Санкт-Петербург
ТАЙНЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Последний сын героя ВОВ: «Тятя вернулся...»

Приставы-волонтеры подарили татарстанскому красноармейцу родину через 70 лет
Виктор Шестериков, наконец, дождался возвращения отца.

Виктор Шестериков, наконец, дождался возвращения отца.

Фото: Лика ИСАЕВА

«Войну нельзя считать законченной, пока не похоронен последний погибший солдат»

Генералиссимус Александр Суворов

«Вахты памяти» для многих волонтеров не модное увлечение, навеянное приближающимся 70-летним юбилеем Великой Победы, а смысл жизни. Едва наступает лето, как со всех уголков России они съезжаются на раскопки в местах ожесточенных боев во время Великой Отечественной войны. В лесах, в чистом поле, по одним им известным приметам они находят останки непохороненных воинов и предают их земле по воинским обычаям - под залпы салюта и в гробах, накрытых стягом Родины.

На Орловской земле нашли канувшего в Лету более 70 лет назад жителя татарстанской деревушки. Все эти годы жена верила, похоронке вопреки, и ждала своего единственного любимого. Но так и не успела поклониться могиле...

ПРИСТАВСКИЙ ДЕСАНТ

Поисковый десант судебных приставов в августе возглавлял глава ведомства - Артур Парфенчиков. Вместе со своими сотрудниками, съехавшимися со всех регионов России, он несколько дней жил в палатках, лопатами и кисточками поднимал из земли незахороненные останки солдат Великой Отечественной.

Во время поисков возле деревни Кукуевка, в Болтовском районе, раскопали воронку. В ней - останки пятерых воинов. И только у одного из них оказался бакелитовый медальон, в котором солдаты оставляли посмертные анкеты, чтобы не оказаться в пропавших без вести. Из суеверия ли, по каким-то другим причинам, но воины Рабоче-Крестьянской Красной Армии тогда свои медальоны не берегли. Кто - выбрасывал с глаз долой, кто забывал в вещмешках. А если и заполняли анкету, то карандашом. От времени и сырости многие записи исчезли, стерлись. Прочитать их порой не может и самая современная экспертная аппаратура.

А тут медальон «выжил». Обнаружил находку с мизинчик Артур Парфенчиков. Открывали «бакелитовую память» и боялись дышать - записка с данными красноармейца сохранилась. Бумагу, пролежавшую в земле почти 70 лет, отправили на экспертизу. Прочитать запись смогли специалисты из Казанского отделения Всероссийского информационно-поискового центра «Отечество». «Рядовой красноармеец 356 стрелковой дивизии Шестериков Иван Гаврилович, 1902 года рождения, уроженец деревни Тарлаши Столбищенской (ныне Лаишевский район. - Ред.) волости Казанской губернии» - короткая и емкая запись...

Это все, что осталось в семье от героя.

Это все, что осталось в семье от героя.

Фото: Лика ИСАЕВА

ТЯТЮ НАШЛИ

- Чудо... - сквозь толстые линзы очков глаза Виктора Шестерикова слезятся - то ли от света, то ли от весточки о погибшем на фронте родителе. - У нас ведь все село завидует. И нашли, и привезут останки, да еще и захоронят на родине.

Дрожащими руками бывший сельский скотник достает из стенки красивый кувшинчик. В нем все, что осталось на память от Ивана Шестерикова, колхозного кладовщика и отца пятерых детей... На натруженную ладонь выпадает клочок бумаги, пожелтевшей от времени, на котором скудная запись. «Шестериков И. Гаврилович, погиб 22.2.1943 Орловская область, Болховский район, деревня Кукуевка». Даже не похоронка... На обычном листке синей ручкой размашистым почерком записал кто-то из военкомата лет двадцать назад, когда семья попыталась что-либо узнать... А они хранят клочок, как святыню.

- Ты только назад положи, не потеряй, - дребезжит, как крышечка от фаянсового кувшинчика, слабенький голос жены Виктора Веры Семеновны. У женщины война забрала отца - данные о его гибели на другой стороне листка.

- Положу, куда денусь, - бережно разглаживает листочек Виктор Иванович. - Вот это да старая фотография тяти - все, что у нас от него осталось. Тятя... Вернулся...

Ивана Шестерикова похоронят рядом с женой.

Ивана Шестерикова похоронят рядом с женой.

Фото: Лика ИСАЕВА

«МУЖ ОДИН НА ВСЮ ЖИЗНЬ»

Иван Гаврилович Шестериков родился 10 апреля 1902 года.

- Жили они бедно, отец женат был на местной девушке, - воспоминания сыну Виктору даются с трудом. - Родила она ему троих детей, а потом умерла. Мама моя Пелагея (Полина в простонародье. – Л.И.) была младше отца на десять лет. Работали они вместе в колхозе.

Там и познакомились. Вдовец с таким приданым - трое детей, по сельским меркам жених сомнительный. Надо и общий язык с ребятней найти, и хозяйство справно вести. Но Пелагея полюбила его, хоть Иван был мужчина серьезный, в колхозе уважаемая фигура и не было у него времени на лирику и прогулки по луне. И когда пришел кладовщик свататься, ответила да. Венчались в церкви. И приняла Полина двоих мальчишек и девчонку, а после родила мужу еще двоих - в 1937-м году Витюшу, а в 40-м - Колю. Через год пришла война.

Ивана забрали 6 сентября 1941 года. За ним призвали и сына старшего, Федора.

- Я маленький был, не помню почти ничего, - признается Виктор Иванович. - Голодно было да холодно, это да. Мы у мамани тогда все вместе росли - и родные, и мужнины дети от первой жены.

В 1943 году пришла похоронка на Ивана. Но сведений о том, где погиб, в каком сражении, где захоронен, в семье не сохранилось: дом сгорел. А Федор дошел до Берлина, домой вернулся израненным.

В архиве семьи сохранилась фотография отца и его первой жены.

В архиве семьи сохранилась фотография отца и его первой жены.

Всех детей Полина поднимала одна. Даже думать о том, чтобы второй раз замуж выйти, не хотела. И всю жизнь надеялась, что похоронка - ошибка и ее Ваня жив, вернется. Но годы шли, а супруг так и не открыл калитку...

- Мать часто говорила, что хотела бы на могилку отца съездить, повидать, но так и не довелось - дорого было в путь отправляться. В доме денег не водилось у нас. Да и где искать-то... Так и умерла в 1997 году, не поклонившись месту, где тятю похоронили, - вздыхает пенсионер. - Да и из нас, тех Шестериковых, почитай один я остался - братья и сестра умерли.

Предавать земле останки Ивана Шестерикова будут в Прощеное воскресенье, накануне Великого поста, 22 февраля 2015 года - ровно через 71 год после гибели.

Церемония будет торжественной. Приедут и президент Татарстана Рустам Минниханов, и главный судебный пристав России Артур Парфенчиков. Все расходы взяло на себя государство. Виктор Иванович ведет на деревенское кладбище. Рядом с забором старый, потрескавшийся крест с жестяной табличкой: «Шестерикова Пелагея Андреевна».

- Вот здесь и похоронят, - опустив голову, показал Виктор Иванович. - Тут мама моя, Николай, младший брат, внучка лежат. Теперь и он будет. Вот так и встретятся...