господин Гагарин, есть ли в Швеции демократия?

- А вы как думаете?

- Я думаю, что есть.

- Ну, и думайте, - сказал Гагарин

- У вас шрам на лбу, что был несчастный случай?

- Нет, просто случай! – парировал космонавт.

- Ваш любимый композитор?

- Чайковский.

- Кто из современных западных писателей вам больше всего нравится?

- Хемингуэй.

- Как вам понравился шведский король?

- У нас состоялся очень интересный разговор, и я вынес впечатление, что король хорошо осведомлен о космических исследованиях, проводимых в Советском Союзе. Вообще я нахожу, что шведский народ проявляет весьма больной интерес ко всему, что происходит в космосе.

- До поездки сюда вы имели какое-либо определенное мнение о Швеции?

- Во всяком случаи я теперь не верю в холодность шведов.

- Много в Советском Союзе желающих стать космонавтами?

- Интерес огромен.

- И женщины тоже?

- Конечно! Я бы сказал, что появляется в своем роде «космическая болезнь».

- Верите ли вы в бога?

- Не верил ни до полета, ни во время полета, и не вижу оснований верить в него после завершения полета. Я верю в человека.

- Нравится ли вам твист?

- К сожалению, не располагал временем, чтобы научиться.

- Что бы вы почувствовали, если бы вас поцеловала София Лорен?

- То же самое, что и вы, если она, конечно, вас поцелует, - (громкий хохот).

Утром Ю. Гагарин поехал к судостроителям верфи «Гётаверкен». Выдался мягкий солнечный день. У ворот главной конторы к приезду Гагарина собрались сотни рабочих и служащих. Встречал гостя исполнительный директор Х. Нильсон. Подкатили открытые моторные вагончики. На площадку головного поднялись Гагарин и представители дирекции.

Со стапелей, с башенных кранов, вдоль всего пути следования люди махали кепками, платками, флажками.

- В настоящее время, - доложил Нильсон, - верфь выполняет крупный заказ Советского Союза по строительству плавучего дока и рефрижераторных судов. Ю. Гагарин поднялся по трапу на одно судно. Его сразу тесным кольцом окружили рабочие-сварщики.

- Как идут дела?

- Успешно. Охотно строим судно.

Вагончики двинулись дальше. Гагарин спросил директора, где у них литейная. Формовщик Иосиф Отват, к которому подошёл Гагарин, готовил форму под жидкий металл.

- Могу я немного помочь? – попросил Гагарин.

Тут подошли другие рабочие. Отват передал стержни Гагарину с некоторой опаской. Юрий Алексеевич точно вставил стержни в форму.

- Э, да я вижу, что вы не князь, а рабочий, - проговорил швед.

- Я тоже был литейщиком. – Пояснил Гагарин. – Хорошая специальность. Рабочие подарили гостю защитную каску. В ней он с ними сфотографировался.

Из Гетеборга путь лежал в город Мальмё. На аэродроме гостя встретили мэр города и делегация местного отделения общества «Швеция – Советский Союз».

Машина с Ю.А. Гагариным направилась к резиденции губернатора губернии Мальмехюз Г.Нетцена. На площади при появлении космонавта раздались приветствия собравшейся публики. Губернатор ждал у подъезда и по широкой мраморной лестнице, устланной красной дорожкой, провел гостя в зал приемов. Обращаясь к Гагарину, Г. Нетцен сказал, что провинция Сконе, главным городом которой является город Мальмё, близко расположена к Советскому Союзу, с которым у Швеции хорошие связи.

В Мальме предстояло посещение большого универмага «Домус». В магазине было около трех тысяч покупателей, которые приветствовали космонавта.

Однако поступил анонимный телефонный звонок о том, что в «Домусе» заложена взрывчатка. (Видимо сработали наши недруги или конкуренты универмага). Покупателей эвакуировали. Планировавшийся обед в «Домусе» перенесли в гостиницу «Аркаден», где размещались советские гости. Бомбы, не оказалось.

