Санкт-Петербург
Экономика

Михаил Делягин: «ВИМ-Авиа» погибла из-за низкой цены на билеты и закредитованности

Обсуждаем главные новости с известным экономистом в эфире Радио «Комсомольская правда»
Доктор экономических наук Михаил Делягин

Доктор экономических наук Михаил Делягин

Фото: Антон АРАСЛАНОВ

Делягин:

- Здравствуйте, товарищи. С вами Михаил Делягин. Мы обсудим самые актуальные темы сегодняшнего дня. Перед тем как говорить о самом актуальном – о «Вим-Авиа», я не могу не выразить огромное восхищение нашими птицами. Екатеринбургские вороны вступились за честь России. Вы будете смеяться, они разбомбили Ельцин-центр. По сообщению екатеринбургского портала 66.ру, «в минувшие выходные Ельцин-центр атаковали вороны. Птицы пошли на бомбардировку здания, с высоты полета скидывая камни на стеклянную крышу атриума и музея. В результате разбито несколько стекол. Дело осложняется тем, что стекла атриума и музея имеют изогнутую форму, и не каждая компания готова их изготовить». Администрация Ельцин-центра пообещала купить в конце этой недели ультразвуковое оборудование для отпугивания птиц. Надо сказать, что этот опыт для Екатеринбурга не первый. Заксобрание Свердловской области уже купило такой отпугиватель после того, как вороны закидали камнями машины депутатов. В результате тогда пострадали две Toyota Camry и один Mercedes.

Я не знаю, что там сотворили свердловские депутаты, но мы знаем, что вороны в принципе умные птицы, а вот вороны Екатеринбурга, похоже, являются еще и патриотами России. Потому что кощунственный Ельцин-центр, восхваляющий кошмар и ад 90-х годов, и созданный, вопреки многим заявлениям, в значительной степени на деньги налогоплательщиков, то есть нас с вами, вот это, на мой взгляд, оскорбление России (существование этого Ельцин-центра), и это апофеоз либеральной лжи и насилия над исторической правдой и над самой Россией.

Я хочу напомнить, что демографический ущерб нашей страны, нашего общества от либеральных реформ вполне сопоставим с демографическим ущербом от войны. Демографический ущерб, то есть те, кто раньше умерли, и те, кто не родился или родился позже, то есть отклонение численности населения от прогнозов численности населения, каким оно было бы при прочих равных условиях… Так вот, на начало 2017 года демографический ущерб от либеральных реформ для России составил 21,7 млн. человек. А в 46-м году демографический ущерб от гитлеровского нашествия для России составлял 17 млн. человек. Тем не менее, либералы, по-геббельсовски не останавливаясь ни перед какой ложью, всеми силами стараются запихнуть Россию обратно в лихие 90-е, когда они наслаждались своим всевластием, своей свободой грабежа и насилия.

Опросы показывают, что когда российское государство оздоровится и полностью вернется на службу народу, а не только в сфере внешней политики, Ельцин-центр будет в основном переоборудован в музей либерализма и либеральных реформ. Там найдется место для действительных достижений, для действительных заслуг Ельцина, которые есть, но они будут там отражены соразмерно. Основную часть займет выставка, посвященная либеральным преступлениям и кошмару либеральных реформ.

А теперь о том, что заставило вспомнить о кошмаре либеральных реформ, что заставило вспомнить о 90-х годах. Это катастрофа «Вим-Авиа». После банковской системы чудовищный призрак краха шагнул в сферу авиаперевозок. То есть менеджеры «Открытия», менеджеры «Бинбанка», я думаю, должны на корпоративную могилу «Вим-Авиа» принести цветочки, потому что о них все забыли. Я уж про «Югру» не говорю, там просто люди остались без денег, и о них тоже забыли на фоне катастрофы «Вим-Авиа». Мы видим всё, к чему мы привыкли за долгую историю катастроф хозяйствующих субъектов. И многолетнее нарастание проблем. Потому что «Вим-Авиа» славилась своими задержками. Задержки были вызваны объективными причинами, у них очень старые самолеты, которые долго обслуживаются. Помню, я летел «Вим-Авиа», и когда я приземлился, у себя в соцсетях даже записал: «Ребята, «Вим-Авиа» вылетел вовремя, прилетел вовремя. Кто знает, что случилось?» Обычно, когда задаешь такой вопрос, то люди приходят и объясняют, что случилось. А в этот раз таких не нашлось.

