2015-02-04T07:42:20+03:00

Откровения оппозиционеров и их противников: Митинги разделяют даже отцов и детей, мужей и жен

Один из лидеров белоленточной оппозиции Вадим Коровин: «Я же революционерам не бейсбольные биты раздавал, а палатки»
Поделиться:
Комментарии: comments215
Изменить размер текста:

С оппозиционером, учредителем проекта «Росагит» Вадимом Коровиным, чьи наклейки о «Ворах и жуликах» широко разошлись по стране, я познакомился самым оригинальным образом. Прибыв к станции метро «Пушкинская» понаблюдать, как белоленточники будут выдавать революционерам обещанные палатки для русского майдана, я увидел, как полиция пакует Коровина. Бизнесмен привез эти палатки, но торжественно раздать как-то вот не получилось...

Точнее - не бизнесмен, а бывший бизнесмен. Через общих знакомых я узнал, что Коровин ради «борьбы с режимом» продал свой бизнес. Что показалось удивительным и даже трогательным.

Следующая встреча случилась накануне митинга оппозиции на Пушкинской площади. Вадим был за рулем и разговаривал по телефону. Вдруг оглушительно закричал и радостно со всего маху ударил по приборной доске:

- Ура! После разрешенной Пушки прогуляемся до Манежки?! Навальный только что предложил в Твиттере!

Тогда я смотрел на него круглыми глазами. Наивно-пацифистских иллюзий насчет судьбы такого «прорыва» не было...

- А если придет много людей, что нам делать на Пушкинской площади? Слушать то, что и так уже всем известно? - обратил на меня свои горящие глаза Коровин.

- Думаете, маска на мне, чтобы ОМОН не запомнил? Это чтобы жена не узнала! Она у меня на другом митинге...

- Думаете, маска на мне, чтобы ОМОН не запомнил? Это чтобы жена не узнала! Она у меня на другом митинге...

- Но лезть на рожон часть оппозиции не захочет.

- Кто не захочет, пойдет домой. Но мы против насилия. И как ты вообще себе представляешь столкновение стотысячной колонны с ОМОНом или войсками? Кто сможет отдать письменный приказ, подчеркиваю, именно письменный приказ, разогнать сто тысяч безоружных россиян в центре столицы? Нет в стране человека, способного взять на себя такую ответственность.

- Значит, ты за эскалацию конфликта... (Мы, будучи демократами, перешли на ты.)

- Я один из тех, кто не хочет, чтобы протестное движение перешло в модную движуху.

- Но идет реформа - выборы губернаторов вернулись...

- Значит, давление нужно продолжать. И я же не бейсбольные биты раздавал, а палатки.

- Как ты вообще попал в политику?

- Обязательно вот эти подробности?

Предприниматель Вадим Коровин продал бизнес, чтобы бороться за российскую демократию «до победного конца».

Предприниматель Вадим Коровин продал бизнес, чтобы бороться за российскую демократию «до победного конца».

- Иначе как тебя понять?

- Хорошо. Я приехал из Тамбовской области, оканчивал заочно учебу в Аграрном университете. Когда я остался без работы, пришел к товарищу и говорю: дай поработать продавцом месяц-два. И уже через две недели работы имел свой бизнес. Делал полиграфию, наружную рекламу, производил оптические носители - диски.

- Все было легально?

- Ты хочешь спросить, нарушал ли я закон? Один налоговый инспектор сказал мне: если ты хочешь все соблюдать, лучше не открывайся. Но вот для того, чтобы его утверждение стало неверным, я и оставил свое дело. Моя фирма «Медиа трейд» работала 6 лет, до сентября прошлого года.

- А если не секрет, доход какой был месячный?

- (Улыбается.) Считай, что я отказался от полумиллиона рублей в месяц...

- И что же случилось? Чиновники достали?

