2018-03-20T09:41:51+03:00

День подводника: «Твои враги - не только мины, но океан, лед, подводные бури»

Капитан 1 ранга Игорь Курдин рассказал о нынешнем состоянии флота и о том, чего от него хотел Люк Бессон
Поделиться:
Комментарии: comments7
Служба под водой и опасна и труднаСлужба под водой и опасна и труднаФото: Александр ГЛУЗ
Изменить размер текста:

Один старый моряк сказал: «Командир подводной лодки или корабля - это тело, которое мгновенно засыпает от усталости и тут же просыпается от ответственности».

- Как-то раз мы зашли на неродную для нас базу. Времени было несколько часов. Лодка и экипаж находились в полной боевой готовности - несли вахту, как в море. Я собирался к оперативному дежурному - ознакомиться с обстановкой, и тут мои товарищи сделали сюрприз. Говорят: «Езжай на квартиру. Там тебя ждет жена. Стол накрыт», - вспоминает председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин. - Я весь в предвкушении поехал. Захожу. Сажусь за стол. А через пятнадцать минут говорю: «Я... это... обратно на лодку. Извини». Трудно объяснить. Я и по жене безумно соскучился, и отдохнуть хотелось. Но я вернулся на лодку. Может, дело в той самой ответственности? Не знаю...

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

- Как будете отмечать профессиональный праздник?

- Мероприятия начались еще на прошлой неделе, а сегодня в храме Петра и Павла в Сестрорецке пройдет молебен о здравии подводников и поминовение погибших. Рядом с церковью - стена памяти. На ней 168 мемориальных досок. На них обозначены затонувшие подводные лодки императорского, советского и российского флотов. Но, увы, там много ошибок.

- Например?

- Перепутаны даты и даже районы гибели! Внесены подводные лодки, взорванные нашими же моряками при отступлении... Подводники со всей страны просили исправить.

- Получилось?

- Мы все уточнили и сделали новые таблички - их 114! Через пару месяцев установим и 23 августа официально откроем.

Игорь Курдин Фото: Александр ГЛУЗ

Игорь КурдинФото: Александр ГЛУЗ

АМЕРИКАНЦЫ ГРУСТИЛИ БЕЗ НАС

- Недавно ВМФ России объявил, что в 2018 году пройдет более пятисот учений с участием подводных сил всех флотов. Это круто?

- Это не круто. Это нормально. Основная подготовка подводных лодок в мирное время - практические ракетные и торпедные стрельбы. Отработка помощи аварийным подлодкам. Если заниматься этим только на береговых тренажерах, то экипажи потеряют морскую выучку.

- Как оцените состояние отечественного подводного флота?

- Он активно развивается. Наверстываем упущенное в девяностые. В свое время я с экипажем выполнял по две боевые службы в год. Это было сверхнапряжение - и для людей и для железа. Но по-другому было никак - «холодная война».

В девяностые ситуация оставляла желать лучшего. Подлодки тихо дежурили у причалов и в море почти не выходили. Когда мы встречались с нашими американскими коллегами на конференциях, они говорили: «Возвращайтесь скорее в океан! Нам тут без вас так грустно и пусто».

- Больше не скучают?

- Нет. Сейчас наши подлодки есть во всех районах мирового океана - в Тихом, Атлантике, подо льдами Арктики и в Средиземном море. Иногда приходится стрелять и боевыми. Например, по террористам в Сирии. Как говорил Ленин, практика - критерий истины...

«ТУТ ТАК КЛАССНО КОРМЯТ!»

- Кто такие моряки-подводники?

- Нас называют элитой флота, но мы люди скромные и не соглашаемся. Однако без всяких натяжек можно сказать, что это на самом деле так (смеется).

- Помните, как в первый раз оказались на борту подлодки?

- Это произошло в школьные годы - на подлодке, которой командовал мой отец. Меня угощали воблой, шоколадками, свежими фруктами. Я тогда подумал: «Надо идти в подводники, тут так классно кормят!».

