2019-08-30T01:15:00+03:00

Венеция-2019: Пионерки-герои и Скарлетт Йоханссон

Первая женщина-режиссер из Саудовской Аравии и режиссер-трансгендер предъявили на суд публики свои работы
Стас ТЫРКИНкинообозреватель
Кадр из фильма «Идеальный кандидат» Хайфы Аль Мансур.Кадр из фильма «Идеальный кандидат» Хайфы Аль Мансур.
Изменить размер текста:

В программе Венецианского фестиваля продолжает торжествовать женская тема. Первой конкурсной картиной после фильма открытия стал «Идеальный кандидат» Хайфы Аль Мансур, пионерки кинорежиссуры из Саудовской Аравии. Главная героиня - врач, которую из соображений ультра-консерватизма не подпускают к себе пациенты-мужчины. Девушка, вынужденная и на работе ходить в мешке с прорезью для глаз, неожиданно для себя становится кандидатом на районных выборах. Программа: починить разбитую в грязь дорогу, ведущую к ее больнице скорой помощи. Решение женщины баллотироваться вызывает шок у мужского населения, но девушку с дороги не свернуть и в мешок с прорезью назад не засунуть. В дебюте Аль Мансур «Ваджда», несколько лет назад выигравшем 100 тысяч евро как лучший первый фильм здесь же, в Венеции, действовала девочка, отстаивавшая свое право ездить на велосипеде. Девочка подросла и сейчас отстаивает право быть избранной. Интересно, что будет дальше. Судьба самой Аль Мансур, между своими саудовскими фильмами успевшей снять кино в Голливуде, выступает в качестве вполне оптимистического прогноза.

Еще одна пионерка женской режиссуры - покорившая нью-йоркский музей МОМА филиппинская трансженщина Изабель Сандаваль. Она предъявила в программе «Дни авторов» фильм Lingua Franca («Общий язык») - простецкое независимое кино о судьбе трансженщины-нелегалки (в этой роли, ясен перец, сам(а) режиссер), живущей в страхе изгнания на родину (фоном звучат человеконенавистнические речи Трампа) и потому ищущей себе фиктивного американского мужа. Что не так просто, если по паспорту ты мужчина. Счастье брезжит на горизонте, когда она встречает не блещущего интеллектом парня из бруклинский русско-еврейской диаспоры (отношения внутри комьюнити переданы не так убедительно, как в Give Me Liberty Кирилла Михановского). Вместе они даже танцуют в баре под песню «Дым лезет в глаза». Что там залезло в глаза будущему жениху непонятно, но даже после вступления в половую близость с героиней, он не сумел разобраться, что она не типичная женщина. Оттого и постигшее его некоторое разочарование. Благородный по интенции фильм может даже войти в историю, как один из первых, снятых трансгендерами про себя самих, но художественного откровения он, увы, не содержит.

«Общий язык» - простецкое независимое кино о судьбе трансженщины-нелегалки.

«Общий язык» - простецкое независимое кино о судьбе трансженщины-нелегалки.

Лучшее, что пока было в конкурсе фильм - американская «История брака» Ноя Баумбаха. Это и лучший фильм модного автора. На самом деле история не столько брака, сколько развода прекрасной нью-йоркской пары. Он (Адам Драйвер) - модный театральный режиссёр, она (Скарлет Йохансон) - «его» актриса. Фильм выстроен и сыгран так, что «химия» между персонажами очевидна, как и их чувства. Но героине припало развестись, ибо муж не видит ее в качестве отдельной творческой единицы, не слышит ее голос. «Ты не свой голос хочешь иметь, а возможность жаловаться, что у тебя его отнимают», - говорит он однажды в запале ссоры. По её поводу он оказывается не прав, хотя в большом количестве случаев все именно так: децибел истошного женского крика часто заглушает причину, по поводу которой он был произведен.

«История брака» Ноя Баумбаха - лучшее, что пока было продемонстрировано на Венецианском кинофестивале.

«История брака» Ноя Баумбаха - лучшее, что пока было продемонстрировано на Венецианском кинофестивале.

Явно дорогие друг другу люди проходят через судебно-адвокатский абсурд и ад (блестящие выходы Лоры Дёрн и Рэя Льотты в ролях адвокатов): по калифорнийским законам муж должен оплачивать 30% гонораров адвоката его жены и еще делать много чего интересного.

В фильме, построенном на искусном хитросплетении нюансов и деталей современной жизни, очень много чего подсмотрено, схвачено, проговорено. Баумбах явно заступил на место ещё функционирующего Вуди Аллена, чьи последние фильмы уже не показывают на фестивалях. У Баумбаха все вроде бы то же самое: нервические творческие мужья и жены, их браки и разводы, мужское осторожно выступающее против женского, Нью-Йорк в сдержанной оппозиции Лос-Анджелесу, и так далее по списку. Но всему этому кругу вопросов, для кого-то весьма мелкотравчатых, он придает современный нерв и дыхание.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Венецианский кинофестиваль 2019»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также