Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+10°
Boom metrics
Общество12 ноября 2015 12:16

Почему 35? Петербуржцы требуют объяснить, откуда взялись новые тарифы на проезд

Под обращением к губернатору подписалось более трех тысяч человек
Платить готовы. Вот только за что?

Платить готовы. Вот только за что?

Фото: Тимур ХАНОВ

Кризис. Вагоны изношенные. Автобусы ободранные. Цены растут. Убедительно? Петербуржцы, предвкушающие очередной подъем цен на проезд в метро и наземке, так не думают. Город хочет знать, почему 35, а не 34 или 36.

Обсуждение тарифов на проезд городским транспортом подходит к концу. Изначально предлагали три варианта: оставить цены на билеты на нынешнем уровне (28 рублей за наземку, 31 за метро), повысить их до 35 и 40 рублей или до 30 и 33 рублей.

Первый вариант – это, как решили в Смольном, не вариант: тогда на транспорт придется выделить еще шесть миллионов. А бюджет не безразмерный. Зато второй вариант ощутимо ударит по карману пассажира.

Поэтому пока остановились на «компромиссе». Правда, за время обсуждений «компромисс» сместился: теперь в 2016-ом обещают 30 рублей за автобусный, трамвайный или троллейбусный билетик и 35 рублей за жетон метро.

Обескураженные переменчивыми цифрами, горожане потребовали от чиновников объяснений. С полудня 9 ноября в Петербурге начали сбор подписей под петицией к Георгию Полтавченко. За три дня свое «за» сказали более трех тысяч человек.

– Мы требуем остановить необоснованное повышение цен на проезд, – говорится в обращении к губернатору. – Тарифы должны быть заморожены до тех пор, пока не будет проведен независимый аудит, а горожанам не расскажут, на что конкретно пойдут эти деньги.

«Комсомолка» побеседовала с одним из авторов петиции, представителем инициативной группы «Стоп тариф» Андреем Пивоваровым и с первым зампредседателя Комитета по тарифам Гасаном Сафаровым. И решила организовать им диалог.

О ЦЕНАХ

«Стоп тариф»:

– Мы не против повышения цен на проезд. Может быть, их надо повысить и на двадцать рублей. Петербуржцы готовы платить, но не переплачивать. Мы требуем четкого обоснования и хотим знать, куда пойдет каждая копейка.

Смольный:

– Наша задача – соблюдать баланс интересов между перевозчиками и пассажирами. Если баланс будет нарушен, то проблемы будут однозначно.

Сейчас «Петербургский метрополитен» тратит на перевозку одного человека 41 рубль, «Горэлектротранс» – 39 рублей, «Пассажиравтотранс» – 37 рублей. Мы могли бы установить такие цены – и ни прокуратура, ни вышестоящие организации нас не обвинили бы. Мы поддерживаем население, поэтому экономически обоснованные тарифы не устанавливаем.

Но сдерживать тариф тоже нельзя: без развития транспорта сегодня никуда. Если расходы были обоснованными, а мы не заложили их в тариф и произошла какая-то авария, за это будем отвечать мы.

ОБ ЭКОНОМИИ

«Стоп тариф»:

– Прежде, чем поднимать тариф, нужно понять, все ли внутренние резервы исчерпаны. Так, зарплаты начальства ГУПов выше, чем в бизнес-структурах, хотя предприятия эти убыточные. Если уволить пол-аппарата того же «метрополитена, то можно будет сэкономить пассажиру рубль или два.

В наземке стоит перераспределить маршруты. Нынешняя ситуация вызывает недоумение: часть маршрутов – у маршруточников, часть – у перевозчиков, а за открытие новых линий идет настоящая война. Есть и совершенно странные траты. Например, метро вкладывается в продвижение себя в соцсетях.

Смольный:

– Износ подвижного состава метро – 74 процента, трамваев и троллейбусов – 52 процента, автобусов – 57 процентов. Транспорту нужна поддержка. Чтобы компенсировать затраты, есть только два источника: бюджет и тариф. Инвесторы не идут: здесь нет прибыли.

По моему мнению, чтобы проблем в обществе стало меньше, надо говорит не о «населении», а о «категории населения». Есть такие люди, как я и вы, у которых 70 квадратных метров жилья. Есть такие, у которых 700. А цены для всех одни.

