Под объективом Андрея Федечко раскрываются самые закрытые и загадочные люди.Под объективом Андрея Федечко раскрываются самые закрытые и загадочные люди.
2019-09-16T09:14:18+03:00

Звездный фотограф Андрей Федечко: По моей просьбе солист «ABBA» садился на пол и прятался за диваном

В интервью «Комсомолке» известный петербургский фотограф и музыкант поделился секретами съемок знаменитостей и своими принципами фотолечения
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

Судьба талантливого фотографа часто такова, что его работы получают известность раньше, чем люди успевают запомнить его имя. Мы до сих пор не знаем авторов огромного количества признанных шедевров – ни кто они, ни почему взяли в руки камеру. В портфолио моего сегодняшнего героя - потрясающие по проникновенности портреты Михаила Светина и Георгия Штиля, избирательные снимки Владимира Бортко, музыкальные фотосессии группы «Пикник», кадры со съемок известных «ленфильмовских» картин и еще много-много-много разлетевшихся по миру карточек с Куртом Расселом и Голди Хоун, Аленом Делоном и Софи Лорен, Микки Рурком и Кевином Костнером... За почти тридцатилетний стаж с камерой в руках у него накопился огромный архив уникальных снимков. Знакомьтесь, фотохудожник из Санкт-Петербурга Андрей Федечко.

Во время фотосессии группы «Пикник». Фото: Андрей СЕРГЕЕВ

Во время фотосессии группы «Пикник». Фото: Андрей СЕРГЕЕВ

«Черно-белые снимки более выигрышные, а ты сделай красиво в цвете!»

Мы встретились в чудесный августовский день в просторной фотостудии на «Ленфильме». Постоянную прописку здесь Андрей получил два года назад, и если прогуляться по закоулкам кинокомпании, еще можно увидеть несколько его фотографий с недавней выставки, посвященной съемкам фильма «Этаж». Мы открываем окна, из которых внутрь монохромной комнаты льется солнце. Первый вопрос рождается сам собой...

- Петербург имеет репутацию города с весьма капризной и переменчивой погодой. Скажи, мрачные каменные набережные, редкое солнце и проливные дожди – подарок для фотографа или наказание?

- Это удовольствие. Петербург - музей под открытым небом, самый красивый город в России с огромным количеством старых домов. Каждый раз, когда ко мне на фотосессию приходят клиенты или звезды, я выбираю, в какой район поехать, и каким маршрутом пройти. В качестве фона для съемок я люблю Васильевский остров, Фонтанку, Петропавловскую крепость – есть много особенных мест как просторных и шикарных, так и тихих и камерных.

Михаил Боярский у себя дома. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Михаил Боярский у себя дома. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Сегодня в руках у туристов все чаще видишь смартфоны, а не фотоаппараты. Ты не думаешь, что с этим уходит какая-то частичка традиционной культуры?

- Я считаю, что смартфон - это плюс, потому что не надо таскать с собой фотоаппарат. Мы с семьей в прошлом году отдыхали в Черногории, и часть фотографий я сделал на свои телефоны «Самсунг» и «Айфон». Это не выставочные фотографии, а снимки на память. Мыльницы и старые фотоаппараты, которые использовали раньше, тоже были не очень хорошего качества. Для профессиональной работы смартфон, конечно, не годится.

- Фотографы обычно ходят увешанные или разными фотоаппаратами или жонглируют объективами. А у тебя я заметила бывает лишь один объектив. Почему?

- Да, многие съемки я провожу только одним объективом. Изначально выбираю тот, который подойдет, исходя из места и объекта съемки. Например, еду на репортаж, то беру 35-й (объектив с фокусным расстоянием 35 мм - Ред.). На днях работал на концерте Дженнифер Лопес. Закулисная съемка не планировалась, поэтому я взял один длиннофокусный. Минимум аппаратуры, и не надо умничать. На концерты «Пикника» я приезжал с разными объективами и снимал все одним. Ставил себе задачу - этот концерт я снимаю 85-м, а это портретник. А на «Окнах», например, снимал «полтинником». Это интересные эксперименты: устанавливаю себе рамки и выхожу из этого положения.

Татьяна Буланова. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Татьяна Буланова. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- У тебя есть очень красивые черно-белые фотосессии. Вспомнить хотя бы замечательную серию снимков группы «Пикник» с пластинками. Ты заранее решаешь, что фотографии будут монохромными, или при обработке?

- Ты, наверное, заметила что в последнее время я не делаю черно-белые снимки. Принципиально.

