Санкт-Петербург
Звезды

Денис Драгунский в Воронеже: «Сразу видно, когда под дамским псевдонимом писал мужик с похмелья»

На творческом вечере известный писатель рассказал, как написал роман от женского лица, почему никогда не пойдет умолять продюсеров снять фильм по его книге и как отвлечь детей от соцсетей
Денис Драгунский в Воронеже.

Денис Драгунский в Воронеже.

Фото: Ярослав ИВАНОВ

18 мая в Воронеже прошла творческая встреча с писателем Денисом Драгунским, сыном известного советского литератора Виктора Драгунского, на чьих «Денискиных рассказах» выросло не одно поколение соотечественников. Денис Викторович - частый гость в нашем городе, но с момента его последнего визита в наш город он успел выпустить две новых книги - сборник рассказов «Каменное сердце» и роман «Дело Принципа».

- Начинаю учиться писать длинно. Зачем? Хочется. «Дело Принципа» очень толстая книга. В ней 700 страниц. Сам удивился, - иронично заметил писатель. – Почему я написал «Дело Принципа, или Несколько секунд из жизни злой девочки». Раньше писал про себя и своих знакомых. Однажды подошел к зеркалу, посмотрел – кто я? Пожилой мальчик 66 лет, русский, из простых, никто выше секретарши-машинистки в нашем роду не поднимался, аристкоратов не было. Я не бедный, но и не богатый, среднеобеспеченный: копейки не считаю, но рублям не разбрасываюсь. Так вот, решил написать от имени человека, противоположного себе – 15-летней женщины, аристократки и богачки, полунемки-полухорватки, жившей в 1914 году. Она летом обитает в поместье, зимой в городе, слушает оперу и ходит на светские приемы. Это роман про несчастного ребенка, капризного, но умного и начитанного. Она знает несколько языков и читает книжки запоем. Бесстыжая и мучается от этого. И она собой символизирует Европу перед Первой мировой войной. Погрязшей эпоху бельэпок в сомнениях и вседозволенности. И это роман о Гавриле Принципе, убившем эрцгерцога Франца Фердинанда. Девочке поручено тайной полицией убить Гаврилу. Но дело кончается ничем. Роман начинается и кончается одним и тем же моментом – поэтому в названии «несколько секунд из жизни». За мгновение падения капли с сосульки девочка вспоминает всю свою жизнь. И принимает решение в один миг.

«Комсомолка» выбрала несколько интересных высказываний автора с творческого вечера.

НЕТ НИЧЕГО ХУЖЕ, ЧЕМ ПИСАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ БЕГАЕТ СО СВОИМИ ВЕЩАМИ И ВСЕМ ПРЕДЛАГАЕТ

- Сложно было писать от лица женщины? Пытались консультироваться с дамами, как влезть в «шкуру женщины»?

- Вся моя жизнь – сплошные консультации с женщинами. У меня жена, взрослая дочь. Я вообще с женщинами люблю больше общаться, чем с мужчинами. Это интереснее. А влезть в шкуру женщины… Я много читал романов, написанных женщинами о женщинах. И чем лучше роман, тем менее заметна половая принадлежность автора - писатель написал. А бывает ведь наоборот: какая-нибудь Вербена Гламурская в своем произведении «Искры соблазна» пишет «Я вошла в спальню, расстегивая пеньюар…» – сразу видно, писал мужик с похмелья. Нет ощущения правды жизни.

- Ваш роман получился очень кинематографичным. Хотели бы, чтобы его экранизировали?

- Я мало хожу в кино. Но конечно, хотел бы, чтобы роман экранизировали. Но хотеть не вредно. А предлагать не буду, уламывать тоже. Нет ничего хуже, чем писатель, который бегает со своими вещами и всем предлагает. Не читали – значит, такая судьба. Режиссер должен сам найти свое произведение.

ХОЧУ НАПИСАТЬ КНИГУ, КАК РОМАН ПАСТЕРНАКА ОТКАЗАЛИСЬ ПЕЧАТАТЬ НА ЗАПАДЕ, А ВЫПУСТИЛИ В СССР

- Над чем сейчас работаете?

- В планах – еще один сборник рассказов. И еще пишу толстую книжку – роман о 80-х годах. Немного ностальгический, с заглядыванием в 30-е и 50-е годы. Это про несколько семей, связанных жизнью на одной лестничной клеткой. У одной пик успеха был в 38-м, у другой – в 49-м, у третьей – в 80-е. Еще у меня есть задумка написать роман в жанре альтернативной истории. О русской эмиграции в Париже. О том, что все наши писатели – Горький, Шолохов, Демьян Бедный, Пастернак, Фадеев, Маяковский – все эмигрировали и живут во Франции. Как Маяковский стал крупнейшим издателем, главой концерна. Как Пастернак написал роман о разочаровании русской эмигрантки в капитализме и его отказались печатать на Западе. А потом к нему пришел резидент советской разведки с предложением напечатать роман в СССР – просто ради принципов свободы слова. Как его напечатали, и он получил Ленинскую премию. На западе писателя подвергли полному остракизму. О том, что Нобелевскую получил, естественно, Горький, а не Бунин. А Демьян Бедный повесился…

Денис Драгунский в Воронеже.

Денис Драгунский в Воронеже.

Фото: Ярослав ИВАНОВ

ЧТОБЫ ДЕТИ НЕ ЗАВИСАЛИ В СОЦСЕТЯХ, У НИХ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОБЯЗАННОСТИ ПО ДОМУ

- Что вас вообще вдохновляет?

- Жизнь и люди вокруг. Воспоминания. У меня много старых друзей, школьных, университетских, по прежним работам. Дружба – не только большое удовольствие, но и труд: надо оказывать внимание, покупать подарки, звонить, поздарвлять, ходить в гости, принимать у себя - тратить силы на это.

- Вы активный пользователь соцсетей. Сейчас родители опасаются за то, что в них погрязли дети. Как думаете, стоит их ограничивать? Что посоветуете?

- Занимать их делами. У детей должны быть обязанности в семьей. Не только музыкалка и спортивные секции. То есть занятия не только для их развития, но и для семьи - сходить в магазин, вынести ведро, помыть пол, погладить, подмести, навести порядок в комнате. У меня были обязанности по дому. Я мыл посуду, помогал готовить, с 14 лет сам крутил котлеты. Меня все учили делать руками. Я умел обращаться со слесарными и столярными инструментами. Я и сейчас посуду мою, хотя у нас есть посудомоечная машина. Если руки не работаю, то и голова не работает. И дочку так воспитывал – она и в магазин ходила и мыла посуду, и стирала руками - стиральная машинка у нас появилась поздно.