Потом я попал на субмарину молодым лейтенантом. Меня поразило: как можно управлять такой махиной?! Смотрел на своих первых командиров и был уверен, что никогда не достигну такого мастерства.

- Но в итоге вы сами стали командиром.

- Да.

- Было страшно, когда впервые самостоятельно вывели подлодку в море?

- Какой там страх?! Командир должен быть примером. Перед каждым выходом я обращался к экипажу: «Запомните: помочь себе можем только мы сами. У нас под килем несколько километров - прийти на помощь просто не успеют. Мы сами должны сохранить корабль, а значит, и наши жизни. И зависит это от каждого из нас - от командира до последнего моряка».

«Проповедь» всегда была эффективной. Горжусь, что мой экипаж К-84 «Екатеринбург» три года подряд признавали лучшим по борьбе за живучесть на Северном флоте.

Подводников считают элитой флота Фото: Александр ГЛУЗ

Подводников считают элитой флотаФото: Александр ГЛУЗ

ЛЮКУ БЕССОНУ ПОМОГАТЬ НЕ СТАЛИ

- Подводная служба опасная?

- Это одна из самых опасных морских профессий! Твои враги - это не только противолодочные силы противника, но и океан, лед, подводные течения... Столько всего. Одни подводные бури чего стоят! Лодку потрясывает, как лихорадочного больного. Вроде несильно, но ты чувствуешь это каждым нервом и клеткой.

- Что помогает справиться?

- Главное - профессиональная подготовка экипажа. Все действия должны быть отточены до автоматизма. Если на подлодке случается ЧП, думать некогда. Все решения нужно принимать мгновенно: счет идет на секунды.

Есть четкие инструкции, как действовать. Написаны они кровью и ценой многих жизней. «Комсомолец», К-219, «Курск»... В послевоенные годы погибло более тысячи подводников! Смерть наших товарищей будет ненапрасной, только если мы сделаем выводы.

- Клуб моряков-подводников участвовал в создании нескольких документальных и художественных фильмов. Это и «Враждебные воды» с Рутгером Хауэром, и «К-19» с Харрисоном Фордом. Как идет работа?

- К нам обращаются создатели фильма. Мы изучаем сценарий, ищем реальных участников событий. Сначала подводники отказываются: «Да это же американцы! Они все переврут». Отвечаем: «Но если не вы, то кто? Вы же потом скажете, что тут не то и там не это... Сами ведь отказались!» Почти всегда удается переубедить.

Бывает, мы отказываемся от совместной работы. Свежий пример - «Курск» Люка Бессона. Чересчур политизированная лента со странной трактовкой событий... Он хотел снимать фильм в Белом море и задействовать наши реальные корабли и подлодки, но Министерство обороны тоже отказало.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Большинство семей погибших членов экипажа АПЛ «Курск» переехали в Петербург

Недавно президента России Владимира Путина попросили рассказать о гибели атомной подводной лодки «Курск». Напомним, она затонула в августе 2000 года в Баренцевом море. Погибли 118 подводников.

- Глава государства назвал эти события «колоссальной трагедией».

- Безусловно, так и есть, - соглашается Игорь Курдин. - В истории нашего клуба, основанного в 1994 году, они стали переломным моментом. Мы первые пустили шапку по кругу и открыли сбор средств для родственников погибших. Проверка - она всем проверка...

Спустя три года открылся достойный мемориал на Серафимовском кладбище: там погребены 32 члена экипажа. Кстати, когда произошла катастрофа, в Северной столице жили восемнадцать семей. А сейчас их... больше пятидесяти! Знаете, почему? Потому что мы приняли их как родных! Людям предлагали квартиры в Москве, но они выбрали Петербург.

СПРАВКА «КП»

Игорь Кириллович КУРДИН. Родился 22 января 1953 года в городе Полярный Мурманской области. Потомственный моряк. С 1975 по 1995-й служил на атомных подводных крейсерах стратегического назначения. Командовал подлодками проекта «Навага» и «Дельфин». С 1994 года - председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ.

 
Читайте также