Помощь должна быть адресной. Тогда и тариф можно сделать 50 рублей, просто отдельным группам населения предоставить льготы.

О ПРОЗРАЧНОСТИ

«Стоп тариф»:

– На западе есть хорошая практика: горожане знают, на что идет каждый рубль их налогов. Это вызывает доверие, и люди готовы платить налоги и принимать повышение цен нормально.

У нас все иначе: полную информацию о своих доходах и расходах ГУПы не публикуют, ссылаясь на коммерческую тайну. При этом они получают от использования государственного имущества доход. Мы требуем, чтобы «Пассажиравтотранс», «Горэлектротранс» и «Петербургский метрополитен» ежегодно публиковали отчетность о своей финансово-хозяйственной деятельности.

Смольный:

– У нас все достаточно прозрачно. Все расчеты имеются. Отчетность ГУПов есть на их сайтах.

Публиковать полные сведения, которые поступают к нам от перевозчиков и которые мы анализируем, нельзя: есть стандарт раскрытия информации. Но любой человек может обратиться на нашу «горячую линию» и попросить показать ему расчеты. Раньше такого отдела не было – теперь есть. После консультации с юристами мы ответим в рамках дозволенного.

О «ПРОЧЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

«Стоп тариф»:

– ГУПы получают прибыль, используя государственную собственность: сдают площади под торговлю, рекламу. В метро, например, цены на рекламу постоянно растут. Арендовать лайтбокс на месяц стоит приблизительно двадцать тысяч рублей. А сколько таких лайтбоксов хотя бы на одной станции? Это огромный бизнес. При этом какая-то доля доходов уходит в карман перекупщикам.

Смольный:

– Мы обязательно учитываем все доходы и расходы предприятий. На том, что ГУП оказывает услуги, он деньги не зарабатывает. А доход от прочей деятельности – рекламы, сдачи невостребованных помещений в аренду – идет на модернизацию и зарплаты. Но в структуре расходов это мизер.

ОБ ЭКСПЕРТАХ

«Стоп тариф»:

– Экспертами должны быть люди, которые могут посмотреть на ситуацию изнутри: бухгалтеры, финансовые аналитики, специалисты по управлению. Они должны иметь доступ к отчетности и делать выводы. В городе есть профессионалы, готовые в силу гражданской ответственности проанализировать ситуацию с тарифами на проезд бесплатно.

Смольный:

– Комитет по тарифам научный: среди наших сотрудников – кандидаты и доктора экономических наук. Все расчеты производятся с участием специалистов из других комитетов. Необходимости привлекать кого-то со стороны для анализа нет: есть экспертная группа, бюджетные учреждения. Но если кто-то захочет бесплатно поучаствовать – двери открыты.

О СОСЕДЯХ

«Стоп тариф»:

– Если в Москве проезд подорожал, это не значит, что то же самое нужно Петербургу. Аналогия «а у соседа хуже» здесь не подходит. Нужно четко представлять, что планируют сделать за эти четыре рубля.

Смольный:

– Мы учли опыт других регионов. В Москве проезд в метро стоит 50 рублей, наземным транспортом – 40. Но есть и Новосибирск, где и наземным, и метро – 18 рублей. Сама по себе статистика ничего не дает. Но если посмотреть через призму доходов населения, то после установления цен 30 и 35 рублей в Петербурге будет та же картина, что и в Москве.

О СЛУШАНИЯХ

«Стоп тариф»:

– Нужно проводить публичные слушания, особенно по такой наболевшей теме, как транспорт. Они помогли бы обрести властям доверие граждан. Сейчас тяжелые времена, и Смольный заинтересован в том, чтобы доверие было более высоким. Так проще пережить кризис.

Но на слушаниях нужно не просто заявить «Мы повышаем цены на четыре рубля», а объяснить, что конкретно планируют сделать за эти четыре рубля: какую станцию построить и какую ветку продлить.

Смольный:

– Общественные слушания мы проводим обязательно. Но это не значит, что мы выходим на площадь и объявляем, какими будут тарифы. Когда предварительный расчет готов, идет обсуждение с профильными комитетами. Затем обращаемся в ЗакС, общаемся с предприятиями.

После рассмотрения у губернатора обязательно пройдет заседание общественного совета при Комитете по тарифам. Там будут представители ресурсоснабжающих и общественных движений. Мы готовы рассмотреть заявку любой общественной организации.