Санкт-Петербург
Звезды

Жена Игоря Талькова Татьяна: «В этот день Игорь захотел выйти на сцену в черном...»

Сегодня, 6 октября, исполняется ровно 20 лет с того момента, как рядом с нами нет любимого поэта и певца

Накануне памятной даты вдова Игоря Татьяна Талькова откровенно поговорила с певицей Ольгой Кормухиной. Ольга - не случайный человек в этой истории. Она выступала на том роковом концерте, во время которого произошло убийство певца.

- Недавно я была на съемках передачи, посвященной Игорю Талькову, - говорит Ольга. - Я не люблю ток-шоу, но пошла туда ради памяти Игоря. И была поражена тем, с какой беспардонностью в поисках сенсации средства массовой информации даже память о человеке, который дорог миллионам, сводят до уровня пошлости. Что это? Глупость или цинизм? Я резко высказала то, что думаю. Мучила одна мысль: «Господи, разве может так быть? Как это изменить?» Почему грязь интересует больше, чем то, что Игорь с болью, с кровью пытался донести до людей и в принципе за это и пострадал. Вечером раздался звонок Татьяны Тальковой. «Оля, спасибо за ваше отношение к Игорю...» Так родился этот материал. Уже много лет идет борьба между русской культурой и массовой поп-культурой, точнее, шоу-бизнес добивает русскую культуру. Игорь просто стоял на передовой. Ему и досталась первая пуля. Много по этой теме досужих разговоров.

Мне бы хотелось выразить точку зрения народа и тех людей, которые не просто ценят и любят Талькова, а понимают, что это было за явление. И есть. И будет... Игорь этого заслуживает. Пусть это будет нашим венком на его могилу.

Москва, 1983 год. Певец с сыном Игорем.

Москва, 1983 год. Певец с сыном Игорем.

Ольга КОРМУХИНА: - Татьяна, на протяжении многих лет ты по крупицам собирала детали событий того страшного дня - 6 октября 1991 года. Полгода все, кто видел происходящее, описывали тебе одно и то же. Каждый день. Расскажи, пожалуйста, какая картина у тебя сложилась?

Татьяна ТАЛЬКОВА: - Игорь приехал счастливый на площадку в концертный зал «Юбилейный» с телевидения, где ему показывали его выступление на Дворцовой площади во время путча. В Питер, насколько я помню, Игорь ехал в 13-м вагоне. В пути состав остановили - вагон неожиданно отцепился. Словно жизненная подсказка: «Не надо, не надо ехать, остановись!» Игорь всегда везде опаздывал, но в тот день приехал вовремя. Как правило, он выходил на сцену в белой рубашке, черных брюках. А тут вдруг говорит костюмерше Маше: «А давай-ка мы сегодня во все черное оденемся».

В какой-то момент в гримерку заходит Валерий Шляфман (администратор певца. - Ред.): «Тут какой-то «делец теневой экономики» тебя хочет местами в концерте поменять». Игорь переспросил: «Какой «делец»?» Он даже не понял, о чем речь. «Дельцом» оказался охранник или мужчина Азизы по фамилии Малахов. То есть к Игорю в принципе эти оскорбления не имели никакого отношения. Но Шляфман стал бегать туда-сюда. Игорь не выдержал: «Ну хорошо, веди сюда этого «дельца», мы с ним поговорим». Малахов зашел в гримерную уже заведенный. Случилась словесная перебранка. Ни к чему не обязывающая. Понимая, что разговор принимает неожиданный поворот, охранник Игоря Саша пытался увести Малахова, и ему это удалось.

Игорь умел владеть словом, он не любил кулаками размахивать. Саша вывел Малахова из комнаты. За ними следом шмыгнул и Шляфман. В коридоре, насколько я знаю, они поговорили нормально. Малахов стал успокаиваться. Вдруг Шляфман подбегает к Малахову и говорит фразу ключевую для меня: «Ну что, обоср...ся драться?» Малахов отпрянул. Выхватил пистолет и направил его на охранника Сашу Барковского. Шляфман побежал к Игорю: «Дай мне что-нибудь, он вытащил пушку». На что Игорь, человек, у которого было чувство собственного достоинства, ответил: «Если он вытащил свою пушку, у нас на это тоже найдется своя».

