2018-09-03T11:18:14+03:00

Дети войны: Сирийские ребята стали кадетами в России

Восемь мальчиков из Сирии и семьдесят два - из России поступили в 2018 году в пятый класс кадетского военного корпуса в Петергофе
Юлия КУЛИКОВА
Поделиться:
Комментарии: comments40
Восемь сирийских мальчиков в июле 2018 года прибыли в Петербург по соглашению между Сирией и Россией.Восемь сирийских мальчиков в июле 2018 года прибыли в Петербург по соглашению между Сирией и Россией.Фото: Александр ГЛУЗ
Изменить размер текста:

- Торжественно обещаю быть преданным родине - Сирийской Арабской Республике и ее народу, высоко нести честь и достоинство кадета, знать и преумножать традиции русского и сирийского воинств, - одиннадцатилетний Джафар Дургам без запинки произносит клятву кадета, которую специально подкорректировали для первых в России иностранных воспитанников кадетского корпуса.

Джафар - один из восьми сирийских мальчиков, которые в июле 2018 года прибыли в Петербург по соглашению между Сирией и Россией. Все они - дети офицеров, погибших в бою.

- В Сирии они учились в школе-интернате для детей военнослужащих, после чего их отобрали по межправительсвтенному соглашению для обучения в этом кадетском корпусе. Первая "партия" - восемь человек - пойдут на первый курс в этом году. Такое же количество детей будут приезжать каждый год в течение семи лет, пока сегодняшние первокурсники не закончат школу, - рассказал «КП-Петербург» Ясер Акель, педагог дополнительного образования Санкт-Петербургского кадетского военного корпуса.

Мальчишки теперь стали кадетами. Фото: Александр ГЛУЗ

Мальчишки теперь стали кадетами.Фото: Александр ГЛУЗ

Ясер Акель станет преподавателем арабского языка для прибывших детишек – по условиям соглашения, мальчики не должны забыть родной язык. Сирийские мальчики уже довольно сносно изъясняются на русском - перед поездкой они изучали его около полугода, и с началом занятий успели найти общий язык с российскими кадетами.

- Хороший парень Джафар! Он разговаривает по-русски, мы ему задаем вопросы, он сначала, конечно, переводит на свой язык, потом нам отвечает. Кстати, у нас появился язык жестов, который мы применяем, если рядом нет переводчика. Иногда мы ссоримся, но потом миримся, бывает деремся, но по-дружески! - сосед Джафара по комнате Саша тоже приехал в Петергоф из другого города - Челябинска, и не перестает интересоваться обычаями товарища. По просьбе соседа Джафар даже спел корреспондентам гимн Сирии.

Мальчики живут в общежитии казарменного типа, которое Ясер Акель сравнил с гостиницей: ребята расселены по три человека в комнате, в каждой - туалет и душ, кладовка со спортивным инвентарем. На этаже – прачечная, чайная, игровая и телевизионные комнаты.

Все они - дети офицеров, погибших в бою. Фото: Александр ГЛУЗ

Все они - дети офицеров, погибших в бою.Фото: Александр ГЛУЗ

Первого сентября казарму осмотрел заместитель министра обороны генерал армии Дмитрий Булгаков.

- Ты из какого города? - генерал армии уточнил происхождение каждого кадета за неформальным круглым столом.

- Из Дамаска, Хомса, Дайр-эз-Заура, Хамы, - ребята отвечали на русском.

- Из тех населенных пунктов, которые видели весь этот ужас. Я знаю, что такое Хама, что такое Алеппо, я там бывал, - вспомнил замминистра обороны, и тут же обратился к руководству кадетского корпуса.

- У нас очень калорийная еда, они привыкли дома кушать другое, поэтому вводить наш рацион надо потихонечку, это касается не только питания, - отдал приказ генерал армии.

Мальчикам он вручил наручные часы - чтобы вспомнили замминистра, когда сами станут генералами.

После общения с Дмитрием Булгаковым ребята приступили к первому уроку. С преподавателем они обсудили, какой еды им не хватает в России.

- Маринованные баклажаны с чесноком! Это такое национальное сирийское блюдо - макдус, - перевел желание учеников Ясер Акель. С сирийскими мальчиками работают также два воспитателя-переводчика - Алена и Лилия - выпускницы Восточного факультета СПбГу.

- Кон-стан-тин Василь-е-вич, - девушки помогают кадетам запомнить сложное для иностранца имя командира взвода.

В Сирии мальчишки учились в школе-интернате для детей военнослужащих. Фото: Александр ГЛУЗ

В Сирии мальчишки учились в школе-интернате для детей военнослужащих.Фото: Александр ГЛУЗ

Двенадцатилетний Саммад уверенно говорит на русском, только иногда поглядывая на переводчика:

- Я из Дайр-эз-Заура, там у меня осталась мать, три брата и три сестры, - говорит он.

Одиннадцатилетний Хайдар приехал из Хомса. Чтобы поступить в Санкт-Петербургский кадетский военный корпус мальчик сдавал экзамены по русскому языку и математике. Тот же набор вступительных испытаний, что и для российских школьников, за вычетом физкульутры.

Его товарищ по роте и тезка Хайдар Айюб - круглый сирота, на войне у него погибли оба родителя. Это самый улыбчивый мальчик из международной группы, которого будто и не коснулись ужасы войны.

- Я мечтаю стать футболистом и... увидеть Путина, - сказал он на арабском в беседе с журналистами.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также