Дальше безответственность и беспомощность клоаки бесчисленных государственных органов. Господа, может быть плохой менеджмент, может быть плохой собственник, менеджмент может быть недобросовестен, и это классический случай. Люди, которые продавали авиабилеты на новые рейсы, твердо зная, что им нечем обслуживать уже существующие рейсы, продавали билеты, как ни в чем не бывало. Это даже не мошенничество, это какое-то размягчение мозга. Я не понимаю, о чем в принципе думали эти люди. Но смысл существования государства в том, чтобы ошибка корпорации, ошибка бизнеса, ошибка физлица, наша с вами ошибка были нашей с вами проблемой, а не касались всего общества, чтобы они не наносили вреда другим и нам не наносили слишком большого вреда.

Я считал, сколько ведомств контролируют и курируют «Вим-Авиа». На 12 я сбился со счета. Там и транспортная прокуратура, и пресловутая Росавиация. Глава Росавиации выступал перед Госдумой. Господа, вот таких людей мы держим на госслужбе, который совершенно беспомощно говорил: мы звонили, а там не брали трубку, и мы не знали, что нам делать. Вот эти бесчисленные контролеры, когда кто-то ведет нормальный, человеческий бизнес, ему чудовищно затрудняют вести этот бизнес. Это страшные административные издержки. Но когда выясняется, что кто-то где-то хочет украсть, или кто-то где-то что-то разрушает, то никаких проблем, все эти контролеры не мешают, как мы видим на примерах, ни мошенничеству, ни воровству, ни разрушению, ни простому бытовому идиотизму. Если в случае с «Вим-Авиа» имело место именно это, возникает вопрос: а зачем нужно такое государство, которое громоздится бесчисленными чиновниками с надутыми щеками, когда все эти бесчисленные мигалки опять создают пробки? Простите, они ничего не могут сделать. И без пинка со стороны лично президента страны ни вице-премьер Дворкович, ни министр транспорта, похоже, не способны даже вспомнить о своих прямых обязанностях.

Отдельная история – это вымогательство у государства. Потому что 840 млн. рублей правительственных гарантий потребовалось на вывоз только части пассажиров. И чудовищные социальные издержки. Называлась цифра 100 тысяч пассажиров только в России. Я напомню, что это после того, как в июне месяце уже 30 тысяч пассажиров зависало в аэропортах по вине этой самой «Вим-Авиа». Эти проблемы мы понимаем хорошо, и мы видим, что «Вим-Авиа» разоблачила то, что правительство Медведева, по сути дела, не существует и не исполняет свои прямые обязанности, по крайней мере, в этой сфере. Потому что «Вим-Авиа» рушится точно так же, как два года назад рушилось «Трансаэро». Если бы тогда наказали тех, кто был виновен в том, что «Трансаэро» довели до разрушения, кто был виновен в том, что они или не помогли жизнеспособной компании, или слишком долго помогали не жизнеспособной компании, но государство довело «Трансаэро» до ситуации, когда издержки были чрезмерными. Никто не пострадал. И мы видим сейчас повторение. Потому что «Вим-Авиа» - десятая по величине компания страны.

Вы правильно спрашиваете, какая компания находится в зоне риска, с кем дружить, с кем не дружить. Есть два универсальных правила. Кто первый погибает в кризис? Средние и мелкие структуры. Совсем мелкое может уйти в тень и там сэкономить, а вот если в тень уйти нельзя, фирма видна, проверкам поддается, но при этом небольшая, крупные монополисты ее раздавливают, потому что она оказывается между молотом и наковальней: спроса нет, все боятся, налаженная инфраструктура, налаженная реклама у крупняка, и для мелких просто не хватает места.

Второй, кто погибает, это закредитованные компании, даже крупные. Это про «Открытие», это про «Бинбанк» и это про «Вим-Авиа» тоже. «Вим-Авиа» была успешной компанией, она два года подряд наращивала авиаперевозки более чем на 30%. Но любой проверяющий должен был посмотреть и понять, что так расти без взятия новых кредитов нельзя. Кредит сегодня – это страшно опасно из-за экономического кризиса не только для людей, но и для корпораций.

