2018-12-07T20:10:04+03:00

Полпред на Северном Кавказе Александр Матовников: Мы не могли стрелять на поражение, хотя Ельцин в 1993-м требовал от нас жесткой зачистки «Белого дома»

Герой России рассказал о своей жизни: от бойца «Альфы» до полномочного представителя президента
Поделиться:
Комментарии: comments44
Рамзан Кадыров и Александр Матовников знакомы почти два десятка лет. Фото: vk.comРамзан Кадыров и Александр Матовников знакомы почти два десятка лет. Фото: vk.com
Изменить размер текста:

Имя полпреда президента по Северо-Кавказскому федеральному округу Александра Матовникова еще не слишком известно широкой публике, и это неудивительно: раньше он возглавлял российские Силы специальных операций, а до того три десятка лет провел в легендарном подразделении «Альфа» - то есть служба не предполагала мелькание на экранах. Известный журналист Андрей Ванденко для спецпроекта ТАСС «Первые лица Кавказа» взял интервью у Матовникова. Вот его наиболее интересные фрагменты.

Ельцин требовал зачистить парламент

(О черном октябре 1993-го)

Обстановка вокруг «Белого дома» выглядела странно, все напоминало цирк либо театр абсурда.

Зеваки сидели на крышах домов, стояли на мосту через реку. Словно на шоу пришли. А в это время из БТРов не глядя стреляли боевыми патронами, из гостиницы «Мир» лупили во все, что шевелится…

Системного управления не было и в помине...

Конечно, мы не могли стрелять на поражение, хотя от нас требовали полной и жесткой зачистки. Борис Ельцин лично сформулировал цель: «Покажите, что можете!»

В 94-м году не было ощущения правого дела

(О чеченских войнах)

Первая чеченская кампания оставила странное ощущение. Как бы точнее объяснить?

Есть дух победителей, а есть душок. В 94-м не было чувства, будто боремся праведными методами за правое дело.

Я встречал прекрасных армейских командиров, но с верхних этажей власти отчетливо тянуло дилетантизмом. И стройная система отсутствовала, сложно было понять, чего хотим. Только загнали бандитов в горы, вдруг - бац! - перемирие…

А в 1999-м - наоборот! - уже не возникали сомнения, что все делаем верно.

С Кадыровыми ели из общего котла

(О работе с Ахматом Кадыровым)

В 2000-м нас направили в селение Центорой. Мы с Ахматом-Хаджи и его семьей жили под одной крышей, ели из общего котла. Главная наша задача заключалась в выстраивании системы безопасности. На Кадырова-старшего постоянно охотились, готовили покушения, устраивали засады. Много было историй. И закладки фугасов, и попытки подрывов, и обстрелы… Мы занимались логистикой, прорабатывали маршруты движения, продумывали отвлекающие маневры с ложными кортежами, прибегали к другим хитростям.

...Кадыров-старший в быту - скромный, в работе - жесткий, в общении - немногословный. Больше слушал, чем говорил. Впрочем, Ахмат-Хаджи мог даже не произносить ни слова, в нем сразу чувствовался лидер. Мудрый человек!

К нам относился по-отечески, как и положено главе рода.

В первую кампанию Кадыров объявил газават, посчитав, что Россия пришла в Чечню с захватническими целями. В 1999-м решительно отказал Басаеву, обвинив того в провоцировании новой войны. Для подобного шага требовалось большое мужество. Ахмат-Хаджи был не флюгер, а самобытный, яркий политик.

Рамзан стал государственным мужем

(О Рамзане Кадырове)

Разительно изменился! Если в 2004-м был сыном своего отца, то теперь стал самостоятельным политиком, государственным мужем. И Грозный восстановлен под его руководством. Сейчас уже забылось, но в начале нулевых годов всерьез обсуждался вопрос о переносе столицы Чечни в другое место, поскольку, по мнению многих, город никогда не поднимется из пепла.

В Сирии бывал не один раз

(О звании Героя России)

Звезду Героя за Сирию. Я ведь в июле 2014-го получил «комсомольскую путевку» в Минобороны... Было несколько командировок - от полугода до девяти месяцев, а мои подчиненные - с июля 2015-го по настоящее время. Заранее начали готовить данные об объектах противника. Но лично я, конечно, не воевал - командовал.

С истребителя пересел на кукурузник

(О переходе на гражданку)

Первое впечатление, будто со сверхзвукового истребителя пересел на кукурузник. Там была конкретная работа, в моих руках находились рычаги управления, я понимал, какие задачи стоят. А на Кавказе все иначе. По крайней мере так показалось вначале. Конечно, и раньше знал, что это очень специфический регион. Самый многоконфессиональный, многонациональный и плодовитый, но одновременно с низкой зарплатой и высокой безработицей. Стал разбираться, вникать и понял, что надо делать ровно то же, что в «Альфе» или Силах спецопераций: налаживать командную работу. В каждой республике есть сильные лидеры, а полпред должен уравновесить интересы.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также