2019-09-06T17:13:54+03:00

Замглавы Минпромторга Виктор Евтухов: «Есть все, чтобы отследить любую лесозаготовку. Было бы желание»

Как правительство борется с вывозом кругляка и незаконными вырубками
Алексей КУЗНЕЦОВ
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Власти давно хотят запретить экспорт необработанной древесины и стимулировать переработку леса внутри страны. До этого меры были косметическими, поэтому особого эффекта они не давали. В ближайшие годы условия сильно ужесточатся. Это позволит сохранить наши леса и оставить добавленную стоимость внутри страны. Об этом в открытой студии «КП» на Восточном экономическом форуме рассказал замглавы Минпромторга России.

«ЛЕСА МНОГО, ПРЕДПРИЯТИЙ МАЛО»

- Какие планируется изменения в этой отрасли, чтобы привести ее в порядок?

- Для Дальнего Востока лесопромышленный комплекс – один из драйверов экономики и развития региона. Но парадокс в том, что леса здесь много, а предприятий мало. Есть проблемы, связанные с незаконной заготовкой, оборотом и экспортом древесины. Тем не менее, наша основная задача - снижение экспорта необработанной древесины, увеличение выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. На Дальнем Востоке мы рады любым производствам. Хорошо бы тут, наконец, построить целлюлозно-бумажный комбинат, их здесь попросту нет. В последние тридцать лет ЦБК в России вообще не строились. Есть несколько проектов в Восточной Сибири. Уверен, они будут реализованы.

- Тут, наверное, стоит пояснить, что современные ЦБК и те, что строились в советское время, - это совершенно разные производства…

- Конечно. И, в первую очередь, с точки зрения экологии. Например, в той же Финляндии ЦБК строятся каждый год. В том числе, в зоне больших городов. Ведь это современные производства, и они максимально учитывают требования по безопасности окружающей среды. То же самое сегодня возможно и в России. Порой у людей вопросы все-таки возникают: «А что будет со сбросами воды»? Однако, учитывая, как мы сейчас «отстроили» законодательство, это напрасные страхи. Вода для производственных нужд современных, новых ЦБК и вода для жителей – это даже может быть один водоем. И будет безопасно. Ведь экологические требования к новым целлюлозо-бумажным предприятиям очень жесткие. Предусматривается, как минимум, четыре степени очистки стоков. В нашей стране приняты справочники наилучших доступных технологий. Сегодня получить комплексное экологическое разрешение на строительство такого нового объекта или на модернизацию существующего невозможно, если ты не будешь применять новые технологии. Поскольку чтобы построить ЦБК нужны серьезные инвестиции, от полутора до двух миллиардов долларов, ни один инвестор не будет рисковать дорогостоящим проектом, чтобы сэкономить на экологической безопасности. В случае несоблюдения эко-требований новое производство не будет запущено, капиталовложения будут потеряны.

«ПОШЛИНА НА ВЫВОЗ КРУГЛЯКА ВЫРАСТЕТ ДО 80%»

- Есть ли меры поддержки, которые стимулируют инвесторов вкладывать деньги в такие производства?

- В лесопромышленном комплексе у нас давно действуют различные меры поддержки. В целом по стране реализуется 148 проектов, из них более 60 завершено. Объем привлекаемых инвестиций - 580 миллиардов рублей. Сейчас мы повысили порог инвестиций до двух миллиардов рублей для модернизации существующих предприятий и до трех миллиардов - для новых. Это сделано, чтобы не раздавать лес по кусочкам, а получать влияющие на развитие экономики крупные высокотехнологичные проекты. По Дальнему Востоку были приняты существенные меры. К 2023 году мы увеличим пошлину на вывоз необработанной древесины до 80%. Плюс вдвое уменьшим квоту на вывоз «кругляка» - с 4 до 2 млн кубов в год.

- А сейчас какая пошлина действует?