Третий, кто погибает, это те, кто верит правительству. Почему погибли и «Открытие», и «Бинбанк», и, может быть, «Вим-Авиа» тоже? Они все кредитовались. Может быть, кто-то из алчности, может быть, по глупости. Смысл кредита в чем? Я беру сегодня, потому что мне тяжело, а завтра будет лучше, и я смогу расплатиться. Вот это «завтра будет лучше», без этого нормальные структуры кредит не берут. Почему? Потому что завтра будет лучше и все будет хорошо. А откуда возникает эта иррациональная вера в то, что я сегодня возьму кредит, а завтра будет лучше? Да потому что люди читают официальные отчеты правительства, что кризис закончился, оказывается. И даже самые вменяемые люди, самые вменяемые опытные менеджеры иногда склонны думать: да, у меня здесь все плохо, но правительство-то умное, оно видит картину в целом, оно же не врет мне, рассказывая, что у нас экономический рост, инвестиционный рост во втором квартале 6,4%, такой, какой был только до присоединения на кабальных условиях к ВТО. И те, кто верит в эти сказки, они и погибают.

Но «Вим-Авиа» показала нам еще одну, четвертую категорию. Это тоже касается «Открытия», «Бинбанка» и многих других, кто пока еще существует и пока еще успешен. У нас ведь есть огромные проблемы, которые остались с 90-х годов не закрытыми, называются ножницы цен. Их залили нефтью, их покрыли толстым слоем нефтедолларов, как шоколадом. Но, извините, нарастающий экономический кризис, беспощадные экономические санкции, которые под шумок международных скандалов введены против нашей экономики либеральным Банком России и правительством Медведева, они истощили запас прочности, и под ободранным жирком обнажились старые проблемы. С одной стороны, мы видим сжимающийся из-за падения уровня жизни спрос. Поэтому нельзя повышать цены. Рост цен сломала не политика Банка России, рост цен сломала кромешная, тотальная нищета и бедность, вызванная в том числе и политикой Банка России. «Вим-Авиа» снижала тарифы, снижала цены на авиабилеты. И люди летали «Вим-Авиа», понимая, что они могут опоздать, но люди согласны и на плохой сервис, и на опоздания, и на старые самолеты и связанные с этим страхи, потому что у людей нет денег, а летать надо. Поэтому были низкие тарифы, которые в итоге «Вим-Авиа» и свели в могилу. Но, с одной стороны, ограниченный спрос, это наковальня. И по этой наковальне бьет чудовищный молот роста издержек. Потому что государство, упрашивая корпорации, в том числе авиаперевозчиков: а вы, пожалуйста, будьте социально ответственными, вы, пожалуйста, за счет снижения своих цен компенсируйте нашу разрушительную антисоциальную политику, мы людей давим, мы людей гнем, мы лишаем людей возможности нормально зарабатывать, а вы, пожалуйста, снижайте цены или наращивайте их не так сильно, чтобы люди могли жить хоть как-то, несмотря на нашу антисоциальную и поэтому антиконституционную политику. Но сами-то эти компании, сам-то этот бизнес тоже потребляет продукцию монополий. Авиакомпании покупают авиационный керосин. Никто не говорит поставщикам авиационного керосина: ребята, продавайте его подешевле, не злоупотребляйте своим монопольным положением.

Авиакомпании сталкиваются с ростом тарифов аэропортов. А у аэропортов свои поставщики. Государство не борется с произволом монополий в экономике, и поэтому монополии наращивают тарифы и грабят своих потребителей. И те, кто оказывается между, с одной стороны, ограниченностью платежеспособного спроса, а с другой стороны – растущими аппетитами монополий, вот это те, кто реально находится в зоне большого риска. И «Вим-Авиа» не последняя. Если эта политика поощрения, по сути дела, произвола монополий продолжится со стороны государства, мы будем иметь еще много историй, подобных «Вим-Авиа», даже если государственный надзор по каким-то причинам и оздоровится.

