2018-09-03T01:58:02+03:00

С зонтиком на вождя революции

100 лет назад была поставлена точка в жизни Ф. Каплан, покусившейся на вождя мирового пролетариата В. Ленина
Поделиться:
Комментарии: comments16
Фото: wikimedia.orgФото: wikimedia.org
Изменить размер текста:

Я наткнулся на эту гранитную глыбу-памятник буквально в двух шагах от родного дома на Большой Серпуховской улице - Серпуховке, даже и не подозревая о ее существовании. Веха, поставленная на том месте, где ход мировой истории мог круто вильнуть в сторону, - здесь, где на территории завода Михальсона выступал перед рабочими Ильич в августе 1918 года, в Ленина стреляла Фанни Каплан. Об этом была и надпись на памятном камне.

Но поворота в истории не стряслось. Потому что эсерка Каплан, очень близорукая, далее своего внушительного носа толком не видящая, с пары шагов и в автомобиль Ленина навряд ли попавшая бы, ухитрилась-таки попасть в Ильича, но лишь ранила его.

До Кремля от Серпуховки по Большой Полянке через Малый Каменный мост, потом Большой - рукой подать, минут за десять домчал раненого лихой шофер Ленина Гиль. Ленин сидел рядом, держался рукою за шею, молчал. Срочно созвали врачей...

Меж тем события на месте покушения разворачивались любопытнейшим образом. Среди тех, кто оказался поблизости от Ленина, был и помощник комиссара Советской пехотной дивизии некто Батурин, человек обстрелянный, умный и наблюдательный. Он огляделся, выискивая взглядом возможного покушавшегося, хотя, само собой, надежды никакой не оставалось: не станет же тот дожидаться, когда схватят его... Батурин выглядел под тополем неподалеку одиноко стоявшую женщину - молодую, в темном платье, державшую в опущенной руке черный, изрядно потертый портфель, а в другой - зонтик, хотя дождя даже не предполагалось. Батурин скорым уверенным шагом к ней подошел, споро обыскал, ничего подозрительного не обнаружил и на всякий случай спросил голосом Железного Феликса: «Вы зачем стреляли в товарища Ленина?» А она даже и не подумала отказаться!

А далее и вовсе необъяснимое: только через три дня ЧК направила на место покушения следователя Юровского, и тот - слыханное ли дело! - нашел в пыли и грязи огромного двора четыре гильзы от браунинга! Каплан, правда, показала, что стреляла из револьвера, которого у нее не нашли, но дуре бабе не объяснишь, что браунинг вовсе не револьвер: созналась - и дело с концом!

В 16 часов 3 сентября недавний последний комендант Смольного, а теперь комендант Московского Кремля, бывший матрос Балтфлота Павел Мальков, в сопровождении двух солдат, вооруженных винтовками, а также революционного поэта Демьяна Бедного завели Каплан в кремлевский гараж. Водителю, возле него во-зившемуся, Мальков приказал завести машину, оставить грузовик на нейтральной скорости, а самому покинуть гараж. Поэту Мальков велел держаться у него за спиной.

Каплан завязали какой-то тряпицей глаза, после чего Мальков достал неразлучный маузер и с двух шагов выстрелил в голову террористке. Тело ее засунули в порожнюю железную бочку, не скупясь полили бензином и подожгли.

Вот на тот самый камень на Серпуховке я - а было мне тогда лет двенадцать - набрел с товарищем, прогуливая школу: все-таки нарвался я на урок истории. Вне расписания.

Еще больше материалов по теме: «Леонид Репин «Свидетель истории»»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также