- Для тех предприятий, которые имеют мощности и историю экспортных поставок, пошлина составляет 6,5%, а в следующем году вырастет до 13%. Но в 2023 году никаких льгот для лесозаготовителей не останется. Мы не хотим, чтобы из страны уезжал круглый лес. Заградительная пошлина уже существует в Восточной Сибири. Для Дальнего Востока, учитывая специфику региона, мы приняли отдельное, поэтапное по своей сути, решение.

- Есть первые результаты?

- По итогам первой половины 2019 года на Дальнем Востоке мы видим снижение экспорта необработанного леса на 25%. В среднем по стране за 10 лет этот показатель упал с 49 до 19 млн кубов в год. Сегодня в целом по России экспорт кругляка - всего 9% от общего объема заготовки. На Дальнем Востоке этот показатель пока что более 25%, но объем снижается. По итогам этого года будет 15 - 18%. Основная задача – создание здесь мощностей по переработке. Нам необходимы новые рабочие места. Они принесут налоги в бюджет и снятие социальной напряженности.

- Заградительные пошлины - это хорошо. Но у подобных инициатив есть побочные последствия. Например, рост числа незаконных вырубок…

- Проблема черных лесорубов существует. Чтобы минимизировать эти негативные последствия, была создана комиссия под руководством вице-премьера Алексея Гордеева. Туда вошли все заинтересованные ведомства. И силовые, прежде всего, что важно. Была одобрена дорожная карта - как с этим бороться. Есть система, которая отслеживает все предприятия, которые заготавливают древесину и автомобили-лесовозы - куда они едут. Когда мы в министерстве выдаем лицензию на экспорт леса, мы просим предоставить документы, что он был заготовлен добросовестно, с учетом выданных разрешений. Это еще один барьер, который мы ставим. Это была наша инициатива – ввести подобные требования. Ну и самое главное - черные лесорубы работают ведь только доступных местах. Их легко можно вычислить и призвать к ответственности. Если региональные и муниципальные власти вместе с правоохранительными органами на местах будут жестче относиться к этой проблеме, думаю, она перестанет существовать. Сегодня есть все средства, чтобы отследить любую лесозаготовку. Было бы желание.

«ПО ОБЪЕМУ ЛЕСНЫХ РЕСУРСОВ - МЫ ПЕРВЫЕ В МИРЕ»

- Как стимулировать компании заниматься лесовосстановлением? Чтобы после вырубки они сажали деревья, а не отделывались отписками и справками.

- Такое требование существует. Для того, чтобы следить за его выполнением есть Рослесхоз. Это входит в обязанности ведомства. Лесовосстановлению также может помочь тот факт, что мы подняли порог инвестиций, так как хотим, чтобы в отрасль приходили крупные инвесторы, чтобы они занимались лесозаготовкой и переработкой древесины в конечную продукцию. Крупные инвесторы заинтересованы и в том, чтобы у них было лесовосстановление, и чтобы их производство работало многие годы. Также считаю, что нужно в целом провести анализ отрасли, и расторгнуть договоры с недобросовестными пользователями, кто не восстанавливает лес.

- Не вырубят ли у нас весь лес?

- Нет, конечно. По общему объему лесных ресурсов мы на первом месте в мире. Плюс к этому есть понятие расчетной лесосеки. Это тот объем ресурсов, которые ежегодно можно заготавливать без ущерба для экологии. В целом по стране она у нас выбирается только на 60%, даже не на 100%. Да, были проблемы в 90-е годы, когда лес как косой косили. Но это было в основном в Карелии, Ленинградской и Вологодской областях. Сегодня установлены жесткие правила. И даже летние пожары хотя и выглядят масштабными, когда горят миллионы гектаров, однако это все равно 1 - 2% от общего объема лесов. Леса у нас действительно много, но это, повторюсь, не означает, что этот важный российский ресурс не нужно сберегать и восстанавливать.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также