Я понимаю, что нас всех волнует то, что будет с «Бинбанком» и с «Открытием». Слишком большие банки, чтобы умереть. В них вливают колоссальные деньги, и те, кто сегодня держит там свои деньги, если, конечно, Набиуллина в очередной раз не выкинет что-то невообразимое, что она уже выкидывала не раз, но если сегодняшняя разумная политика Банка России в отношении них продолжится, то ваши деньги в безопасности.

Вы мне тут намекаете, что я свои деньги этим летом из «Открытия» вывел. Это правда, но я вывел их из-за чудовищного падения сервиса. Когда я был в Америке, мне заморозили карточки. Пришлось звонить и разбираться. Когда я приехал и спросил, что это было, мне объяснили, что у них такие правила, о которых они мне ни слова не сказали, притом что я был у них клиент очень давний. Я решил, что такие правила мне неинтересны. А потом уже я узнал, что у них большие проблемы. Но сегодня с высокой степенью вероятности можно предположить, что если руководство Банка России будет вести себя непривычно для меня адекватно, то деньги в «Бинбанке» и в «Открытии» находятся в безопасности.

Уважаемый Армен, «власть должна уйти» - это чудесный лозунг. Мне тоже эта власть не нравится, я думаю, вы слышите по моим словам. Но вопрос не в том, кто уйдет, вопрос в том, кто придет. У нас сейчас ушло 5 губернаторов. Некоторые губернии откровенно радуются этому, как, скажем, Самарская область. Но вопрос, кто придет. Потому что может прийти не лучше, а хуже. И мы видим на примере Украины. Янукович был омерзительным. До Януковича никто так, как он, не давил русскую культуру и русский язык. Он был самый русофобский президент, включая даже Ющенко, хотя формально он был нашим союзником. Он был отвратителен. Но то, что случилось на Украине, очень хорошо иллюстрирует Бродского – «но ворюга мне милей, чем кровопийца». Вот украинцы тоже думали, что хуже не будет, и власть должна уйти. И они разрушили свою страну и превратили ее в оккупированную нацистами территорию, которая думает, что она идет в Европу, а на самом деле идет в ад. И это ужасно.

Насчет низких тарифов. Вы знаете, низкие тарифы относительно реальных доходов населения. Бессмысленно сравнивать с Европой, с Америкой. Уровень доходов разный и структура потребления тоже разная. Нужно сравнивать с тем, что может себе позволить обычный человек, и с тем, сколько людей являются нищими. Да, средний класс в Европе, в Америке вымывается. Люди каждый день живут хуже и понимают, что их дети будут жить хуже, чем они. Это страшный конфликт для детей, страшная проблема. Но у нас-то проблема большая. У нас больше возможностей, соответственно, кардинально больше проблем.

Переходим к теме губернаторов. Пять губернаторов ушло в отставку. Это Ненецкий автономный округ. Это Самарская область, где был очень давний конфликт и достаточно болезненный, губернатор там не прижился и, судя по всему, не справился. Это Дагестан, Красноярский край, Нижегородская область. В Нижегородской области Шанцев просто старенький, судя по всему, а вот в Дагестане и Красноярском крае главы регионов, судя по всему, узнали о том, что им предстоит подать в отставку, буквально в последнюю минуту. Красноярский губернатор, к которому я очень хорошо отношусь, просто был растерян. И господин Абдулатипов, который много хорошего сделал для Дагестана… Как я понимаю, они в последнюю минуту узнали, что их ждет.

Наша справка:

- В сентябре в отставку ушли сразу пять губернаторов. Первым был глава Самарской области Николай Меркушкин. Он проработал на этом посту 5 лет. Следом заявление по собственному желанию написал Валерий Шанцев из Нижегородской области. Должность губернатора он занимал 12 лет. Третьим стал Игорь Кошин из Ненецкого автономного округа. 27 сентября об уходе с должности губернаторов объявили Виктор Толоконский (Красноярск) и Рамазан Абдулатипов (Дагестан). Политологи считают, что следующими главами регионов, которые будут отставлены, могут оказаться главы Калмыкии, Северной Осетии, Алтая, Новосибирской, Мурманской, Омской, Владимирской, Ивановской и Воронежской областей.

