2016-08-24T02:12:10+03:00

Полковника МЧС уже год судят за несуществующие взятки

Следователи арестовали его подчиненного и решили заодно «пройтись» по начальникам
Фото: Андрей РОСТ
Изменить размер текста:

Знакомьтесь, начальник отдела лицензирования и сертификации Северо-Западного центра МЧС, полковник внутренней службы Алексей Гоков. Если верить друзьям и коллегам – опытный сотрудник, хороший семьянин. Если следствию, то взяточник и коррупционер. А если спросить юристов, они расскажут историю мало отличимую от сюжета «Процесса» знаменитого Кафки – о том, как человека пытается сломать бездушная судебная машина.

СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Вряд ли Алексей Гоков хотел так начать свой день. Утро 21 февраля 2013 года у него на работе началось с обыска. Сотрудники полиции изымали документы, открывали сейфы, проверяли компьютеры отдела. Никому ничего не говорили. Однако, через несколько часов их начальник сообщил, что одного из подчиненных Гокова- главного специалиста отдела Алексея Попова, задержали по подозрению во взятках.

- Следователи объяснили, что он сговорился с начальником отдела лицензирования в Карелии, подполковником Иваном Нестеровым, и брал деньги за выдачу лицензий МЧС России строителям, - рассказывает Алексей. – Брал много и не стесняясь. Настолько, что заинтересовал местный отдел экономической безопасности.

Все доказательства уже были на руках у полицейских были. Тем более, что коррупционная схема изысками не отличалась. Нестеров получал деньги от предпринимателей в Карелии, сам готовил акты проверки соискателей лицензий и подписывал их. Печатал эти акты не выходя из кабинета, даже не выезжая на объекты для проверки. Попов, в свою очередь, по договоренности с Нестеровым продвигал документы на получение лицензии на своем, региональном уровне. Подделывал часть документов, чтобы они соответствовали законодательству, а затем сообщал своему начальнику о том что все бумаги в порядке. Финансы же отправлялись на «левый» лицевой счет.

Преступники вели себя настолько нагло, что даже «проводили обучение» соискателей лицензий – выдавали им удостоверения о повышении квалификации без какой либо подготовки. Следователям удалось попасть на такой «мастер-класс». И с этого момента судьба вымогателей была решена. Прослушка, сбор доказательств и задержание в Карелии Ивана Нестерова и руководителя учебного центра.

Но эти подробности Алексей узнал уже позже. Тогда он просто переживал вместе с начальством о проколе отдела, и гадал, что будет писать в объяснительных. А Попов в это время давал показания. И говорил он много.

90 ПРОЦЕНТОВ

Карельские следователи оказались ребятами лютыми. Взяточников Попова и Нестерова раскололи на раз-два-три. И тут же посулили им свободу в обмен на показания. Мол, сдай начальство, и отделаешься условным сроком. Попов на уговоры поддался практически сразу. И как говорится в криминальном мире, «запел». Только вот предложить что-то существенное ему было тяжело, поэтому он решил малость приукрасить, а свою вину переложить на своего начальника Гокова.

- После окончания обыска в рабочих кабинетах 21 февраля меня пригласили на беседу следователи. Уже тогда я почувствовал, что копают под меня знатно, - вспоминает Гоков. – С «простой беседы» я ушел лишь в полдвенадцатого вечера. А 17 июня меня попросили явиться на очную ставку с Алексеем Поповым в Карелии. Мой адвокат тогда сразу сказал: «90 процентов, что тебя заберут. Готовься».

Юрист не ошибся. С очной ставки Алексей попал сразу в следственный изолятор на основании показаний Попова, уже три месяца топтавшего нары в СИЗО. С этого мгновения для спасателя начался судебный кошмар.

- Они настаивали, что я брал взятки. Запугивали тем, что отправят в Карелию и посадят, - делится впечатлениями от встречи с органами Гоков. – Жену мою даже вызвали. Просили, чтобы она на меня как-то повлияла. Обещали, если я расскажу хоть что-то, то меня сразу отпустят. А мне нечего было рассказывать. Я и про взятки знал только по слухам в отделе, уже после ареста подчиненного. Попова, кстати, сразу после очной ставки отпустили, как обещали, изменив ему меру пресечения.

НЕОЖИДАННОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

Карельские полицейские и следователи комментировать криминальную историю отказываются. Единственное, что сказали корреспонденту, причем неофициально, Попов свои показания менял не один раз. Даже грозился подать в суд на сотрудников за принуждение к даче показаний. Но, в конце концов, окончательно сломался.

- Он все признал. И свою вину, и соучастие в преступлениях начальника, вашего Гокова. Вот только путался в показаниях часто, - объяснил источник. – Не было в его словах конкретики. Еще тогда следователи напряглись. Но решили продолжить. Надеялись на то, что что-то можно было из них вытащить.