Несмотря на эту провокацию, после обеда все выехали в Народный парк на закрытую танцплощадку «Амирален», где состоялся бал. И там тоже поступил сигнал о заложенной бомбе. Однако решили не обращать внимание. Тем более что Юрий Алексеевич высказался за продолжение программы.

Гагарин на балу был у шведок нарасхват. Во время вальса одна партнерша сменяла другую. Каждой удавалось пройти на танце не больше чем полкруга. Шведка Нила призналась, что когда от волнения наступала Гагарину на ногу шептала «спашалуйста», думая, что это «извините». Полицейские, опасаясь, что Гагарина сомнут, взялись за руки, образовали, живой круг внутри которого кружился в танце Гагарин.

После танцев вернулись в гостиницу. Наутро переводчик и журналист Вольгер Юнсон рассказал мне, что около полуночи к нему постучал Гагарин и пригласил к себе в номер. Там уже сидели два полицейских в штатском, которые дежурили в коридоре. Все четверо: Гагарин, Юнсон и полицейские провели за разговорами почти всю ночь. Утром Юнсон был бледным с темными кругами под глазами, а Гагарин, - как всегда свеж и бодр.

В Мальмё Гагарин был произведен в почетные пожарные города. Эта профессия здесь в большом почете. В белом пожарном шлеме он стоял на помосте и, отдавая честь, в присутствии губернатора принимал парад пожарных машин с расчетами и техники при большом скоплении народа, журналистов и кинооператоров.

Городские власти устроили в ратуше торжественный обед. Сохранилось меню: лососина «капсула, a Iа Gagarin». Она являла собой охотничью сосиску, запеченную в тесте и поставленную в тарелке «на попа», символизируя ракету. Такое блюдо вызывало веселое оживление многочисленных гостей.

Через день мы возвратились в шведскую столицу.

В Золотом зале стокгольмской Ратуши зажглись люстры, осветив его неповторимое убранство. За столом во всю длину зала собрались гости – деятели шведской науки и культуры, представители общественности, дипломаты. Общество «Швеция – Советский Союз» устроило большой прием. «Приезд Гагарина и Валерия Быковского явился крупным событием в общественной жизни нашей страны.» - сказал председатель Общества Э. фон Хофстен. Видный общественный деятель, Г. Мюрдаль подчеркнул, что пребывание советских космонавтов. Их высокие человеческие качества окажут благотворное влияние на молодое поколение шведов.

В заключение несколько личных наблюдений.

В небольшое свободное от программы время Гагарин и Быковский, выпив коньячка, сражались с послом и мною в бильярд. Космонавты и посол играли отменно. После каждого своего удара Гагарин, приглашая посла к продолжению игры, восклицал: «Мосье амбассадёр!»

6 марта я помог космонавтам соединиться по телефону с Валентиной Терешковой в Москве, они поздравили ее с днем рождения.

На прощание Гагарин подарил мне свою фотографию, а на небольшом бюсте производства «Касли», который стоял в моем кабинете, начертал острым концом ножниц свой автограф. Юрий Гагарин был молодым жизнерадостным, а порой и озорным человеком. В один из дней я сопровождал Юрия Алексеевича в поездке в шведский аэроклуб. Начальник клуба, отставной генерал подробно рассказывал молодому космонавту о деятельности клуба.

Подробности утомили Гагарина, и без того перегруженного мероприятиями. Когда швед сообщил, что здание аэроклуба построено в XVI веке, Гагарин с внимательным видом кивал головой, а мне шепнул: «Ну и хрен с ним». Так же он отреагировал на предложение генерала внимательно посмотреть на старинную лепнину на потолке.

О Гагарине написано очень много еще, конечно, появится много воспоминаний, книг, фильмов. Выскажу свое совсем не оригинальное мнение: Юрий Гагарин был человеком светлого образа, одаренным от природы, настоящей визитной карточкой своей страны.

Читайте электронную книгу "Юрий Гагарин. Народный герой"

Уникальные свидетельства друзей, коллег первого космонавта планеты, журналистов и читатей "КП", редкие снимки и версии гибели героя.