Делягин:

- Итак, причины называются самые разные. Лучшую идею высказал председатель Центризбиркома госпожа Панфилова. Она сказала, что ушли губернаторы там, те регионы, к которым у нас были претензии по выборам. Я не очень понимаю, какие больше или меньше претензии по выборам могут быть к Дагестану. Да, я знаю, что выборы в Красноярском крае проходили чудовищно, на выборах в Госдуму год назад, когда я в этом участвовал, пять часов «висели» комплексы электронного голосования, хотя для того, чтобы подтасовать данные, достаточно, чтобы они зависли на 10 секунд. Может, что-то подобное было и на этих выборах, но, думаю, более правдоподобной является версия, которую назвал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков – это обновление кадров.

У нас уже не та страна, которая была 10-12 лет назад и новые задачи, другие проблемы и технологии другие. У нас накопилось много менеджеров среднего звена, которых нужно растить дальше. И возникает вопрос о преемнике президента. Понятно, последние шесть лет президента Путина, одна из главных задач для него – это выращивание преемника. Отбор и выращивание. Чтобы потом человеку можно было доверять. И чтобы за него можно было голосовать искренне, а не скрепя зубами от ужаса по принципу меньшего зла.

Его надо из кого-то выбирать. И вот людей, из которых можно выбирать, сейчас будут двигать на новые позиции и не только губернаторские. Это правдоподобно и понятно. И это логично. Есть одна проблема, которая пугает. Дело в том, что большинство людей, которые сейчас находятся на низком старте, это так называемые молодые технократы. И есть большой риск, что словосочетание «молодой технократ» станет таким же ругательством, каким уже стало безобидное сочетание «эффективный менеджер». А до этого каким стало в 97-м ругательством словосочетание «команда молодых реформаторов», из которых наиболее памятны Немцов и Чубайс. Почему? Дело в том, что эти люди прошли хорошую школу в крупных корпорациях и в органах госуправления. Они отличные финансовые менеджеры, прекрасные пиарщики. Но мало кто из них сталкивался с реальной ситуацией управления в регионах, где неопределенность интересов – это первое. И часто группы влияния значительные, серьезные и мощные. Даже сами до конца не в состоянии сформулировать сами себе, чего же они хотят. Это реальность для многих регионов. И с этими группами влияния надо взаимодействовать и учитывать то, что они сами иногда сформулировать не могут. Или не хотят. Или стесняются.

Корпоративное управление отличается ясностью, прозрачностью, самоочевидностью интересов. Они могут быть разные, но они понятные на поверхности. Ситуация запутанности и хаоса, которые характерны для многих регионов, это терра-инкогнито для многих молодых технократов.

Второе – это социальные проблемы. И тесто связанные с ними психологические. Если вы двадцать лет будете жить на 8 тысяч рублей в месяц, то на любого человека, который придет к вам в галстуке, пиджаке, в хорошей рубашке и хороших штиблетах, вы будете реагировать абсолютно справедливо и понятно. У нас классовая пропасть вырыта либералами в нашей стране. И эту классовую пропасть нужно учитывать губернаторам. А молодые менеджеры и среднего возраста технократы, они не всегда даже подозревают о существовании этой пропасти. Она не просто в интересах, в мотивациях, она еще и в смысле слов. У нас до сих пор члены правительства говорят слово «реформы» и думают, что говорят что-то хорошее. А вся страна слышит слово «уничтожение». И это простейший пример. А таких аналогичных примеров очень много.

Вот про Нижний Новгород пишут, что рубанули развитие области на полном скаку. «Мы просто в шоке». Шанцев хороший управленец, он и в Москве себя хорошо зарекомендовал. И вот то, что пишут про Нижний Новгород, фуникулер, метромост, объездная дорога, южный обход, новые станции метро, здания аэропорта, мост через Волгу и новая развязка моста, стадион «Арена» для чемпионата мира по футболу, спортивные ФОКи в каждом районе, обновил здание Московского вокзала, вернул общественный транспорт в мегаполис. Это я еще не дочитал до конца то, что вы пишете. Потому что там много всего.