А между тем Алексей Гоков уже седьмой месяц сидел за решеткой Карельского СИЗО. Никаких допросов и очных ставок. Просто ожидание, когда же во всем разберутся и отпустят. Суд при этом заточение продлевал, по ходатайству следствия. Смущала Петербургская прописка обвиняемого, видимо боялись, что спасатель сбежит в культурной столице.

Но после Нового года, неожиданно Гокова выпустили под залог. Сумма немалая – миллион рублей.

- Супруга и родители заплатили. Я приехал в Петербург и вышел на работу. Но здоровье пошатнулось. Несколько месяцев пролежал в стационаре. При этом меня все равно дергали на допросы и детектор лжи, обратно в Карелию, - рассказывает Алексей. – Я выписался из больницы и приехал, но там меня развернули, сказав, что мне здоровье не позволяет. Прямо издевались.

54 ТОМА КОПИЙ

Поездки в соседний регион стали для Алексея почти что работой. Пока следователи готовили дело для передачи в суд, ему приходилось ездить, чтобы с адвокатом пытаться опротестовать каждое их действие.

- Мы боялись, что они сделают подлог, - объясняет спасатель. – Приходилось внимательно следить за тем, что происходит.

В итоге дело на Гокова заняло целых 54 тома. Больше 20 тысяч страниц. Вот только каждые пятнадцать объемистых подшивок, как под копирку. Кучу ненужной информации, одни и те же доказательства и вывод: требуем наказать. Ни времени, ни места, ни способа получения взяток. Не называют даже тех, кто их давал.

- Так часто поступают следователи, чтобы запутать судью и прокурора, - разъяснил причину такого объема бывший сотрудник следственного комитета Константин Курчавин. – Нагружают уголовное дело косвенными доказательствами и надеются на то, что оно пройдет. Зачастую их возвращают еще на уровне прокуратуры.

Но в этот раз прокурор решил рискнуть. И дело передали в суд. Основную ставку следователи сделали на один момент. На показания Попова про некую предпринимательницу Ермаченко. Предполагалось, что именно она распределяла деньги и через свою компанию «БизнесСтройИнвест» передавала их Гокову.

ОТВЕТА НЕТ

- Знаете кто такая Ермаченко? Видели с ней Алексея Гокова, - судья допрашивает уже четвертого за день свидетеля.

- Нет, ваша честь.

- Требовал ли с вас денег, обвиняемый? Лично или через посредника.

- Нет, я его вообще не знаю и вижу впервые.

Таким образом проходит уже пятнадцатое заседание и четвертый месяц процесса. Обвинение вызывает свидетелей, суд переносит дело из-за их неявки. Дожидается, а потом выслушивает однотипные ответы. И снова вызывает новых людей.

- У стороны защиты складывается впечатление, что судят не Гокова, а Нестерова и Попова – комментирует один из защитников Гокова – адвокат Дмитрий Кузьмин. - Все доказательства, которые приводит обвинение, содержат описание действий кого угодно, только не нашего подзащитного.

Единственная надежда обвинения – это показания главного зачинщика Попова. Он приходит в зал суда под конвоем. Срок, который следователи ему обещали сделать условным, оказался весьма реальным. Отбывает его бывший специалист отдела в Карельской колонии. На вопросы судьи отвечает «не помню», «не могу точно сказать», «не знаю».

- Он не ответил полноценно ни на один вопрос, – рассказал «Комсомолке» источник в суде. – Все время уходил от ответа. И неудивительно. Ведь есть информация, что ему грозит новый процесс, уже в Петербурге. И новый срок.

- Попов был явно растерян, когда его привезли в суд. Сперва вообще отказался давать какие-либо показания. В итоге, не сказал суду ничего конкретного, что могло бы помочь обвинению укрепить свои позиции, - комментирует защитник.

С конца апреля, наконец пришло время для свидетелей защиты. Их гораздо меньше, чем у обвинения. Но Алексей Гоков уверен, что если судья в полной мере учтет их показания, то скоро весь этот ужас для него закончится. Тем более, что он уже на пенсии и просто устал кому-то что-то доказывать.

- Я хочу, чтобы меня оправдали и просто оставили в покое, - говорит спасатель. - Надеюсь, прокурор не станет затягивать процесс до бесконечности. Ведь я не могу вечно оплачивать поездки на суд и затраты на адвоката. Хочу просто спокойно жить и работать, быть со своей семьей.

Предсказывать, какой будет вердикт судьи, Алексей не хочет, элементарно боится сглазить. Но в то, что правда будет на его стороне, верит. Ничего другого ему просто не остается. Сдаваться и лечь под плаху, как персонаж Кафки, он не собирается.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также