«Игорь никогда не умел стрелять»

О. К.: - У Игоря было оружие?

Т. Т.: - Он первый раз в жизни взял на гастроли газовый пистолет, который купил для меня. Я смеялась над этим. А Игорь объяснял серьезно: «Татьяна, отныне ты должна ходить с пистолетом. Когда заходишь в подъезд, выходишь из машины, пусть он у тебя будет наготове». Он переживал за семью. Знал, что если ему захотят навредить, то сделают что-то со мной, с сыном Игорьком, с его близкими. Я не знаток оружия. Но стрелять умела в отличие от Игоря. В тире всегда выбивала какие-то призы. Игорь злился, потому что он целился, но закрывал совершенно не тот глаз, какой нужно. Из этого газового пистолета ни разу никто не стрелял. «Игорь, зачем тебе оружие?» - спросила накануне отъезда. Наверное, он предчувствовал, что что-то могло случиться.

О. К.: - То есть это не была какая-то склока? Он шел защищать своих?

Татьяна Талькова так и не получила ответа на вопрос: кто убил ее мужа?

Татьяна Талькова так и не получила ответа на вопрос: кто убил ее мужа?

Т. Т.: - Да, зная Игоря, я уверена, что он шел именно на защиту. Не целясь в кого-то конкретно, он поднял руку вверх и сделал два или три выстрела. Газ должен был вызвать слезоточивость. Человек в таком состоянии не может совершать дальнейших действий. Очевидцы говорили мне, что, выстрелив, Игорь опустил руку с удивлением на лице. Должного действия не произошло. Пульки, видимо, были просроченные. В этот момент Сашка перескочил к Малахову, сделал ему некий замок, для того чтобы парализовать руки. Другие ребята подбежали - еще один или двое. Каждый старался его обогнуть, схватить сбоку, как угодно. Кисть Малахова оставалась свободной. Я думаю, Игорю в голову не могло прийти, что у Малахова огнестрельное, боевое оружие. И он, конечно, ринулся в эту кучу. Своим ребятам из группы он крикнул: «Не высовываться, закрыть дверь. Сидеть здесь, все!» В зале и за кулисами было очень много ОМОНа. Они могли подойти с дубинками, помочь... Но именно в этот момент все вышли «выпить коньячку», как мне сказал дежурный части, которая охраняла правопорядок в ДС «Юбилейный». Как вам такое объяснение?! Прогремел роковой выстрел. Пистолет вырвали. Несли Игоря. Беготня, суета. Потом влетела Азиза и стала требовать пистолет. И пистолет отдали. Причем отдали наши же ребята, в том числе Шляфман. Зачем? Малахов совершенно спокойно сел в машину и ­уехал. То есть Малахов ждал, пока ему пистолет передадут. И первой закричала об этом Азиза.

О. К.: - Кому закричала?

Т. Т.: - Ребятам из группы. Есть сведения еще и о том, что Азиза в неподходящий момент накинула Сашке Барковскому, который пытался обезвредить Малахова, куртку на голову. Саша мог действовать только на ощупь…

О. К.: - Позже Шляфман попадет под подозрение. В те первые дни он был похож на человека, который только что совершил пусть неумышленное, но убийство?

Т. Т.: - Напуганный, растерянный. У меня не было впечатления, что передо мной человек, который только что убил и оправдывается. В СМИ буквально через несколько часов прозвучали две фамилии - Малахов и Шляфман. Хотя изначально подозревали Малахова. Шляфман, безусловно, виновен в возникновении конфликта. Он спровоцировал Игоря ненужной информацией. Разбираться в той ситуации он должен был сам. Все эти годы меня не покидает вопрос: что связывало Малахова со Шляфманом? Были они знакомы раньше? Кто додумался сразу после выстрела делать Игорю массаж сердца? При таком ранении это противопоказано!

Обычно Игорь выходил на сцену в белой рубашке и черных брюках. Но в тот день почему-то решил изменить правилу.

Обычно Игорь выходил на сцену в белой рубашке и черных брюках. Но в тот день почему-то решил изменить правилу.

«Я долго ждала звонка Азизы или Малахова»

О. К.: - После трагедии не было никаких звонков, никто не просил тебя молчать?

