2016-08-24T02:45:08+03:00

Врача, обвиняемого в убийстве младенца, оправдали

Корреспонденты «Комсомолки» побывали на приговоре в зале суда
Как бы то ни было, вывод суда однозначен: гибель плода не связана с действиями врача.Как бы то ни было, вывод суда однозначен: гибель плода не связана с действиями врача.Фото: KP.RU-Красноярск
Изменить размер текста:

На оглашении приговора в зале были только журналисты и коллеги обвиняемого, которые недовольно шептали:

- Как коршуны налетели, как коршуны…

- Конечно, интересно, как судят врача, - сам обвиняемый, акушер-гинеколог Копьевской районной больницы Александр Тышта тоже не рад вниманию прессы.

В своем последнем слове он сказал:

- Я пять лет проработал в этой больнице, честно выполнял клятву Гиппократа, и все об этом знают. Я невиновен и никого не убивал.

Напомним, Александра Тышту судили по статье 105 (убийство) и обвиняли в том, что он утопил в ведре и сжег в кочегарке тело новорожденного ребенка с целью снизить показатели младенческой смертности.

Чего не скажешь в шутейном разговоре?

Эта ситуация стала известна полиции из записанного телефонного разговора Александры Тышты с коллегой по работе, тоже врачом. Они беседовали почти 18 минут, на разные темы, и в том числе Александр Владимирович сказал между делом, что сегодня делал кесарево сечение, один плод был с патологией, он его утопил и сжег в кочегарке, но уже придумал, как это скрыть, чтобы не портить медицинскую статистику больницы.

Суд посчитал, что этот разговор носил несерьезный характер: коллега сообщила, что она каждый день пьет по пять литров спиртного, Тышта в ответ рассказал про утопленного младенца, в общем, ничего особенного. Просто болтали о том, о сем.

Врачи под давлением

Любопытно, но почти все участники событий того дня, 26 февраля 2013 года, когда в Копьвской больнице родилась двойня, поменяли свои показания на прямо противоположные.

Сначала одна сказала, что ее бывший муж, полицейский, дал совет ничего не говорить, и она заявила, что вообще не присутствовала при родах.

Другая случайно видела плод и он «пульсировал».

Третья признала, что приносила доктору ведро с водой, но не знает, зачем.

Четвертая говорила, что увидела плод с патологиями, посчитала, что он все равно не выживет, и никаких мер принимать не стала.

Все эти сведения сотрудники больницы сообщили на предварительном следствии в апреле. А в мае, на суде, дали совсем другие показания и добавили: на следствии на них давили, в протоколе писали искаженные сведения и пр.

И вот с помощью всех участников событий нарисовалась совсем другая картина.

Оказалось, что за день до родов беременной двойней женщине сделали УЗИ и увидели, что один плод в два раза меньше и он мертв. Поскольку была угроза жизни второму плоду и матери, решили делать кесарево сечение.

Врач Тышта сначала достал мертвый плод и передал его коллегам, потом - живую девочку, ее тоже унесли. А сам врач около часа не покидал операционную. За это время все его коллеги уже увидели плод весом менее 500 грамммов с грубыми патологиями (расщелина грудной клетки, отсутствие внутренних органов, лица, глаз и пр.) и убедились, что плод родился мертвым.

А дальше – все по инструкции: кремация.

Зачем ведро?

Но перед тем, как сжечь младенца в местной кочегарке, врач зачем-то его помыл. Именно для этого и понадобилось белое пластмассовое ведро – оно стало одним из вещественных доказательств на суде, которое, собственно, ничего не доказывало. И в самом деле, как понять по ведру, кого в нем мыли, еще живого или уже мертвого младенца?

Как пояснил уже после суда адвокат обвиняемого Николай Никифоров, мыть «биологический материал» там, где моют живых младенцев, запрещено инструкцией. Поэтому пришлось нести ведро с водой.

Как бы то ни было, вывод суда однозначен: гибель плода не связана с действиями врача.

Оправдательный приговор коллеги Александры Тышты встретили аплодисментами.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также