2017-10-30T14:18:51+03:00

Вячеслав Бутусов: Сказать гудбай «Гудбай, Америке», не вышло

Сложно поверить, но группе «Nautilus Pompilius» исполняется 35 лет. По случаю юбилея, «Комсомолка» поговорила с создателем, голосом и лицом любимого коллектива [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments72
Солист группы «Nautilus Pompilius» Вячеслав Бутусов.Солист группы «Nautilus Pompilius» Вячеслав Бутусов.Фото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

Мы встретились в музыкальной студии, где Вячеслав Бутусов «обновляет» песни «Наутилуса», придавая им современное звучание. Концерт по случаю юбилея пройдет 2-го ноября в питерском БКЗ «Октябрьский», 23-го ноября - в столичном Крокус Сити Холле, а между ними - выступление в крупнейших российских городах. Бутусов был сильно озабочен разговором с предыдущим собеседником: обсуждали тему русского рэпа. Рокер, который, казалось, должен был видеть и слышать всякое, никак не мог прийти в себя, послушав информацию о некоторых популярных композициях из недр Сети.

«ВО МНЕ НЕТ ПРАГМАТИЗМА»

- То, что мне показал предыдущий собеседник, меня прямо поразило. Я понял, что Шнуров – это просто детский лепет по сравнению с тем, что происходит, - удивлялся Вячеслав. - Что выкладывают в соцсетях, что школьники слушают. Это же катастрофа!

- Понимаю, у вас дети...

- Мне, как взрослому, бывалому человеку, страшно. В школе дети ужасно матерятся. И я, периодически приходя за Даниилом (младший сын музыканта - Авт.), начинаю ловить их и читать им короткие лекции. Оказывается, это происходит повсеместно.

Вячеслав в окружении своей семьи. Фото:Саша Саньтьяго

Вячеслав в окружении своей семьи. Фото:Саша Саньтьяго

- А вы никогда не ругаетесь матом? Даже если кирпич на ногу упадет?

- На физическом уровне не переношу.

- Недавно Сергей Шнуров рассказывал о том, что он «Ленинград» то распускал, то собрал по простой причине - «Снова живы для наживы». Для вас важно зарабатывать деньги?

- Мы исполняем песни «Наутилуса» непрерывно уже много-много лет. Они всегда были в репертуаре. Просто сейчас мы сосредоточились только на них. Хотим убедиться лишний раз в том, что это довольно крепкая постройка с точки зрения конструкции и ладная проектировка с точки зрения архитектуры. Некое подведение итогов. А по поводу меркантильных вопросов, могу честно сказать, что во мне до такой степени не развиты прагматизм и предприимчивость, что иногда жалко семью. В нынешнем мире, когда взгляд людей направлен, в основном, на извлечение выгоды, я чувствую себя немножко потусторонним человеком. Я понимаю, что бизнес заключается не в том, чтобы сделать что-то хорошо, а чтобы копейка, вложенная, принесла хотя бы полкопейки прибыли. Когда мы с женой Анжеликой затеяли наш академический проект «Пробужденная радость», то не задумались, как, например, будем его вывозить на гастроли, ведь пол самолета только хор занимает. В результате, получилось все хорошо, но это оказался стационарный проект. Я к тому, что, если бы мы хотели сделать что-нибудь коммерческое, то давно бы приняли те предложения, которые поступают, и среди которых реклама порой – самое безобидное.

«МЫ ПЕРЕДЕЛЫВАЕМ ПЕСНИ СОЗНАТЕЛЬНО»

- Пастернак как-то решил переделать свои стихи, от чего (по мнению многих) они стали хуже. Вы для новой программы переделываете старые песни. Не боитесь, что из них уйдет волшебство - ведь это все-таки слепок эпохи?

- Бояться нечего. Музыка – живой процесс. Уже никого не пугает, что Островского или Чехова переделывают и в постановках появляются менеджеры в пиджаках, с галстуками.

- Меня пугает - я не люблю, когда классику трогают.

- То, что мы делаем, не так страшно. Я не думаю, что стихи Пастернака стали хуже - автор имеет право совершенствовать свое произведение, сколько считает нужным. В данном случае мы официально, целенаправленно взялись переделать песни, ведь некоторым больше 30 лет. То есть их последний раз записывали на самодельной технике, когда мы учились в архитектурном институте.