Т. Т.: - Нет. Я даже ждала этих звонков. Знакомые сказали: «Тань, не вороши лучше. Не копай слишком глубоко. У тебя сын». Я-то ждала звонков от Азизы, от Малахова. Не звонили. Но Шляфман был со мной постоянно. Давал мне показания. Он не сбежал в Израиль, а уехал совершенно спокойно. Правоохранительные органы ждали, пока Шляфман покинет страну. Я звонила следователю, говорила: Шляфман пакует чемоданы. А что мы, спрашивает, сделаем? Следователь сам подсказал ему мысль об отъезде.

О. К.: - Ты знаешь, на съемках этого ток-шоу был следователь. И я ему напомнила те слова, что сказала тогда, 20 лет назад: «Убийцу не найдут. И не накажут. Потому что не хотят...»

Т. Т.: - Шляфману с Малаховым даже не устроили очную ставку. А уж израильское посольство не оставило в беде своего гражданина. Вот и все.

О. К.: - У Черчилля есть такое выражение: «За великими мужчинами всегда стоят великие жены». Скажи мне, пожалуйста, как тебе давался этот груз?

Т. Т.: - Живя с Игорем 12 лет, я была за-му-жем. Я настолько это ощущала. Вот когда его не стало, я поняла, что такое остаться одной. Я так верила в его силу, и в его правоту, и что все будет хорошо, как он мне говорил, что у меня даже в мыслях не было ничего дурного. Он должен победить все зло, которое только было сверху, снизу… Я верила в то, что его сломить невозможно и ничего не должно с ним случиться. Конечно, с творческой натурой, с талантливым человеком рядом находиться тяжело. Но Игорь был лидер в семье, а я была ведомая.

«Многие женщины хотели быть рядом с ним»

О. К.: - Мне всегда казалось, что Игорь не имеет семьи, что он человек свободный…

Т. Т.: - Да, знаю, что многие женщины хотели быть рядом с ним. Многие стремились со мной подружиться, чтобы быть ближе к нему. Но Игорь оберегал семью от всех этих женских воздействий, он не хотел, чтобы кто-то влиял на меня.

О. К.: - На этом ток-шоу якобы памяти Игоря всю историю низвели до уровня склоки. Привели какую-то непонятную Лену, с которой у Игоря вроде бы были личные отношения. Меня поразило, что эта Лена, по-моему, даже жила у тебя после смерти Игоря. Да, я ее помню в «Юбилейном». Но она не была похожа на его женщину. А уж на ток-шоу вообще выглядела жалко.

Т. Т.: - Там были некие отношения. Я знала. До какой-то степени они дошли, и все… Ты мне хорошие слова Достоевского привела: «Русского человека нельзя судить по тому, что он есть, а надо судить по тому, к чему он стремился». Да. Игорь был не святой.

О. К.: - А нет человека без греха...

Т. Т.: - Далеко не святой - это безусловно. Но он был чистый человек. Может быть, не в ту сторону посмотрел, что-то загоралось, как у творческого человека. Игорь успел передо мной исповедоваться. Последняя ночь у нас с ним была очень откровенной...

О. К.: - О чем вы говорили?

Т. Т.: - Он зачем-то прошелся по всем людям, которые его окружали. Дал характеристику каждому, кто рядом с ним. Я тогда не поняла его слов, сказала: «Игорь, ты чего мне такое рассказываешь, будто ты сейчас прямо прощаешься. Перестань!» Он ответил: «Мне тебя жалко, они сожрут тебя». Я не могла понять, кто сожрет? Теперь-то, конечно, понимаю, кого он имел в виду. Потому что сам за себя он мог постоять. Мне очень тяжело. Открывать какие-то статьи, читать про каких-то незнакомых мне женщин… Но я горда тем, что мы с Игорем были не только мужем и женой, мы были друзьями. Мне хотелось бы обратиться к людям, чтобы они слушали песни Игоря, судили его по его творчеству, а не по его личной жизни. Она была сложная, разная, но это была его личная жизнь, которая к творчеству не имела никакого отношения. Достаточно ведь заглянуть в его глаза. Люди делают ошибки. Но не суди - и не судим будешь. С этим, видимо, я буду разбираться еще много лет. Я знаю, люди искренне любят Игоря, они слушают его песни, они не читают этой желтой прессы, они молятся о нем, он остается в их сердцах и умах. Спасибо им за это!

