2019-09-10T16:55:25+03:00

Почему Камчатка красивее Исландии, а принимает в 10 раз меньше туристов

Как привлекают инвесторов на Дальний Восток, в том числе в индустрии гостеприимства
Поделиться:
Комментарии: comments8
Генеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Леонид ПетуховГенеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Леонид ПетуховФото: Вартан ХАЧАТУРЯН
Изменить размер текста:

Конкуренция за капиталы на мировом рынке огромная. Страны борются за внимание иностранных инвесторов и создают наиболее выгодные условия. Как убедить крупные компании вкладывать деньги в наш Дальний Восток? С кем проще договориться? И почему Камчатка никак не может монетизировать свою природную привлекательность? Об этом в интервью «КП» на Восточном экономическом форуме рассказал Леонид Петухов, генеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта.

«С ИНОСТРАННЫМИ ИНВЕСТОРАМИ РАБОТАТЬ СЛОЖНЕЕ»

- Расскажите об итогах этого форума, сколько соглашений уже подписано, и сколько соглашений вы ведете в своем агентстве?

- Этот форум юбилейный, поэтому на нем мы отчитывались не только за год, но и за пять лет работы. Мы показываем те проекты, которые реально запускаются. Это не абстрактные соглашения, а конкретные результаты. За это время мы создали ТОРы и Свободный порт Владивосток. Появились режимы, которые лучше по налогам. Чтобы инвесторы вкладывали деньги не в Китае, Японии или Корее, а на Дальнем Востоке.

- Какой у вас портфель проектов, который вы предлагаете инвесторам?

- В нем более 1200 проектов. Причем представлена каждая отрасль - от туризма, до горнорудной промышленности и инфраструктуры. С этим портфелем наши инвестиционные директора ездят по разным инвесторам.

- По российским или иностранным?

- Хороший вопрос. Мы живем на государственные деньги, поэтому в приоритете то, что легче сделать с минимальными затратами. Начинаем с российских инвесторов. Многие из них знают Дальний Восток, мы знаем их, это требует не так много времени. Поездки за рубеж - более трудоемкий процесс. Чтобы сэкономить время и деньги, мы открываем постоянные офисы в разных странах. Есть представительства в Японии, Китае, в Южной Корее, в Индии. Недавно открыли офис в Европе.

- Как идут переговоры с иностранными инвесторами? Они как-то не торопятся вкладывать миллиарды долларов на Дальнем Востоке, несмотря на все преференции…

- С зарубежными инвесторами работать сложнее, чем с российскими. С каждым сложно по-разному. Например, японские инвесторы более осторожные. Первые два года будут заключать сделки на миллион, следующие два года – на 10 миллионов и только через 5 лет перейдут к сделке на 100 миллионов. Для них очень важны партнерские отношения. Поэтому во взаимоотношениях с японцами задача агентства – найти им правильных партнеров. Китайцы более предприимчивые, они готовы терять деньги, забывать об этом и через два года снова входить почти в те же самые проекты.

- А индийцы? Как я понимаю, на них основная надежда. В этом году у них на форуме был большой павильон…

- Мы стратегически начали заниматься Индией всего два года назад, открыли офис в Мумбаи. И видим очень большой интерес. Еще три компании в дополнение к двум захотели открыть ограночное производство во Владивостоке. Большой интерес трех горнорудных компаний Индии. Плюс индийцам нравятся пейзажи Дальнего Востока, они хотят открыть павильоны и снимать у нас фильмы. Может быть, с точки зрения инвестиций это не очень большие проекты, но это Болливуд. Там будут наши красоты. Люди будут спрашивать, где это, и захотят приехать. Мы надеемся, что Индия станет вторым после Китая инвестором.

«ТУРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ КАМЧАТКИ ОГРОМЕН»

- По туристической сфере насколько высок интерес? Или в основном к нам идут за сырьем?

- К нам идут за разными проектами. Но я по-прежнему считаю, что развитие туризма - это то, что должно делаться на уровне регионов. Работу с туристами прекрасно выполняют местные чиновники, которые за это отвечают. Стратегическим проектом для меня является Камчатка. Туристический потенциал полуострова огромен. Два месяца назад я специально с официальным визитом поехал в Исландию. Это очень похожий регион. Примерно при одинаковой численности населения там бывает в 10 раз больше туристов.