Наверное, здесь дело возраста. Но, безусловно, после Шанцева любому, даже сверхэффективному человеку будет крайне сложно.

Еще одной проблемой молодых технократов, а технократ – он по определению не учитывает социальные проблемы, психологические, не обращает внимание на культурные различия, а в региональном управлении это самое главное. У нас повседневная культура даже в соседних областях иногда отличается категорически.

Но есть еще одна большая проблема, связанная именно с опытом финансового управления. Для финансиста и для производственника допустимы совершенно разные уровни рисков. Мой любимый пример. Вероятность неблагоприятного развития событий в полпроцента. Для финансиста это норма или крайне привлекательная ситуация – это низкий риск, на который нужно идти. Это правда. А для производственника вероятность негативного развития в полпроцента – это запретительно высоко. Представьте, что сейчас у нас с вами погаснет свет. Это неприемлемо. И я уж не говорю про атомные станции. И сплошь и рядом у нас толковых и хороших финансистов назначали руководителями производственных корпораций и результат был кошмарный. Они, сокращая издержки, сокращали в том числе, издержки, необходимые для нормального ведения бизнеса. И это создавало огромные проблемы для корпорации, хотя доходило иногда и до катастроф.

Губернатор – он хозяйственник. И у него тоже есть производственные риски. Он должен развивать инфраструктуру области. И если он подойдет к производственным рискам с финансовом представлением о рисках, то это будет страшной бедой. Я надеюсь, что этого не будет. И что новые назначенцы избегут эти ловушек. Смогут пройти мимо них. Но, тем не менее, это нужно понимать.

И последняя новость, что вы пишете, что страшные чинуши российские обижают святой фуйсбук и даже ставят его под угрозу. Ну, господа, я понимаю, что все мы любим фейсбук, все мы к нему привыкли. Но здесь есть простой вопрос: фейсбук, в отличие от других соцсетей, не хочет выполнять законы Российской Федерации. Если бы они были невыполнимы, то это другой разговор. Но у нас нет проблем с ВКонтакте, с «Одноклассниками», с ЖЖ и с морем других соцсетей, которые менее значимы. А фейсбук просто не хочет выполнять наши законы. Он говорит, что я фейсбук и я круче вас. И я на ваше государство чихать хотел. И позиция Российского государства в этой ситуации очень простая. Ответ на вопрос: являемся мы колонией путь даже не Америки, пасть даже фейсбука? Считаем ли мы, что мы обязаны выполнять свои законы, а белые господа, которые сверхлюди, они могут на них плевать? Или мы должны добиваться выполнения наших законов на нашей территории?

Да, понятно, если фейсбук закроют, придется создавать замену фейсбуку, как создали ее во многих странах, в том числе, с населением меньше России. Понятно, что если фейсбук закроют, то все, кто хочет общаться с носителями языка на их языке, прекрасно это продолжат через разного рода прокси-серверы, как люди сейчас читают запрещенные у нас закрытые сайты. Это не будет катастрофой. Это будет очень неприятно с имиджевой точки зрения, с точки зрения психологии, но я считаю, что даже временное закрытие фейсбука в России будет полезно для самой администрации фейсбука. Она будет занимать менее русофобскую позицию. Потому что в ходе украинского кризиса фейсбук, было такое ощущение, что там сидят бандеровцы идейные. Когда любые призывы к насилию над Россией, любое глумление над Россией, любое издевательство проходили на ура. Когда люди пытались создавать какие-то сообщества патриотической направленности, антифашистской, их банили беспощадно. Сейчас фейсбук банит людей за публикацию стихотворения Михаила Светлова «Гренада». Меня только что забанил фейсбук. Я долго разбирался, нашел, за что. Я просто описал телефонную атаку, когда 100 тысяч человек стали жертвами эвакуаций, я описал этот телефонный терроризм и сказал, что, судя по всему, источник лежит на Украине. И за это фейсбук меня забанил на 30 дней.

Эта безумная агрессивная политика, когда банят всех, кто недоволен нацизмом, вот эта политика – пусть они этим занимаются за пределами России. Или пусть корректируют свою политику. И наши законы очень хороший предлог – объяснить им, что Россия не их колония. Думаю, мы справимся с этой задачей.