- То есть ты осознанно усложняешь себе задачу?

- Именно. Черно-белые фотографии всегда более выигрышные, а ты попробуй сделай красиво в цвете! Да, в какой-то момент у меня было черно-белое настроение. А «пикниковскую» фотосессию я делал в ч/б специально для выставки. Хотя эти фотографии с пластинками отлично смотрелись бы и в цвете.

Александр Адабашьян. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Александр Адабашьян. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

«Зарубежные звезды – самые дисциплинированные»

- А ты помнишь, кто из знаменитостей первым доверился тебе как фотографу и пришел в студию?

- Наверное, это был Паша Кашин в 1997 году. Я подошел к нему на концерте группы «АукцЫон», сказал, что мне очень нравятся его песни и я хотел бы пофотографировать. Показал свои фотографии, он мне оставил свой телефон. Через некоторое время он приехал ко мне в фотостудию, она была тогда крошечная. Ему нужно порепетировать, и у меня была возможность поснимать репетиционный процесс. В дальнейшем ко мне туда приходили Саша Васильев (группа «Сплин» - Ред.), Олег Гаркуша, «Пикник», «Вопли «Вiдоплясова», «Калинов мост».

- Какая съемка в твоей жизни была самая провокационная, когда ты балансировал на грани?

- В 2012 году я ездил в Стокгольм в составе делегации на фотосессию Бьорна Ульвеуса из группы «ABBA». Меня пригласили, потому что знали, что я работаю со звездами и не боюсь их снимать. На съемку отводилось всего 15 минут. Бьорн оказался очень исполнительным, старался выполнить все мои просьбы: прятался за диван, садился на пол, выглядывал из-за дверей. Но, по мнению организаторов, я очень нетактично с ним общался на своем «богатом» английском. Может быть, я где-то и перешел ту самую грань. Они мне сказали: «Говори, что делать, а мы сами ему будем переводить». Потом по всей прессе разошлись именно эти фотографии. А еще я помню, что все мои коллеги перед съемкой ринулись в специальный магазин, закупили там книжки, фотографии, диски группы, чтобы получить автографы. Я один не стал ничего покупать. И автограф не взял. Знаешь почему?

Бьорн Ульвеус. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Бьорн Ульвеус. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Потому что твои снимки по итогам фотосессий – это и есть автографы?

- Да, у меня своя коллекция эксклюзивных фотографий. Какой автограф может сравниться с впечатлениями и сделанным собственноручно портретом? Какое у меня было потрясение, когда я фотографировал Курта Рассела и Голди Хоун, Алена Делона и Софи Лорен, Микки Рурка, Кевина Костнера... После некоторых встреч остается всего несколько кадров, но они того стоят. А однажды я фотографировал Полу Абдул. Мы общались несколько дней, и в конце я попросил ее со мной сфотографироваться. И вот моя помощница навела объектив, и вдруг она меня целует в щеку. И этот поцелуй длится секунд пятнадцать. В тот момент из пресс-зоны уходили журналисты. Они увидели и... это были самые приятные овации. Которые тоже длились секунд 15.

- Кто из них был самым капризным?

- Вот в чем прелесть западных звезд? Они профессионалы, самые дисциплинированные и всегда приходят вовремя. Больше всего мне запомнился Венсан Перес. Съемки в Женеве. А накануне была вечеринка. Он начал с шампанского, продолжил белым вином, а закончил коньяком. Я подхожу к организаторам и спрашиваю: «Завтра все отменяем?» Они мне говорят: «Нет, что ты? Он будет в форме». Встреча в 11.30, я прихожу в 11.25, а в 11.32 открываются двери лифта и выходит Венсан Перес. Немного помятый, но бодрячком. На улице дождь. Мы идем в номер, делаем блиц-интервью. Потом говорю, что хотел бы сфотографировать его на улице, но из-за дождя не получится. «Но у нас же есть зонт», - отвечает мне звезда. Берет зонт, мы идем к женевскому фонтану, делаем небольшую сессию. Ровно через час он меня благодарит и уходит. Курт Рассел и Голди Хоун, опоздали на съемку на 3 минуты, потому что возвращались с экскурсии. Единственный и зарубежных звезд, кто «серьезно» опоздал, - Эрик Робертс. На 10 минут. Но потом он практически на столько же и задержался.

Венсан Перес. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Венсан Перес. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Понимаю, что у тебя уже очень богатая коллекция фотографий знаменитостей. И все же у каждого есть давняя и неисполнимая мечта...

