Санкт-Петербург

На поимку сбежавших из Псковской временной каторжной тюрьмы десяти арестантов потребовалось около суток

«Комсомольская правда - Псков» восстановила эту детективную историю столетней давности по материалам, хранящимся в Госархиве Псковской области
Побег арестантов из тюрьмы в Пскове испугал местных жителей. Фото: из открытых источников.

Побег арестантов из тюрьмы в Пскове испугал местных жителей. Фото: из открытых источников.

Здание тюрьмы стояло на Кохановском бульваре в Пскове. Сегодня это Октябрьский проспект. Тогда здесь был комплекс зданий: помимо тюрьмы были мастерские, склад, жилье для семей сотрудников. Попасть в так называемый административный двор заключенные не могли. А потому здесь была лишь калитка и один человек охраны. Ну, еще и часовой мог заприметить посторонних.

В Псков привозили из разных губерний приговоренных к каторге. Большинство из них были судимы за уголовные преступления, в основном убийства. Каждому прибывшему вешали кандалы. Среди тех, кто сюда попадал, было много бессрочных каторжан. То есть отбывать наказание им грозило до дня смерти.

Арестанты в тюремной мастерской шили обувь для военных. Фото: из открытых источников.

Арестанты в тюремной мастерской шили обувь для военных. Фото: из открытых источников.

УХОДИЛИ ЧЕРЕЗ ДЫРУ В СТЕНЕ

В мастерской, которую открыли в 1910 году, делали сапоги для военных. Здесь был машинный зал. Станки работали на электричестве. Шумели ужасно. Сюда ежедневно для работ конвоировали арестантов.

События, о которых пойдет речь, произошли 26 ноября 1913 года. В тот день в мастерскую привели двадцать пять человек. Около 18 часов десять из них совершили побег.

Готовили его заранее. За два года до этого в мастерских делали ремонт и перепланировку - убрали дымоход, правда, стену заложили, оставив отверстие внутри, а новая оказалась тонкой, буквально в половину кирпича. Разобрать ее не составило труда. Рядом шумели машины, да и арестанты отвлекали охрану. Вечером удалось перебраться в соседнее помещение склада, там одно из окошек не было закрыто решеткой. Через пару минут все стояли на административном дворе. Темнело. Погода портилась. Поднялся ветер, повалил снег. Того и гляди начнется снежная буря.

Арестанты гуськом двинулись к калитке административного двора и через пару минут вышли за территорию.

КОМУ УДАЛОСЬ СБЕЖАТЬ ИЗ ТЮРЬМЫ

В архиве хранится пакет документов об этом громком побеге. Тогда эта весть не на шутку перепугала полицейское начальство. Как говорится, на уши были поставлены все силы, привлечены военные и население окрестных деревень. Что же известно о тех, кто покинул стены каторжной тюрьмы?

Это десять человек. Их имена: Михаил Воробьев, Савелий Гужеленко, Дмитрий Лабковский, Андрей Зюба, Николай Метлин, Устин Милевич, Петр Карих, Тарас Гуров, Прокофий Романьков, Навет Кипятков. Первые пятеро из этого списка - те самые бессрочные каторжане. У остальных срок от 12 до 30 лет каторги. Из всех перечисленных только один из псковских, это Михаил Воробьев. Он прежде проживал в Островском уезде.

БЕГЛЕЦЫ РАЗДЕЛИЛИСЬ

На поимку беглецов сразу же было отправлено несколько рот Иркутского и Омского полков. И вскоре у железнодорожного моста через реку Великую схватили первого арестанта. Это был Навет Кипятков. Он и рассказал, что еще у здания тюрьмы некоторым каторжанам удалось снять с себя кандалы, так что группа беглецов разделилась. Тогда же стало понятно, что 8 или 9 арестантов перешли мост и еще около 3 верст двигались по железнодорожному полотну, а потом сошли в поле и направились к стрельбищу.

Поиски беглых каторжан начались незамедлительно.

Поиски беглых каторжан начались незамедлительно.

Из Пскова сразу вышел экстренный поезд по Риго-Псковской железной дороге с двумя ротами Иркутского полка. Им предстояло прочесывать местность в сторону Пскова. А навстречу шли разыскные группы надзирателя Хоменко, приставов Ткаченко и Устинова. По пути всем жителям окрестных деревень сообщалось о побеге каторжан, от мужиков требовали проверить все сараи, стога сена, бани. Надо сказать, что деревенских новость о беглецах сильно напугала. Ведь весной того же года в окрестностях Пскова произошло два громких преступления. Вначале от рук убийц погибла целая семья крестьян в одной из деревень, а потом беглые каторжане вблизи станции Торошино ранили путевого сторожа, его жену и дочь. В результате уже через считаные часы в деревнях местные организовали охрану, и именно крестьяне, будем честными, помогли поймать сбежавших из Псковской тюрьмы арестантов.

