Санкт-Петербург
Наука

Полвека полету Валентины Терешковой: В космос - только девушки

16 июня 1963 года состоялось открытие космической эры для женщин
Первый завтрак после возвращения на Землю.  Валентина Терешкова (слева) на фоне спускаемого аппарата.

Первый завтрак после возвращения на Землю. Валентина Терешкова (слева) на фоне спускаемого аппарата.

26-летняя Валентина Терешкова начала свое путешествие в космическое пространство. О ней, ее полете и жизни написано и рассказано очень много. Тем не менее немало из того, что происходило вокруг полета, было под грифом «секретно» вплоть до самого недавнего времени. А свою личную жизнь Валентина Владимировна «засекретила» сама…

Небесная цензура ЦК

30 мая 1963 года врио замначальника боевой подготовки ВВС по космосу генерал-майор Горегляд отправил в ЦК КПСС документ с грифом «совершенно секретно»: задание на полет на космическом корабле «Восток-6» и программа полета. Если в программе определялось, сколько должна была летать первая женщина-космонавт, какие варианты посадки существовали, чем нужно было руководствоваться в случае вынужденной посадки вне территории СССР и пр., то порядок работы представлял собой крайне занятный и «политически ориентированный» документ. Согласовывали его шесть конструкторов и инженеров, шесть генералов, а утверждал академик Келдыш. Основные действия были распределены по виткам. Кроме экспериментов, принятия пищи и фотографирования, были запланированы и политические мероприятия. Военные и ученые решили, что будет достаточно следующих действий: 2-й виток - приветствие народам Африки, приветствие народам СССР, доклад ЦК КПСС, 3-й виток - приветствие народам Европы, 4-й виток - приветствие народу Южной Америки. 5-й виток - приветствие народам Китая, приветствие народу Австралии, 7-й виток - приветствие народу США.

С политической точки зрения выбор стран и континентов для приветствий был очень непродуманный - разве можно было так обобщать? Например, разве можно приветствовать всю Южную Америку? Там же много диктаторов! И им тоже привет? Не-е-ет. На это советские космонавты пойти не могут! Пришлось ответственным работникам ЦК КПСС срочно переделывать программу для Валентины Терешковой, и уже 1 июня в приложении к выпущенному под грифом «Строго секретно. Особая папка» постановлению ЦК КПСС «Об освещении в печати, по радио, телевидению и в кино группового космического полета» в этом деле был наведен порядок. Были утверждены тексты приветствий: народам Советского Союза, ЦК КПСС, народам Европы, народам Латинской Америки, народам Азии, народам Китая, народам Монголии, Вьетнама и Кореи, народам Индии, Индонезии, Лаоса, Бирмы, Цейлона и Камбоджи, народам Ближнего и Среднего Востока, народу Австралии, народам Скандинавии, народам США. Все политические ошибки были блестяще исправлены!

А с какой выдумкой партийные функционеры подошли к «приветам»! Советскому народу - «сердечный привет и наилучшие пожелания», а женщинам - отдельный «горячий привет», африканским народам, Латинской Америке и США - «мира и счастья». Народам Азии - лишь «пламенный привет», китайцам - «горячий привет», народу Кубы и особенно кубинским женщинам - «сердечный». Мерзнущие скандинавы заслужили «горячий привет», индусам, монголам, вьетнамцам, корейцам и всяким там австралийцам был послан просто «привет»…

Хрущев женил, Брежнев разводил

О личной жизни Терешковой и космонавта Андрияна Николаева ходит множество легенд. И роль партийных руководителей, особенно Хрущева, в создании этого брака не всегда оценивается правильно. У него была двойственная позиция. На людях он говорил: «Решать только им самим», - а вот в разговорах «не для всех» оказывал на молодых серьезное давление.

Алексей Сальников, офицер 9-го управления КГБ СССР, работал с Хрущевым с 1956 по 1964 год. Он рассказал мне об одном разговоре. Беседовали трое: Хрущев, министр обороны Малиновский и собственно Андриян Николаев, космонавт № 3. Говорил в основном Хрущев:

- Андриян, ну давай ты все-таки женишься. Космическую свадьбу сыграем, представляешь? Все организуем по высшему классу, правда, товарищ министр?

Малиновский по большей части молчал, время от времени строго поглядывая на космонавта, а Николаев, как вспоминает Алексей Сальников, глядя в пол, отнекивался: «Да у меня девушка есть в деревне. Я жениться обещал». А Хрущев все настаивал… Других вариантов «космической свадьбы» не было: Николаев в то время был единственным неженатым космонавтом. И такие разговоры были не один раз…

Конечно, много позже Андриян Николаев мог позволить себе говорить о том, что «Хрущев ничего не решал», что он вообще «всю свадьбу испортил», устроив ее в гостевом особняке на Ленинских горах, где могло поместиться только 200 гостей, а не в Доме офицеров в Звездном городке, который мог вместить и 300 человек. Но на самом деле решающее слово было за Хрущевым. Приказ сыграть свадьбу и данное прямо во время торжества задание не затягивать с «космическим ребенком» были выполнены космонавтами на «отлично».

А вот потом начались проблемы. Николай Каманин, помощник главкома ВВС по космосу, бывший инициатором первого женского полета, 10 ноября 1963 года записал в своем дневнике: «Для политики и науки их брак, возможно, и будет полезным, но я совсем не уверен, что Валя действительно любит Андрияна. Уж слишком они разные: она - огонь, а он - вода. Оба сильные, волевые люди, ни один из них добровольно не подчинится другому...»

Через несколько лет «звездный брак» начал умирать. И умер бы, если бы не опека ЦК КПСС. Супруги несколько раз обращались с просьбой разрешить им развестись. Лишь за несколько месяцев до своей смерти, когда дочери Николаева и Терешковой исполнилось 18 лет, Брежнев дал разрешение на развод, который, в отличие от свадьбы, прошел тихо.