- Как именно планируете развивать Камчатку? Я был там год назад. Меня, честно говоря, она поразила в плохом смысле. Инфраструктура в ужасном состоянии…

- Да, так оно и есть. С точки зрения природной красоты Камчатка гораздо красивее Исландии. Но там выстроена совершенно уникальная работа с туристами. Пока летишь в самолете, тебе на экране уже показывают рекламу, какие туры есть, какие регионы внутри Исландии можно посетить, все, что связано с безопасностью. Идеально разработаны маршруты. Туризм, по сути, - это где жить и что делать, два очень простых вопроса. В Исландии все очень дорого. Но при этом, по опросам, 80% довольны поездкой и хотели бы вернуться. Что это означает? Что у нас есть целевая аудитория - очень избирательные туристы, которые везде были и не хотят отдыхать на пляже, а хотят увидеть что-то новое. Но они никогда не приедут во второй раз в ту же Исландию. Потому что зачем смотреть то, что ты уже смотрел? Поэтому задача по развитию Камчатки очень простая. За 10 лет привлечь турпоток в 10 млн человек. Им просто нужно сказать: у вас есть вторая опция – поехать на Камчатку.

- Президент Владимир Путин назвал Камчатку самым красивым местом, где он когда-либо бывал. Как туда все-таки завлечь туристов?

- Чтобы это случилось, нужны три вещи. Во-первых, инфраструктура - дороги. Во-вторых, жилье - гостиницы. В-третьих, продвижение. Надо целенаправленно привлекать туристов. Это, кстати, очень недорого. В Исландии не делают дорогие ролики, просто используют все современные средства коммуникации, социальные сети. Максимум миллион долларов в год на всю страну. И все это в единой стилистике. Нам Камчатке должно быть точно так же. В этом году, если будет такое поручение, мы попросим консультантов, которые помогают Исландии, помочь нам на Камчатке. Туризм с точки зрения инвестиций, может быть, это не самые большие проекты, но в этой сфере задействован весь регион.

«ТЕХНОЛОГИИ ПОЛУЧАЕМ, ТАЛАНТЛИВЫХ РЕБЯТ - НЕ ОТДАЕМ»

- Как я понимаю, деньги в нашей экономике и так есть, а технологий не хватает. Как часто мы привлекаем в страну именно технологических инвесторов?

- Глубокий вопрос. Действительно технологии нужны. Но, с другой стороны, нужно быть очень аккуратным. К примеру, после поездки в Индию у нас стоит очередь из высокотехнологичных компаний, которые хотят открыть на Дальнем Востоке исследовательские центры. С одной стороны, хорошая идея. Но при более глубоком рассмотрении выясняется, что у нас очень много талантливой молодежи. А такие центры, по сути, могут стать рекрутинговыми центрами по подбору квалифицированных, талантливых ребят и отправлению их в Индию на работу. Этого я допустить не хочу и не могу. Наша задача – найти некий баланс.

- Резонно…

- Или еще пример. У нас была встреча с очень большой сингапурской компанией, которая, по сути, занимается автоматизацией госуслуг по всему миру, более чем в 40 странах. Они говорят: давайте мы зайдем на Дальний Восток, все оцифруем, сделаем единое окно, чтобы людям было удобно. Это очень хорошая идея. Но, на мой взгляд, им нужны хорошие российские партнеры. Потому что задача не привести какой-то иностранный софт, чтобы он здесь доминировал, а чтобы это было наше, родное с точки зрения безопасности.

- Самое главное, чтобы в результате всех этих проектов жизнь людей становилась лучше…

- Именно так. К примеру, у нас развиты проекты по японским теплицам, но все они основаны на том, что берутся японские технологии и приносятся на российский рынок с точки зрения рынка сбыта. Сейчас появилась первая теплица с совершенно другой концепцией. В чем бизнес-модель у коллег? У нас есть пользователи бесплатного гектара. Вечная проблема - для жилья это много, а для бизнеса маловато. Нужен какой-то продукт, который на метр площади дает очень большую маржу. Клубника – один из них. Идея в том, что любой «гектарщик» может взять саженцы клубники, вырастить, а потом гарантированно сдать клубнику в Японию. Поскольку саженцы сертифицированы, клубнику автоматически можно экспортировать. И Россельхозбанк нас поддерживает, соответствующий кредитный продукт готов разработать для фермеров. По сути, получается потребкооперация, но уже с современными технологиями. Это проект, влияние которого меняет жизнь сразу многих людей на Дальнем Востоке.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также