- Да! У меня есть давняя мечта – сфотографировать Гойко Митича. В детстве мне нравились фильмы про индейцев. Меня даже в школе так дразнили. Я ходил на фильмы про индейцев, рисовал их на уроках, даже фотографировался в головном уборе из перьев.

«На несколько секунд я онемел от того, что народный артист читает мне монолог»

- Фотограф как врач, которому открываются тайны. Ты чувствуешь себя таким в некотором роде посвященным, вхожим в чужие души?

- Конечно, чувствую. У меня бывают известные и не очень люди, которые приходят на съемку как к психотерапевту, я это называю «фотолечение». Мы общаемся, я делаю какие-то фотографии, и иногда даже результат не важен, в глубине души им важно именно живое общение - я же не просто дежурно интересуюсь, мне хочется понять, почему человек думает так или иначе.

- И все-таки что для тебя первично в работе - любовь к человеку, его чертам и пластике или особое видение мира через объектив?

- Объектив – это всего лишь техника, способ, а я вижу глазами. Когда я учился фотографии, нам говорили, что нужно всегда и всюду ездить с фотоаппаратом – вдруг упустишь интересный момент. Но было время, лет 25 назад, я намеренно ездил без фотоаппарата, фотографировал глазами, наблюдал за людьми, за жизнью города. Идешь и видишь красивый кадр, он у тебя откладывается. Так накапливаешь в голове целый виртуальный фотоальбом. Понимаешь, каждый видит, притягивает к себе только то, что ему интересно.

Михаил Светин. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Михаил Светин. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Ты много лет работаешь с разными поколениями творческих людей – актерами, режиссерами, музыкантами. Можешь сказать, с кем комфортнее и легче?

- Люди искусства очень интересные и сами тебя еще увлекут какой-то идеей настолько, что ты не сможешь остановиться. Особенно мне нравится наша старая гвардия. Во-первых, они пунктуальны донельзя, а во-вторых, они глубокие и мудрые. Как-то я фотографировал Михаила Семеновича Светина. Ему уже тогда был 81 год. Мы договорились поснимать часик. Работаем, час прошел, материал набран, думаю, надо отпустить человека, тяжело ему. Начали прощаться, но тут слово за слово - 3 минуты, 5, 7… Жаль, что я не записывал эти разговоры. Еще один час. Говорю: «Спасибо вам!» И тут он вспоминает, что у него когда-то был монолог про фотографа. И представляешь, он отходит, встает напротив и начинает мне читать монолог. Несколько минут я находился в онемении от того, что народный артист так с мной общается. Наконец не выдержал и вновь схватился за камеру. В итоге фотосессия закончилась через три часа.

- По твоим наблюдениям, на что сейчас хочет смотреть зритель? Им нужен герой без ретуши, в естественных условиях или упакованный в красивую обертку?

- Зрители все разные, сколько людей, столько и мнений. Лично я не любитель фотошопа в избытке. Он нужен, чтобы подправить какие-то незначительные детали, например, прыщик или неровности на коже, женщинам аккуратно прибрать морщинки под глазами, но не совсем. У мужчин я морщины не убираю принципиально. Также мне не нравится пластика лица. Ее нужно делать, когда это уместно, например, нос человеку сломали. Нельзя делать сахар сладким: либо сахар, либо сладкое. Мне очень запомнились слова Светланы Николаевны Крючковой: «Андрюша, во всем нужна мера. Во время съемки, выступления лучше «недо», чем «пере». Лучше недопоцелуй, недожест, недодвижение, чтобы осталась загадка. А когда ты все сразу выкладываешь, зрителю становится неинтересно».

Богдан Ступка. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Богдан Ступка. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- В отличие от многих современных фотографов у тебя есть специальное образование - республиканский технологический техникум, если не ошибаюсь. Пригодились знания в работе?

- Нас учили без практики. Теория в чистом виде. И не скажу, что какие-то знания помогли мне впоследствии. Навыки начал приобретать, когда готовил диплом. У меня была тема «Съемка детей в детских садах и школах». Тренировался я на родных племянниках. На тот момент, когда я учился, их было пятеро - от малышей до школьного возраста.

- А когда тебе начали платить за фотографии?

- Зарабатывать начал лет с 18. Мы предлагали свои услуги в детсадах и школах по минимальным расценкам, а потом, вместо того чтобы заниматься или спать, по ночам печатали эти фотографии, ретушировали их, сдавали и получали деньги.