УСЛЫШАЛИ КАШЕЛЬ ИЗ САРАЯ

Всю ночь бушевала снежная буря. Ветер сбивал с ног, разглядеть что-либо в темноте, да еще и сквозь стену снега, было практически невозможно. Но полицейские прекрасно понимали - беглецы в такую погоду тоже далеко не уйдут. И когда кольцо поиска сомкнулось, около 11 часов утра 27 ноября в сарае в Снегиреве нашли Андрея Зюбу.

А около полудня поступила информация из деревни Барановка, в некоторых документах она проходит как Буяновка. Там проходивший мимо сарая мужичок услышал кашель за стенкой. Заходить не стал. Но о своих подозрениях рассказал соседям. И вскоре к сараю стянулись крестьяне окрестных деревень - всего более 100 человек. Среди тех, кто подступил к воротам сарая, оказался бывший городовой порховской полиции Василий Иванов. Крестьяне, как сейчас сказали бы, вступили в переговоры с беглецами. Оказалось, что внутри на сеновале прятались семь человек. Еще до прибытия полиции все они согласились сдаться обступившим их людям. Выходили по одному. Несмотря на холод, крестьяне заставили каждого раздеться. Всех досмотрели, разрешили одеться, связали и оставили дожидаться полицейских. В этом сарае находились Михаил Воробьев, Савелий Гужеленко, Устин Милевич, Петр Карих, Дмитрий Лабковский, Тарас Гуров и Прокофий Романьков. Оставалось разыскать только Николая Метлина. Но он будто сквозь землю провалился.

ПОИСКИ У ПОГОСТА ЛЮБЯТОВО

Утром 27 ноября неожиданно после снежного бурана пошел холодный дождь. Дороги раскисли, снег таял и тут же превращался в темные от грязи лужи. Если накануне можно было по следам проследить, куда двинулись беглецы, то в это утро, казалось, сама природа встала на защиту каторжников.

«Появились слухи, что будто бы 2 или 3 арестанта были замечены проходившими вечером невдалеке от погоста Любятово, находящегося на противоположной стороне от Рижского железнодорожного моста и отстоящего от города Пскова в 4-х верстах», - написал позднее в рапорте губернатору Николаю Николаевичу Медему псковский уездный исправник Эдуард Иванович Кампар.

Путь каторжан лежал через железнодорожный мост. Фото: из открытых источников.

Путь каторжан лежал через железнодорожный мост. Фото: из открытых источников.

К указанному месту выдвинулись две роты Иркутского полка. Осматривали железнодорожное полотно, окрестные строения. Добрались до полустанка Черняковицы, и здесь выяснилось, что накануне какой-то человек просил хлеба и затем пошел к станции Торошино по путям. Вскоре у одного из стогов сена были замечены следы. Судя по всему, человек сидел здесь какое-то время, пережидая непогоду. А оттуда цепочка свежих следов вела к железнодорожной будке. Фельдфебель Яковлев вошел внутрь и увидел мужчину. На вопрос «кто таков» человек ответил только: «прохожий». Документов при нем никаких не было, а потому его задержали и доставили в Псков. Здесь в тюрьме в нем опознали того самого Николая Метлина.

НАГРАДЫ И НАКАЗАНИЯ

Нам не известно, как сложилась судьба пойманных каторжан. А вот начальника тюрьмы рекомендовали освободить от должности, уволили надзирателя, который в тот вечер дежурил у калитки с административного двора, усилили надзор за работающими в мастерских, установили решетки на окна, во дворе поставили надзирательный пост.

А тех, кто участвовал в поимке, наградили. Тот самый рапорт, который мы цитировали, был написан с этой целью. «…Покорнейше прошу ваше превосходительство, не признаете ли возможным, ходатайствовать перед господином министром внутренних дел о денежном награждении…» - написал псковскому губернатору Эдуард Кампар, участвовавший в операции. Барон Медем выдал по 2 руб­ля крестьянам, помогавшим в поимке бежавших преступников, выплатил полицейским и военным чинам - от 5 до 75 рублей.

КТО ЛОВИЛ БЕГЛЫХ

Уже через пару часов после известия о побеге от железнодорожного вокзала в Пскове на полустанцию Моглино отошел поезд с 5-й и 6-й ротами Иркутского полка.

От реки Великой к Логозовской волости отправились цепью к лесам: с приставом 2-го стана Ткаченко 1 урядник, 20 конных и 1 пеший стражник, 2 военных разведчика Омского полка; с приставом 3-го стана Устиновым 1 урядник, 7 конных и 4 пеших стражника, 10 разведчиков Омского полка; с надзирателем Хоменко 12 конных разведчиков Иркутского полка.

Местность от Пскова до полустанции Черняковицы и станции Торошино обследовали 7-я и 8-я роты солдат Иркутского полка.

В Пскове задействовали охотничью команду Енисейского полка.