- Да был наезд по беспределу, я из него выпутался, но это не стало толчком для принятия решения. Для меня политика - все-таки не месть. Но вот маленькая картинка: несмотря на чудовищные налоги, взятки, поборы, твой бизнес развивается. И это заметили не только конкуренты, но и правоохранительные органы. Они понимают - у тебя можно отжать. К тебе приходят с каким-нибудь сфабрикованным делом, не важно, уголовным, административным, и говорят: или вот такая сумма в месяц, или мы у тебя сейчас все забираем. И это норма. Ко мне пришел один... Понимаешь, говорит, ты не удивляйся, я сам был бизнесменом, и меня тоже в 1999 году сожрали. Занимались мы тогда, говорит, рыбой, пришли, рейданули, я еще побарахтался, а потом подумал: зачем мне это надо - и ушел в милицию...

- А если соблюдать полную законность - чтоб придраться было не к чему?

- Смотри, какая штука. Чтобы открыть интернет-магазин в 2011 году, мне пришлось пройти семь кругов ада, хотя нам заявляют, что это принцип одного окна. Представь - Тамбовская область. Открытие, пошлина там стоит каких-то 200 - 300 рублей. Но кассовый аппарат стоит 14 - 15 тысяч. Фискальная память ежегодно еще 8 - 9 тысяч рублей. Обслуживание кассового аппарата 8 - 12 тысяч. То есть человек, для того чтобы только открыть свой бизнес, должен отдать тысячу долларов. Плюс социальный налог (16 - 18 тысяч). Зарабатываешь ты или нет - не важно, ты его платишь. В Тамбовской области на тысячу долларов можно полгода жить. И ты полугодовой заработок должен отдать государству только за то, чтобы иметь право реализовывать свою идею?!

- И как ты решился отказаться от бизнеса?

- Два года назад я отдыхал на Гоа и принял решение - пришло время принять участие в политике. Я думал: почему где-то, например в Финляндии, можно устроиться на работу, в тот же день получить ипотеку под 2%, а на следующий день заселиться в собственное жилье?

Политика выплеснулась на улицы - туда вышли противники и сторонники власти. И теперь остается гадать - кто окажется сильнее?

Политика выплеснулась на улицы - туда вышли противники и сторонники власти. И теперь остается гадать - кто окажется сильнее?

- Ну и что?! Все ворчат, говорят об этом...

- А я не буду ворчать, я хочу менять! Решил, что буду обществу полезнее, чем самому себе в бизнесе. Решил закрыть свое дело - что-то раздал, что-то продал… Вложил деньги в интернет-магазин оппозиционных материалов, наклеек, футболок и т. д. Единственное, что мучило, - это для меня как камень на сердце - благополучие моей семьи. Мягко поставил жену перед фактом. Но постепенно начал понимать, что она против моей затеи и опасается политики.

- Игрушками занялся?

- Да, ей кажется - я играю. У меня летом состоялся разговор - хорошо, говорю, тогда мы не остаемся здесь. Я не могу принимать те условия, которые мне предлагает моя страна. Мы уезжаем куда угодно - в Западную Европу, Восточную Европу, Грузию. Она отвечает - делай что хочешь. Я принял решение - остаемся и пытаемся изменить свою страну.

- То есть в семье оппозиция?

- В семье не разделяют мою политическую активность. Типа у нас все и так хорошо. А политическая активность - это опасно. Еще безразличие - это главная наша проблема. Так вот: безразличие общества позволяет властям делать все, что им заблагорассудится!

- А ничего, что это твое «небезразличие» обрывается сразу за пределами Садового кольца?

- Неправда. Я разговаривал с регионами. С родственниками в Тамбовской области, Астраханской. Там все гораздо ужаснее, чем здесь. Если здесь коммунальные платежи 4,5 - 5,5 тысячи - это много. То там такие же коммунальные платежи, 3,5 - 4 тысячи, - это ж бешеные деньги!

- И все-таки никто из оппозиции не смог ответить на главный аргумент властей: «Кто - если не Путин?».

- (Задумывается.) У нас богатая республиканская история. У нас была Псково-Новгородская республика. Не надо нам рассказывать, что у нас должен быть один лидер. Не надо нам говорить о русском монархизме. У нас есть представительство, народное самоуправление...

- Смута, анархия...

- Ничего подобного.

- Почему?! У нас всегда так. Власть народа заканчивается кровью, а потом тиранией...

