2018-05-10T13:26:24+03:00

«Мне позвонили и сказали, что мамы больше нет»: на Пискаревском кладбище вспомнили погибших в войну

В День Победы сюда пришли тысячи человек - несли на могилы цветы и хлеб, конфеты и венки
На Пискаревское кладбище в день Победы приходят все: и те, у кого там лежат родные, и те, у кого в блокаду никто не погиб.На Пискаревское кладбище в день Победы приходят все: и те, у кого там лежат родные, и те, у кого в блокаду никто не погиб.Фото: Елена МИХИНА
Изменить размер текста:

ПАМЯТИ ТЕХ, У КОГО НЕТ МОГИЛ

Официальная траурная церемония на Пискаревском кладбище по традиции состоялась накануне дня Победы. 8 мая к монументу Матери-Родины легли венки от представителей власти, армии и флота, общественных организаций, дипломатов. Прозвучали торжественные речи, прошла рота почетного караула

Венки от официальных делегаций и простых горожан. Фото: Елена МИХИНА

Венки от официальных делегаций и простых горожан.Фото: Елена МИХИНА

А в праздник к могилам на мемориальном кладбище пришли обычные горожане. Школьники читали стихи о войне. С утра звучали песни Победы.

- Я просто рядом живу. Каждый год прихожу сюда, чтобы помянуть всех погибших, не только тех, кто здесь похоронен, - рассказала одна из пришедших, пожилая женщина. - Я сама родом из Белоруссии. Там нашу семью и застала война. Я была ребенком, но все хорошо помню. И как бомбили, и как расстреливали. А здесь на Пискаревском лежат мои родственники, односельчане, которые до войны уехали в Ленинград и погибли здесь.

Бабушка принесла цветы к мемориалу - две гвоздики для всех. А после присела отдохнуть на скамейку. Она вспоминала, немного плакала, но каждую минуту к ней подходили дети и взрослые и дарили цветы, поздравляли. Но эти цветы бабушка не стала забирать себе. Немного отдохнув, она положила их на братские могилы.

Цветы в этот день на Пискаревке дарили всем ветеранам, всем пожилым людям. Есть гвоздики и в руках у Антонины Петровны Куриловой. Нет, она не блокадница. И во время войны жила далеко от города на Неве – в Киргизии. Туда ее семья перебралась с Урала.

Антонина Петровна Курилова с 11 лет работала в тылу, награждена медалью ветерана труда. Фото: Елена МИХИНА

Антонина Петровна Курилова с 11 лет работала в тылу, награждена медалью ветерана труда.Фото: Елена МИХИНА

- Мне в августе 1941-го исполнилось 12, я была старшей в семье. И мне пришлось идти работать в совхоз. Кем придется, тем и работала, - вспоминает Антонина Петровна.

На груди у нее - медаль ветерана труда. Ее отец погиб на фронте, успел прислать всего одно письмо.

- Его звали Крюков Петр Савельевич. Он пропал без вести. И мы до сих пор ничего не знаем: где он погиб, где его могила. Поэтому и приходим сюда на Пискаревское кладбище, - объясняет Антонина Петровна.

ПОХОРОНЫ МАМЫ

На Пискаревском кладбище похоронено около полумиллиона человек – умерших в осажденном городе и тех, кто погиб на фронте, защищая Ленинград.

- Здесь… скорее всего, здесь похоронена моя мама – Анна Степановна Чижова. Она умерла зимой 1942 года от голода, - рассказала 93-летняя Клавдия Матвеевна Синчук, пришедшая утром 9 мая на Пискаревское кладбище. Цветы и две просфоры она оставила на стеле у самого ближнего к мемориалу захоронения.

Клавдия Синчук и... нет, не ее внук. Андрей просто подарил незнакомой бабушке открытку и поздравил с праздником. Фото: Елена МИХИНА

Клавдия Синчук и... нет, не ее внук. Андрей просто подарил незнакомой бабушке открытку и поздравил с праздником.Фото: Елена МИХИНА

Ей было 16 лет, когда началась война. Младшей сестре Тасе - 13. Они с родителями жили в старом доме в переулке Ильича (сейчас это Большой Казачий переулок недалеко от Витебского вокзала).

- Здесь хоронили в зиму 1942-го. И мама должна быть тут, - говорит блокадница. - Когда началась война, моя сестра еще училась в школе. Их класс эвакуировали. Детям велели взять по узелку со сменой одежды и вывозили из города. Но наш папа сказал, что никто никуда не поедет, что война скоро кончится и не надо нам эвакуироваться. Так мы и остались в Ленинграде. Папа работал кровельщиком. Однажды осенью он ушел на работу на Московском проспекте. Отработал смену, стал возвращаться. По дороге зашел на рынок, который был на месте нынешнего Парка Победы. Началась бомбежка. Его убило. И даже его тела не смогли найти.

Георгиевские ленты на березах Пискаревского кладбища. Фото: Елена МИХИНА

Георгиевские ленты на березах Пискаревского кладбища.Фото: Елена МИХИНА

Две девочки остались с мамой. Она не работала. По карточке иждивенца паек был очень маленький. Клавдии пришлось пойти на работу, устроилась на пищевой комбинат на Лесном проспекте.

- Зимой 1942 мне позвонили на работу. Я сразу поняла, раз звонят – что-то случилось. Мне сообщили, что мамы больше нет. Попросили придти домой. Мама умерла от голода. Она свой хлеб отдавала моей младшей сестре, та ведь тоже не работала, ей всего 13 было. Мы с ней одели маму. От предприятия мне выделили гроб для похорон. Мы отвезли маму к моргу, который был устроен на Звенигородской улице, в бывших конюшнях за казармами. Там оставили гроб, только попросили, чтобы нам сообщили, когда ее повезут хоронить. Через несколько дней нас вызвали. Мне пришлось заплатить водителю грузовика, который отвозил тела на кладбище, чтобы он оставил маму в гробу. Он обещал сделать это. А уж сдержал слово или нет, это на его совести.

