Санкт-Петербург
Общество

Мурманский календарь: 4 января. Для поступления в школу юнг Саша Ковалев заимствовал чужую фамилию

86 лет назад родился Александр Филиппович Рабинович

В этот день 86 лет назад – 4 января 1927 года – родился Александр Филиппович Рабинович – он же юнга Северного флота Саша Ковалев.

Появился он на свет в московской еврейской семье инженера Филиппа Макаровича Рабиновича и его жены Елены (Лили) Яковлевны Рабинович, в девичестве – Черномордик. Очень рано, в 10 лет Саша остался без родителей. В 1937 году они были репрессированы как «враги народа». Отец погиб в лагерях, мать отправили в ссылку в Джезказган. После их ареста, спасая десятилетнего мальчика, заботы о нем взяла на себя старшая сестра матери Раиса (Рита) Яковлевна Райт-Ковалева, всемирно известная писательница и переводчица (1898-1989). Именно в ее переводах впервые появились русские версии произведений Г. Белля, Ф. Кафки, Дж. Сэлинджера, У. Фолкнера, А. Франк. Рита Райт-Ковалева – автор художественной биографии Р. Бернса, воспоминаний о Маяковском, Хлебникове, Ахматовой, Пастернаке. Это далеко не полный перечень ее произведений.

Началась Великая Отечественная война. Муж Риты Райт, капитан 2-го ранга Николай Петрович Ковалев, флагманский механик Беломорской военной флотилии, в начале войны со штабом флотилии был переведен в Архангельск. Рита Райт с Сашей были эвакуированы в Ярославскую область, а в конце 1941 года переехали в Архангельск, где Райт-Ковалева стала работать на радио, а Сашу устроили на штабной катер. Когда к осени 1942 года на Соловецких островах создавалась единственная в мире Школа юнг, Саша с помощью дяди поступил в нее, заимствовав биографию не прошедшего по своим данным кандидата в юнги Юрия Николаевича Ковалева, комсомольца, уроженца поселка Тотьма Горьковской области, 1926 года рождения. Конечно, такой «подлог», стань он известен, имел бы непредсказуемые последствия не только для Саши Рабиновича, но и для капитана Н. Ковалева. Однако – обошлось.

Саше предлагали учиться на радиста, но он выбрал специальность моториста, с этим делом он был немного знаком. Он учился охотно и старательно. Учеба давалась ему легко. В начале 1944 года, по окончании обучения юнгу Ковалева направили служить на эсминец Северного флота «Громкий». После недолгой службы его перевели в новую бригаду торпедных катеров, на ТКА-209 мотористом. Смелость, решительность, общительный характер, за короткое время снискали Саше любовь не только экипажа катера, но и всей бригады. В первом же бою, 7 апреля 1944 года юноша, стоя на мостике, заменяя убитого сигнальщика, хладнокровно и точно докладывал командиру катера о падении вражеских снарядов, помогая катеру уклоняться от попаданий, а также помогал корректировать огонь своего катера по транспорту противника, что привело к его потоплению. За этот подвиг Саша Ковалев был награжден орденом Красной Звезды.

Вечером 8 мая 1944 года катера TKА-209, на котором служил Саша, и ТКА-217 направили в маневренную базу к селению Пумманки, что на Западном Мурмане для действий на коммуникациях противника. На подходе к Пумманкам заметив вражеские корабли, катера решили их атаковать. Во время боя ТКА-209 был поврежден огнем с самолетов противника. «Начался пожар в бензоотсеках, - вспоминал сослуживец Саши и свидетель его подвига Аpкадий Семенович Гурков, бывший командир отделения мотористов ТКА-209, - загорелся боезапас. Через пробоины стала поступать вода. Саша Ковалев находился в кормовом отсеке и отважно боролся с водой, а когда снарядом был пробит коллектор, он своим телом закрыл рваную дыру. Тем самым юнга обеспечил ход катеру, спас экипаж. Когда фашисты от нас отстали, я заглушил двигатель. Сашу, который потерял сознание, вынесли на верхний палубу, смазали ожоги машинным маслом. Придя в Пумманки, мы насчитали 350 пробоин, моторный и бензоотсеки были залиты по пайолы водой и бензином. Были приняты все меры к спасению TKА». Этот подвиг вошел в историю флота. За это Саша был представлен к ордену Отечественной войны первой степени. Но получить награду он не успел…

9 мая 1944 года Саша Ковалев погиб в результате взрыва германской фосфорной мины, неразорвавшейся накануне на катере после бомбардировки его авиацией противника.

В стихах известного мурманского краеведа и поэта Владимира Сорокажердьева о Саше Ковалеве есть строки, которыми я хочу завершить этот выпуск «Мурманского календаря»:

Слог документа лаконичен, сух.

Но не сказала старая бумажка:

Неужто им высокий правил дух –

Навстречу смерти грудью – нараспашку?

О подвигах не надо лишних слов.

Но вспомним ли о том, что жил он с нами,

Еврейский мальчик Саша Ковалев,

Сиротский мальчик Саша-россиянин?

Юнга Саша Ковалев.

Юнга Саша Ковалев.