- Кстати, вы же по образованию - архитектор. И, конечно же, наблюдаете за всеми нашими реновациями, «Моей улицей», появлением новых построек. Много критики, а как вам?

- Это искусственный конфликт. Я по стране езжу и многие могли бы позавидовать Москве, что тут так активно все расковыривается. Это как у стоматолога: со стороны люди рады - вам же лечат зубы, они будут здоровые и красивые. А человек, который подвергается этому сверлению, по-другому все воспринимает, болезненно. У нас в Питере другая боль - все ветшает. Хочется хотя бы пыль смыть, как говорит моя супруга. Я уж не говорю о том, чтобы все полноценно, грамотно отреставрировать.

Вячеслав по образованию архитектор. Фото: личный архив Вячеслава Бутусова.

Вячеслав по образованию архитектор. Фото: личный архив Вячеслава Бутусова.

«ЦЕНЗУРА - ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА»

- Вы подписали письмо против выхода фильма «Матильда». Почему?

- Наложилось много всего: помимо информации о том, что снимается фильм о святых страстотерпцах, что там порноактер в роли страстотерпца нашего святого – царя Николая, еще много всяких историй, связанных с нападками на святыни. Я не выдержал и возмутился, хотя редко подписываю коллективные воззвания. И я написал короткое послание, что, учитывая разрушающую силу ёрничества, давайте прекратим глумиться. Я думал: это либо провокация, либо способ привлечь к себе внимание. Скорее и то, и другое.

- А «Матильду» пойдете смотреть?

- Нет. Я долго на эту тему думал. Например, Андрей Рублев, когда брался писать икону, то держал строгий пост и молитву. Микеланджело, когда расписывал Сикстинскую капеллу, маковой росинки в рот не брал, пока не доходил до состояния просветления. Вот как относились люди к делу, когда брались за изображение святых. А в данном случае... Не знаю, как работал Алексей Ефимович, но судя по тому духу, который исходит от всей этой истории, там есть что-то разрушительное. И не надо лукаво говорить о том, что это фильм о любви. У Николая Александровича была одна любовь – к Александре Фёдоровне.

- Многие говорят, что политики душат культуру сейчас.

- Невозможно условному министру культуры задушить Анну Ахматову.

- А как же цензура?

- У нас история была - нужно было литовать тексты, то есть ставить печать на разрешение для публичного исполнения. И ничуть не странно, что вопрос возник о строчке «За красным восходом коричневый закат». Более-менее образованный человек трактует ее так - за коммунизмом должен прийти фашизм. В общем, нам говорят: «Давайте это коричневое чем-нибудь заменим». На что Илья Кормильцев просто мгновенно предложил заменить: «коричневый» на «розовый». И получилось: «За красным восходим розовый закат». Так, побледнел слегка. Но нам это показалось смешным и более концептуальным. Так что цензура – это двигатель прогресса, в чем я убедился еще много-много раз.

«ШЕПОТ ПУГАЧЕВОЙ МЫ ЗАПИСАЛИ В ТАЙНЕ ОТ НЕЕ»

- Мы находимся с вами в замечательной студии, по вашим словам, одной из лучших в Москве. А когда-то вы записывались у Аллы Пугачевой...

- На тот момент у Пугачевой была самая могучая студия в «Олимпийском». Мы с Аллой Борисовной познакомились, когда выступали вместе в Лужниках на сборном концерте. И получили разрешение записаться на студии - для нас это была сказочная возможность. И она однажды к нам пришла...

- В итоге в композиции «Доктор твоего тела» звучит ее голос. Писали, что вроде бы она учила вас, как надо спеть.

- Она зашла в студию, где находился пульт. А я был в звукоизолированном «аквариуме», ничего не слышал в наушниках. И вижу, что Алла Борисовна что-то обсуждает со звукорежиссером. Потом они включили громкую связь, Алла Борисовна говорит: «Я хочу тебе дать профессиональный совет. Вот в этом месте можно было бы спеть не так, а вот так…». А меня подбил кто-то из наших коллег, опытный и прагматичный, что надо попросить Аллу Борисовну, чтобы она спела с нами какую-нибудь песню в этом альбоме. Я передал ей просьбу. Алла Борисовна, видимо, почувствовала, что меня кто-то науськал, и деликатно отказалась: «Я петь не буду. Я просто могу тебе показать, как можно украсить вокал и это сработает на эмоциональном уровне». И прошептала: «Доктор твоего тела». А звукорежиссер Александр Кальянов взял и записал, пока она мастер-класс экспромтом проводила для меня. И когда мы уже готовили запись к выпуску на пластинке, Александр говорит: «Я записал Аллу Борисовну». Я позвонил Пугачевой, покаялся, что мы сделали пиратскую запись с ее шепотом. И она разрешила его использовать.