Вскоре Клавдия и Тася уехали из Ленинграда. В одной из последних партий их эвакуировали из города по тающему льду Ладоги.

- Это чудо, что мы выжили. Перед нами две машины ушли под воду, провалились в полынью. А наша проскочила. Нас только обдало фонтаном воды и мы все оказались мокрые, но доехали до берега.

Клавдия Матвеевана каждый год старается приходить на Пискаревское кладбище. Зимой, в дни «ленинградской победы» это уже сложно, но 9 мая обязательно приносит цветы на братскую могилу №52.

11-ЛЕТНЯЯ ПАРТИЗАНКА

Так же, как и Клавдия Матвеевна, пораньше, пока еще не много людей, на Пискаревское кладбище 9 мая пришла с внучкой Людмила Николаевна Федотова.

- У меня здесь похоронены двоюродные сестры. Вон там, ближе ко входу, - говорит Людмила Николаевна. - Их мать - ленинградка. Перед войной вышла замуж, родила детей. А в блокаду она шла по улице, ей стало плохо. Ее подобрали и отвезли в госпиталь. Когда она вернулась домой, там уже никого не было – все умерли: и муж, и девочки – Надя и Валя. Она сама потом была эвакуирована и 20 лет после войны не могла вернуться в город, не хотела приезжать туда, где все у нее погибли.

Людмила Федотова во время войны была юной партизанкой. Фото: Елена МИХИНА

Людмила Федотова во время войны была юной партизанкой.Фото: Елена МИХИНА

- Мы жили в Псковской области, в деревни. Когда пришли немцы, кто-то донес им, что мой отец коммунист. Наш дом фашисты сожгли. Но мы успели убежать в лес, к партизанам. Мне было 11 лет. Брат был постарше. Нас с ним отправляли в деревни узнавать, где немцы. Так мы с ним в 1942-м один раз шли и на дороге нарвались на мину. Брат погиб, а у меня шрам на всю жизнь остался. Осколок или что, не знаю, попало, меня бабка в деревне лечила, - рассказывает Людмила Николаевна и показывает уже почти не видный шрам на щеке.Тети давно нет, а Людмила Николаевна навещает могилы своих сестер. Сама она ветеран войны. Полтора года воевала, если так можно сказать об 11-летнем ребенке, в партизанском отряде.

35 ЛЕТ ПОИСКОВ

Рядом с братскими могилами на Пискаревском кладбище есть и участок с отдельными, именными. Так хоронили в начале войны, в 1941-м. На надгробиях там тоже гвоздики, конфеты. 9 мая возле одного из захоронений собралась большая семья – потомки Ивана Петровича Семенова. Рядом с надгробным камнем установили табличку с фотографией – таких на Пискаревском мало.

Праздник со слезами на глазах. Фото: Елена МИХИНА

Праздник со слезами на глазах.Фото: Елена МИХИНА

- Он был добровольцем, ушел с отрядом с Обуховского завода, защищал подступы Ленинграда и погиб в начале войны, - рассказывает внучка Ивана Петровича Людмила Ганоль. – Дедушку ранило на Пулковских высотах, его привезли в Мечниковскую больницу. Он еще был там, а домой уже пришла похоронка. И 35 лет семья не знала, где он похоронен. Его жена, к сожалению, не дожила одного года до того момента, как нам удалось через военный архив все же узнать, что дедушкина могила. Оказалось, что здесь – на Пискаревском кладбище. С тех пор мы каждый год приезжаем сюда. Вот уже с его внуками и правнуками.

Людмила Ганоль на могиле своего деда Ивана Семенова. Фото: Елена МИХИНА

Людмила Ганоль на могиле своего деда Ивана Семенова.Фото: Елена МИХИНА

Такие семьи, как Ганоль, принято называть ленинградскими. Кроме Ивана Петровича на Пискаревском у них похоронено еще несколько родственников, только уже в братских могилах.

- У маминой двоюродной сестры в блокаду погибли мама и бабушка, мы знаем, что они лежат в 11 и 12 братских могилах, - говорит Людмила.

Жена ее внука Анастасия Петрова, которая так же пришла с семьей на мемориальное кладбища, рассказала и свою историю.

- Мой прадед Иващенко Никифор Алексеевич ушел воевать, а его жена Ефросинья осталась в Ленинграде. У них был маленький сын. Прабабушке сказали, что его можно эвакуировать. Она согласилась. Когда автобус с детьми выезжал из города, финны открыли огонь и все погибли. Мальчика звали Владимир. Никто точно не знает, где он похоронен, но вполне возможно, что здесь – на Пискаревском, в одной из братских могил. Сегодня я принесла цветы для него, - говорит Анастасия. - А после войны у моих прадедушки и прабабушки родился еще один сын и его в память о первом так же назвали Володей. Это мой дедушка.

На братских могилах оставляют цветы и хлеб. Фото: Елена МИХИНА

На братских могилах оставляют цветы и хлеб.Фото: Елена МИХИНА

В каждой семье, у каждого человека, который в день Победы приходил на Пискаревское кладбище были истории про своих героев. Многие несли с собой портреты предков, воевавших в Великую Отечественную и выживавших в осажденном городе. Многие прямо с кладбища отправились на шествие бессмертного полка.

Памятники и стелы у братских могил уже к середине дня 9 мая утопали в цветах. На гранитных постаментах кто-то оставлял конфеты и кусочки хлеба, которого так не хватало 76 лет назад тем, кто навсегда остался на Пискаревке.

 
Читайте также