2019-04-25T19:02:41+03:00

Дочь бортмеханика, который 46 лет назад спас лайнер, летящий из Ленинграда в Москву: «Папа был человеком, ужасно любящим все вокруг»

Викентий Грязнов закрыл собой бомбу, которую пронес в самолет террорист
Поделиться:
Комментарии: comments3
Ту-104 после взрыва и посадки в Ленинграде. Фото: Пересъемка Олега ЗолотоТу-104 после взрыва и посадки в Ленинграде. Фото: Пересъемка Олега Золото
Изменить размер текста:

«ДЛЯ ЭМОЦИЙ И СТРАХА ВРЕМЕНИ НЕ БЫЛО»

Об истории лайнера Ту-104 «Комсомолка» уже рассказывала. 23 апреля 1973 года самолет летел из Ленинграда в Москву. На борту – 51 пассажир и шесть членов экипажа. И один террорист, который требовал развернуть судно на Швецию.

ТОЛЬКО У НАС. Подвиг ленинградского бортмеханика Викентия Грязнова

00:00
00:00

Командир экипажа Вячеслав Янченко тогда принял единственное верное решение – вернуться в Ленинград. Сделать это нужно было так, чтобы смертник ни о чем не догадался. Пока летчик разворачивался и снижался, 44-летнего бортмеханика Викентия Грязнова отправили вести переговоры с террористом.

– Если бы взрыв произошел на высоте, самолет развалился бы на части, вне сомнения, – говорит Вячеслав Янченко. – Но для эмоций и страха времени не было. Нужно было срочно принимать решения и действовать.

Слева направо: второй пилот Владимир Кривулин, капитан корабля Вячеслав Янченко и штурман Николай Широков. Фото: Пересъемка Олега Золото

Слева направо: второй пилот Владимир Кривулин, капитан корабля Вячеслав Янченко и штурман Николай Широков. Фото: Пересъемка Олега Золото

О том, что самолет садится, преступник понял по звуку выпускающихся шасси. Террорист привел бомбу в действие, но взрывное устройство накрыл собой Грязнов. Лайнер приземлился. Выжили все, кроме бортмеханика и самого смертника.

В преддверии годовщины трагедии «Комсомолка» поговорила с дочерью Викентия Грязнова Еленой Величко.

«МОЖЕТ, ВСЕ-ТАКИ РАНЕН?»

Тот день дочь Викентия Грязнова, конечно, не забудет. В 1973-м Елене было 19 лет. Студентка биологического факультета возвращалась домой с учебы, а на улице было тепло и солнечно.

– Мы жили тогда в Авиагородке. Помню, иду – а дверь в квартиру открыта. На площадке, на пороге, в коридоре было много летчиков. Я сразу подумала: «Что они тут делают?», – вспоминает Елена Величко. – За столом сидела мама, мне трудно описать ее состояние. Папины коллеги рассказали мне, что случилось. А я все время их спрашивала: «Может, все-таки ранен?».

Есть у Елены родной брат – Вадим. По стопам отца он тоже пошел в авиацию – был летчиком, сейчас на пенсии. А тогда ему было всего 13 лет. После трагедии вся семья не знала подробных деталей происшествия. Дело о террористе сразу же засекретили. По этой же причине увековечить память о герое много лет было невозможно. Памятник на могиле, конечно, установили сразу. А мемориальная доска на доме, из которого Викентий Грязнов ушел в свой последний полет, появилась только в 2014-м. Тогда же скверу на улице Пилотов в Авиагородке присвоили имя бортмеханика. Рассекречивали дело частично – сначала 30 лет спустя, потом еще через 5. И еще раз – спустя уже 40 лет после трагедии.

Жизнь бортмеханика оборвалась в 44 года. Фото: Личный архив семьи Викентия Грязнова

Жизнь бортмеханика оборвалась в 44 года. Фото: Личный архив семьи Викентия Грязнова

– Я, например, узнала только через 40 лет, что взрыв был такой мощи, что были только останки, которые собирали. Нам, конечно, сразу рассказали, что произошел взрыв. И мы общались с членами экипажа. Но некоторых деталей не знали. Что это за человек – террорист. Какая причина, почему так произошло, нам не рассказывали. Нас не касались никакие расследования, – говорит дочь бортмеханика. – Люди, которые вручали нам звезду Героя Советского Союза, приносили соболезнования, но просили никому ничего не говорить. О происшествии знали только близкие родственники.

Посмертно Викентию Грязнову присвоили звание Героя Советского Союза. Но награду семье вручили вовсе не в официальной обстановке. Документ, подписанный секретарем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Георгадзе, передали Елене и ее матери на простой советской кухне.

Теперь о судьбе Грязнова знает не только вся семья, но и вся страна. Внукам и правнукам о герое, конечно, рассказывают с детства. Портрет того, кто остался один на один с террористом и спас всех на борту Ту-104, – всегда на видном месте.

– Я думаю, отец сделал это даже не задумываясь. Командир корабля должен находиться за штурвалом всегда. Видимо, папа решил взять на себя эту ответственность и встать стеной. Такой был человек, – говорит Елена.

Могила Героя Советского Союза Викентия Грязнова на кладбище памяти жертв 9 января В Петербурге. Фото: Пересъемка Олега Золото

Могила Героя Советского Союза Викентия Грязнова на кладбище памяти жертв 9 января В Петербурге. Фото: Пересъемка Олега Золото

Конечно, Викентий Грязнов досконально знал устройство самолета. И с террористом он специально переместился на безопасную территорию, где при взрыве самолет меньше всего мог пострадать.

– Когда люди рано уходят, говорят, они как будто бы чувствуют, что им дана недлинная жизнь. И стремятся все охватить. Папа был такой человек: ужасно любящий все вокруг, – вспоминает Елена.

СПРАВКА «КП»

Летом 1973 года за проявленные мужество и отвагу наградили всех членов экипажа. Командиру корабля Вячеславу Янченко вручили орден Ленина и присвоили звание Героя Советского Союза. Второй пилот Владимир Кривулин и штурман Николай Широков получили ордена Боевого Красного Знамени. Стюардессы Лидия Еремина и Марина Хохрева – ордена Красной Звезды.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также