- Брось! Я же о другом! Почему, когда создали муниципалитеты, в итоге не дали им ни полномочий, ни денег? То же происходит и на других уровнях - депутат гордумы или облдумы в регионе ничего не решает. Нужно построить систему реального контроля общества над всеми структурами власти. Над исполнительными, законодательными.

- Переходный период будет опять тяжелый.

- Мы же 90-е вынесли...

- А по-моему, люди готовы терпеть все что угодно, лишь бы не было страшного переходного периода.

- Хорошо. Тогда будет взрыв. Мы дотерпим до астрономических коммунальных тарифов и цен на бензин.

- Как относится к оппозиции российский бизнес?

- Эгоистично. Дескать, подождем, посмотрим...

- Но на Болотную приходили в том числе и бизнесмены.

- Вряд ли. Это были менеджеры. Паранойя не покидает - номер твоего автомобиля записали, и теперь тебя поставят на галочку, и послезавтра к тебе придет налоговая, СЭС и так далее. А менеджеру, который не является ни владельцем, ни генеральным директором, явиться на Болотную гораздо проще.

- А что у бизнесмена к вам больше: страха или недоверия?

- Думаю, скорее недоверия. Я разговаривал с друзьями-предпринимателями. Они уверены, что «враги режима» - это люди, которые не успели в свое время урвать. Причем говорят вполне взрослые серьезные люди. Или вот пример - год назад объявляю своим компаньонам, что ухожу. Они мне: ты уверен? Типа оппозиция на сто процентов спонсируется из-за рубежа. Я офигел. Хорошо поработало наше ТВ!

- А если они в чем-то правы...

- Мы не хотим поменять одного Путина на другого Путина. Мы говорим о гражданском обществе. О том, чтобы мнение народа, как бы это пафосно ни звучало, имело значение. Когда у нас в последний раз был референдум? Кому нужно мнение народа?

- Итак, Путин побеждает... Что будешь делать?

- Я буду продолжать, конечно. До победного конца. Давай пойдем от обратного. Для того чтобы ситуация в стране кардинально изменилась, властям нужно провести реформу. Проведение реформ - значит, с самих себя начать нужно. Стало быть, проведение реформ невозможно. Я прав?

- Не совсем. Можно кого-то уволить и нанять других людей, более-менее честных.

- Нет, надо бороться! Я был один из первых десятков-сотен человек... Сейчас уже сотни, тысячи креативных молодых людей вовлечены в протест...

- А если страна скажет - нет, это не наш путь?

- А что она скажет: наш путь - средневековый феодализм? Глупости. Скорее страна может не понять наших намерений. Тогда надо менять формат и переходить от митингов к реальным делам.

Противник оппозиции Виктор Ермишко: «Стану дружинником и буду просить оппозиционеров убраться с наших улиц!»

- Виктор, ваша фотография стала хитом в Интернете. Символом уличного противостояния сторонников и противников власти. Как это у вас получилось?

- Абсолютно спонтанно. Я мирно сидел себе дома. Я политикой не интересуюсь, но тут ко мне с митинга зашли двое друзей погреться, попить чайку. Я их пустил, обогрел, но сказал, что с ними не согласен. Ну ладно, разошлись. И тут вся эта разношерстная публика начинает шуметь у моих окон. Я и решил выразить свое мнение (запальчиво). Они выражают свое мнение, а я что, не имею права, что ли?! А как его выразить? Мегафона-то нет. Валялась пустая коробка из-под пирога. Написал на ней три слова.

- «Я за Путина»?

- Да. И высунулся в окно. Благо второй этаж. Я их хорошо разглядел - в первых рядах шли люди вообще непонятные. Я так понял, что это внесистемная оппозиция. С шариками, надутыми непонятно кем и на какие деньги купленным газом. С плакатами, такими хорошими, добротными, тоже непонятно на чьи денежки купленными. А вот эту разношерстную публику сзади припирала колонна коммунистов краснофлагая.

- И флаги у них тоже, наверное, непонятно на чьи деньги куплены...

- Тут как раз все понятно. Коммунисты научились работать с бизнесом.

