Санкт-Петербург
Спорт

Виталий Мутко: В сборной одной страны 200 человек с разрешением врачей на допинг. Они все больные, что ли?

Вице-премьер в интервью «КП» задает WADA главный вопрос последних недель
Виталий Мутко рассказал «Комсомольской правде», чем он займется на новом посту

Виталий Мутко рассказал «Комсомольской правде», чем он займется на новом посту

Фото: REUTERS

На прошлой неделе Виталий Мутко получил повышение и стал заместителем председателя правительства, где он будет курировать не только спорт, но и вопросы туризма и молодежной политики. Через несколько дней вице-премьер рассказал «Комсомольской правде», чем он займется на новом посту, будет ли создана новая организация футбольных фанатов, и задал WADA главный вопрос последних недель.

- Виталий Леонтьевич, как изменилась ваша работа, ваш распорядок дня? Каковы ваши функции в качестве вице-премьера?

- Пока я только передавал дела, мы говорили с коллективом, с [новым министром спорта - прим. ред.] Павлом Анатольевичем Колобковым. Только с понедельника я вхожу в новый режим. Как составляется распорядок дня? За месяц или неделю вносятся все обязательные мероприятия, заседания правительства и так далее. Ты записываешь такую сетку, а потом уже можешь что-то сам планировать после таких обязательных вещей. Мне предстоит вопросы туризма внимательнее посмотреть, встречаться и с людьми, и с представителями туриндустрии. Второе, это, - молодежная политика. Надо поговорить с людьми, которые отвечают за это, Росмолодежь. Впереди большой форум у нас - в следующем году фестиваль молодежи и студентов Россия принимает. Ну и, конечно, чемпионат мира по футболу. Надо будет, как минимум, раз в две недели посещать какой-то город. Плюс еще есть и международные обязательства, встречи, которые нужно проводить в ФИФА, УЕФА.

- Я правильно понимаю, что в новой должности вы будете меньше с WADA общаться?

- Да нет. Мы же исходим из того, что борьба с допингом - это не только проблема России. Это сегодня то, что разрушает целостность спорта. Его надо защищать. Эта работа ведется и на государственном уровне и на общественном уровне. И WADA состоит из государственной структуры и из общественной. Общественную представляет МОК, объединяя федерации, а государственные структуры представляют континентальные объединения. Там ЮНЕСКО, Совет Европы… И 50 на 50 идет финансирование. Поэтому в принципе без государства решить проблему допинга невозможно.

- Почему?

- Потому что спортивные организации не обладают правом вести расследование, возбуждать уголовные дела, выявлять тех людей, кто распространяет допинг. Поэтому мы обречены здесь все на сотрудничество. Совсем недавно президент МОК Томас Бах выступал в Совете Европы и говорил о том, что очень надеется, что сейчас МОК свои предложения сформулирует по реформированию WADA. А также свои предложения сформируют представители государств. В данном случае Совет Европы, ЮНЕСКО. 29 ноября в Будапеште будет совещание министров спорта европейских стран и они будут обсуждать уже как раз проблематику: а что, собственно, государство должно сделать в борьбе с допингом.

- У вас будут предложения?

- Эти проблемы, которые в России вскрылись, они же ведь не только касаются нас. Это ведь и система контроля со стороны WADA за теми организациями, которые берут пробы, анализируют их, выдают разрешения. Вот мы видим: там система так называемых терапевтических разрешений. Но, если спортсмен не знает, что рядом его соперник бежит на соответствующем препарате, это разве честно? Ну и мы же взрослые люди, мы понимаем, что там с 10-13-летнего возраста ведут перспективного спортсмена и его делают уже с заболеваниями, которые позволяют получать препараты. А потом он уже получает на них разрешение. У нас такой культуры нет. И зачем нас подталкивают этой культурой заняться? У нас 17 всего было разрешений, а Миша Алоян [боксер, в пробе которого в Рио нашли следы лекарства - прим. ред.] вообще не получил его. И вот сейчас против него расследование. А тот, кто вообще на серьезных препаратах «сидел», у него было разрешение, значит, к нему нет претензий.

- То есть, вы выступаете за то, чтобы процедура получения терапевтических разрешений была полностью открыта?

- Я выступаю, чтобы это было понятно и подходы были одинаковы для всех. А не так, что какой-то врач там где-то написал разрешение и ты сразу имеешь право на запрещенные препараты. А то, как вы видите, в сборной одной страны по 200 человек с разрешением. 200! Понимаете? Ну, что, все они больные, что ли?

- Сейчас в сфере вашей ответственности еще и молодежная политика. А у нас в России есть проблема футбольных фанатов. Вы будете создавать какую-то новую организацию на замену лишенному членства в РФС и фактически расформированного после беспорядков в Марселе Всероссийскому объединению болельщиков?

- Мы начали эту работу. Но для начала сами сверху ничего делать не хотим. Мы хотели, чтобы это была некая инициатива самих ребят, которые объединены в фанатские группы, объединения. Вот мы им предложили, чтобы они что-то создали. У нас с ними были первые контакты.

- И как?

- Они пока предлагают сделать некую ассоциацию без создания каких-то юридических лиц и руководителей. Может быть, вот на первых порах будет такая ассоциация фанатских объединений. Она могла бы выражать их позицию. Но есть и проблема. Ты готов встречаться, тратить много времени, выслушивать кого-то, а они, оказывается, не представляют ту или иную группу людей и ни на что не влияют. Сейчас, как говорится, мяч на стороне фанатов и болельщиков, и надо просто определиться, как и что они хотят.

- Но мы видим события прошлой недели: драка фанатов прямо на футбольном поле во Владимире в перерыве матча, беспорядки на трибунах в Воронеже. Это можно как-то остановить?

- Вот об этом речь и идет. Вот каким способом остановить? Можно и нужно, наверное, жесткие меры принимать. Есть же правила какие-то и законодательство, и мы не можем позволять за него заступать. Одновременно все идет в сторону повышения ответственности организаторов спортивных соревнований, клубов, владельцев стадионов. Сегодня повышается роль стюардов, контролеров-распределителей, наделение их соответствующим полномочием, подготовка их. Полиция уходит из чаши стадиона. Но и футбол здесь совсем не при чем. Потому что в этой игре в Воронеже «Факел» - «Динамо» футбол-то был прекрасный, игра сама по себе очень интересная была, содержательная. Но некоторые группы готовят провокации определенные, кому-то хочется не на футбол прийти, а как-то заявить о себе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Точка кипения WADA

Олимпиада давно закончилась, а скандалы вокруг Всемирного антидопингового агентства (WADA) продолжают полыхать. В ближайшие месяцы должно решиться будущее WADA - организацию ждут реформы, возможная смены главы, а может быть, и расформирование. Боссы WADA считают, что это месть за то, что они хотели не пустить Россию на Олимпиаду-2016. Но это не главная к ним претензия. Международный олимпийский комитет во главе с Томасом Бахом не скрывает, что недоволен WADA (подробности)