Ольга Кормухина - не случайный человек в этой истории: она выступала на концерте, во время которого произошла трагедия...

Ольга Кормухина - не случайный человек в этой истории: она выступала на концерте, во время которого произошла трагедия...

P. S.: - Мы встретились с Татьяной на Ваганьковском кладбище. Вообще, надо сказать, все как-то не заладилось поначалу, - говорит Ольга. - Татьяну задерживали дела. Я просила батюшку из кладбищенского храма отслужить на могиле Игоря панихиду или хотя бы литию (краткая поминальная служба. - Ред.). Но, к сожалению, оставалось мало времени до богослужения, и он не смог. Я запела литию сама мирским чином. А душа вопрошала: «Неужели, Господи, ты не пошлешь никого - батюшку или матушку, - кто бы помолился с нами?» И вдруг... Чудо. На могилу пришли две монашки (как потом выяснилось, они приехали с Украины). И литию мы продолжили петь вместе. А когда я сказала им, что вот жена Талькова Татьяна, молитесь за нее тоже и за ее сына Игоря, они обрадовались, словно встретили родного и близкого человека. Они сказали именно те слова, которые хотела услышать моя душа. И которые я бы хотела, чтобы услышала Татьяна.О том, как любит и почитает Игоря народ. Молитвы этих чистых душ перекрывают сотни тысяч голосов, льющих грязь на его светлую память. Меня часто одергивали и тогда, и сейчас, что я слишком глубоко копаю. Что нет никаких глубинных причин в том, что случилось. Но то, что сказали монахини об Игоре и об отношении к нему людей, зашкалило даже за самые высокие мои представления. И еще тем, кто считает, что ремесло певца - небогоугодное дело... Да, кто-то льет грязь со сцены и проповедует порок. А кто-то несет слово правды, Божье слово. Они сказали: «Он именно так мог нести правду людям. Многие ребята слушали его песни и шли креститься. Он - Апостол этого времени. Он мученик за Христову правду. И убил его враг рода человеческого. Но через людей, у которых нет совести». И я подумала: как же у Бога все красиво и справедливо. Каждому воздается по делам его...

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Шляфман не сбежал, он уехал в Израиль»

«КП» не раз пыталась найти Валерия Шляфмана в Израиле. Известно, что несколько лет тому назад он открыл продовольственный магазин в Петах-Тикве, неподалеку от Тель-Авива, но в бизнесе не преуспел и отдал магазин за долги. Остался он должен и многим своим знакомым, заняв у них деньги под разными предлогами - то на открытие обменника, то массажного салона. Никому из друзей долгов он до сих пор не вернул.

Недавно Шляфмана видели на юге Израиля, в Беэр-Шеве, но он уклонился от любых разговоров.

Остался при своем мнении и атташе в отставке, первый официальный представитель в Москве министерства внутренней безопасности Израиля, курирующего работу полиции, Алон Таль: «В Израиле Шляфмана никогда не подозревали в убийстве Игоря Талькова. Все то, что произошло тогда в Санкт-Петербурге, - несчастный случай: Шляфман попытался вырвать пистолет из рук другого человека, и оружие выстрелило. В течение нескольких лет в России шло следствие, Шляфмана, который, кстати, был далеко не единственным подозреваемым, допрашивали, предъявляли ему самые разные обвинения (последнее, кажется, вообще касалось клеветы). Обращаю внимание на то, что в Израиль Шляфман репатриировался не сразу после открытия уголовного дела по факту гибели Талькова, как пишут многие СМИ, а спустя несколько лет после этого трагического инцидента. Так что о бегстве в прямом смысле этого слова не может быть и речи. Я лично изучил все материалы этого уголовного дела от корки до корки и уверенно заявляю - Шляфман не убивал Талькова».

Алексей ОСИПОВ, Тель-Авив.

Интервью с Татьяной Тальковой слушайте сегодня на радио 97.2FM и смотрите на ТВ «КП» в 14.30 (tv.kp.ru или 95-й канал «Триколор ТВ»)