- И как вас приняли на улице?

- Неласково. Посыпались проклятия и куски льда. Тут я уже взбеленился и начал показывать непристойные жесты. Я пытался сказать тем господам, идущим впереди: в случае чего вот эти краснознаменные господа, идущие сзади, вас в первую голову перевешают!

Юрист из Питера Виктор Ермишко готов лично бороться с «революционерами». Даже если среди них окажется его собственный сын.

Юрист из Питера Виктор Ермишко готов лично бороться с «революционерами». Даже если среди них окажется его собственный сын.

- А это правда, что ваш сын находился среди них и вас, мягко говоря, не поддерживает?

- Так оно и есть. Он считает себя большим умником. В отличие от меня, человека, который день и ночь трудится, он сидит в Интернете, читает разные благоглупости. Напитываются ненавистью, на мой взгляд, именно из Сети.

- И как он отнесся к вашему поступку?

- Он говорит, что ему стыдно, потому что меня в Сети обзывают ублюдком, а еще быдлом.

Так вот позволю себе господам интернетчикам представиться. Почетный адвокат России Виктор Александрович Ермишко. Никакое я вовсе не быдло по отношению к недоучкам, которые шли с лозунгами против. Незнамо за что, но против. Историю, ребята, надо учить. Все это было в стране.

- Ну это знакомо - старое поколение боится потерять то, что имеет, молодое - то, что имеет, не ценит. Хочет лучшей жизни...

- Если бы молодое поколение что-то имело, оно бы и не стало возбухать.

- Но молодежь всегда отрицает опыт старших.

- Ну да. Кто в молодости не был революционером, тот в старости консерватором не становится. Я ничего не имею против того, что молодежь высказывает свое мнение. Но господа, делайте это корректно!

- Извините, но вам после этой разухабистой фотографии говорить о корректности странно.

- Минуточку. Повторяю: этот жест я показал после того, как в меня начали бросать льдинами. Это нормально? А если бы я с пулеметом высунулся, это лучше было бы?

- А может, поведение оппозиции вызвано тем, что телевидение и пресса не дают противникам власти высказаться?

- Первый канал показал же акцию на Садовой.

- Стараясь не упоминать лозунги... То есть цензуры в России нет?

- Кто платит, тот и заказывает музыку. Но есть же независимые каналы, кроме государственных (спохватывается)... А как же эта помоечка - Интернет! Кто вам мешает там общаться?! Проблема в том, что крикливое меньшинство хочет быть более влиятельным, чем молчаливое большинство.

- Вам оппозиционеры не угрожают?

- Нет, ничего не было. Кто угрожать-то будет?! Где эти деятели, кто их знает, кто на них равняется?!

- Почему сын ваш не пришел на это интервью?

- Может, стесняется.

- Странно спрашивать, но за кого вы проголосовали?

- Конечно, за Путина.

- Но может получиться, что Путин придет еще на 12 лет. Вас это не пугает?

- Вы знаете, мне кажется, что нет, не на 12. Двенадцать - это только теоретически.

- Теоретически и 36 возможно.

- По белорусскому варианту так и вообще бесконечно. Но думаю, у Путина хватит мудрости.

- Что будет дальше?

- Все должны работать, заниматься полезным трудом по тем тезисам, которые наш будущий президент обозначил в своих программах.

- Представим, что ОМОН разгоняет демонстрацию, где ваш сын...

- Он умный, образованный. У него хватит мозгов не лезть поперек батьки в пекло. И скажу вам откровенно - не только ОМОН должен наводить порядок, народные дружины скоро придется собирать.

- Пойдете в дружину?

- Я пойду. Просить оппозиционеров убраться с улиц, не мешать машинам ездить, людям ходить в магазин. Буду просить не болтаться по городу зря с плакатами, купленными на деньги из американского посольства, а идти заниматься производительным трудом.

- А если вам попадется сын?

- Скажу, чтобы шел домой.

- А он у вас упрямый?

- Упрямый. Но я тоже упрямый. Ничего страшного, пойдет, куда он денется.

Как я провел этим политическим сезоном

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Митинги после выборов президента»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также