- Земфира попрощалась с песней «Ромашки» навсегда, а есть песня, от которой вы устали за 35-летнюю историю группы?

- Затюкали ее с этими «Ромашками», как меня с «Гудбай, Америка». Она из каждого утюга играла, а я же помню, как мы ее записали: чтобы получился полноценный альбом, обязательно нужна была ещё одна песня и мы ее быстро кое-как сделали. И осадок остался, что выпустили что-то не доделанное.

1988 год, еще молодая, но уже успешная группа Вячеслава Бутусова. Фото: ТАСС

1988 год, еще молодая, но уже успешная группа Вячеслава Бутусова.Фото: ТАСС

- Что халтура?

- Да. Мы ее еще и не отрепетировали для записи, и времени уже не было - под утро все происходило, когда смена наша заканчивалась.

- Какая смена?

- Нужно было сдавать инструменты в ресторан, где мы их арендовали на ночь. У нас же не было ничего, поэтому мы брали инструменты у ресторанных музыкантов, у которых были последние новинки технические. Видимо, в ускоренном режиме мы начали подбирать темпоритм-шаблон, в который ты можешь вписать свою мелодию. И вдруг нажали кнопку «румба». И нам показалось, что это весело. Наложили вокал, какую-то гармоническую подкладку на клавишах. И все.

- А народ ее полюбил!

- Это да - выходишь на сцену, еще не успел рот открыть, а тебе кричат: «Америка!». И я даже один раз прямо в микрофон рубанул кому-то: «Вы понимаете, что, если мы сейчас «Америку» исполним, то мы рефлекторно уйдем со сцены, потому что мы ее обычно исполняем последней». Но потом я смирился, отменил табу на исполнение «Гудбай, Америки», хотя зарекался, что больше никогда ее исполнять не буду.

«НУЖНО РАСКАЯТЬСЯ»

- Сейчас вспомнила клип «Прогулки по воде», где Дима Марьянов покойный у вас снимался в 90-х годах. И сейчас на эти годы почему-то мода и в музыке, и в одежде. Многие это время хотели бы вернуть, а вам в какое время хотелось бы попасть?

- Меня иногда заносит, Елена, я очень далеко залетаю в мыслях. Если уж возвращаться, то не в 90-е, и не 80-е, и не в 60-е. И даже не в момент перехода канонического искусства в светское, а сразу в рай. Прямо сразу туда. И тогда все это безобразие нынешнее – оно минует. Уже считается нормой, что кровь льется у нас на глазах. Что война уже постоянно происходит в нашем обществе. И, если у человека появится возможность рубить головы просто взглядом, то они полетят, я вас уверяю, тысячами.

Музыка – живой процесс - утверждает певец. Фото: личный архив Вячеслава Бутусова.

Музыка – живой процесс - утверждает певец. Фото: личный архив Вячеслава Бутусова.

- Вы же раньше не были таким богобоязненным человеком. Что вас изменило?

- Я пытался анализировать свой жизненный путь, начиная с детства. И каждый раз натыкался на тот момент, когда я чему-то не смог противостоять. Вот психопат схватил котенка, размазал его по стене, а я не смог остановить это. Кому-то голову пробили кирпичом при мне, а я не вмешался. Мы не можем все это отмотать обратно, чтобы исправить. Поэтому чем раньше, тем лучше, нужно раскаяться.

- Человек слаб.

- Чтобы не было слабостей, нужно все время жить в состоянии бдительности, как монахи это делают.

Вячеслав Бутусов: Сказать гудбай «Гудбай, Америке», не вышло.Сложно поверить, но группе «Nautilus Pompilius» исполняется 35 лет. По случаю юбилея, «Комсомолка» поговорила с создателем, голосом и лицом любимого коллектива

Еще больше материалов по теме: «Вячеслав Бутусов: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Елена ЛАПТЕВА

 
Читайте также