Поцелуй на память от Полы Абдул. Фото: Ирина КУЛАКОВА

Поцелуй на память от Полы Абдул. Фото: Ирина КУЛАКОВА

«У каждого у нас есть снимки, олицетворяющие его 20 век»

- Фотография оказала значительное влияние на изобразительное искусство. Даже появились такие направления, которые создают полную иллюзию передачи реальности на холсте. Некоторые даже считают,что гиперреализм - это некая насмешка над фотоискусством...

- Нет, почему насмешка? Я думаю, что это суперпрофессионализм. Я видел эти работы - нереально красиво, все настолько детально проработано, настолько реалистично, что думал, это фотография. А оказалось, рисунок карандашом или живопись. Я выступаю за любое творчество. А еще мне нравятся портреты, написанные в стиле минимализма. Они могут быть набросаны штрихами, с искаженными пропорциями, главное, чтобы в них была идея.

По словам Андрея, 20 век для него символизирует это фото. На снимке его бабушка Олена возле своего дома в Хмельницкой области, Украина. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

По словам Андрея, 20 век для него символизирует это фото. На снимке его бабушка Олена возле своего дома в Хмельницкой области, Украина. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Фотография - это не фотоаппарат, а тот, кто держит его в руках. Это то, что ты прочитал, услышал, увидел. Расскажи, что любишь читать, какую музыку слушаешь?

- Сейчас время очень суматошное, и читать бумажные книги, хотя их очень люблю, не получается. Поэтому я в основном слушаю аудиокниги. Правда, не так много, как хотелось бы, потому что я то на съемках, то занимаюсь дочкой. В наушниках мне слушать не нравится, лучше из колонок, чтобы был объемный звук. Книги самые разные – от классики до современных авторов. Из художественной литературы по жизни со мной остался Достоевский и Булгаков. Впервые я прочитал «Мастера и Маргариту» в школе, и тогда на меня этот роман не произвел впечатления. Надо было до него дорасти. Также мне нравится легкое качественное чтиво, в свое время я перечитал всего Шелдона и Акунина. Одно из последних произведений, которое меня поразило и взбудоражило, книга «Видео Иисус» Андреаса Эшбаха. Это близкая для меня тема, которую, на мой взгляд, автору удалось раскрыть очень интересно и глубоко.

- А какие фотографии для тебя являются символами XX века?

- Знаменитых снимков, в которых заключена история даже нашей страны, очень много, думаю, мы даже не обо всех знаем. Например, фото царской семьи, Гагарина, «Битлз», Ленина, работавшего за столом, Брежнева на охоте, знамя Победы над Рейхстагом, комбат, поднимающий солдат в атаку. Для меня свои иллюстрации 20 века – это две фотографии моих дедушки и бабушки. На одной дедушка сидит на фоне деревенского дома, а другая - бабушкин портрет. Наверняка у каждого есть такие снимки, олицетворяющие его 20 век. И это хорошо, из этого складывается история.

Юрий Шевчук. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Юрий Шевчук. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

«Когда ценник в музыкальной школе вырос вдвое, я отказался туда ходить»

Андрей – человек яркий, творческий, энергичный и совершенно неугомонный. И было бы странно, если бы круг его интересов ограничивался одной только фотографией. В числе талантов моего собеседника – художественный, он замечательно рисует еще со школьной скамьи, и музыкальный – он пишет песни. В 2002 году Андрей со своими друзьями-музыкантами создал проект «Сонце-Хмари» (в переводе с украинского «Солнце-Тучи»). В основе стиля группы лежит синтез украинских народных мелодий, рок-н-ролла и фолк-рока. Поют преимущественно на украинском языке. Их каждое выступление – это настоящий праздник для зрителей – эмоционально, колоритно и очень искренне. И неважно, понимаешь ты по-украински или нет. Музыка тебе все расскажет.

С ансамблем выступали или участвовали в записи альбомов такие музыканты, как Сергей Чиграков, Эдмунд Шклярский, Вячеслав Бутусов, Юрий Шевчук, Сергей Шнуров, Олег Скрипка, «Король и шут», «Пилот», «Billys band», «AveNue», Татьяна Буланова, Богдан Ступка.

- Андрей, ты помнишь, когда начал слушать рок?

- Киев, 88 год. Телевизор в общаге на первом этаже. Бутусов поет: «Я хочу быть с тобой». Тогда все и началось. Но любовь к музыке пришла гораздо раньше – когда мне было пять лет.

- У тебя есть музыкальное образование?

- Три с половиной класса музыкальной школы по классу аккордеона. Это было советское время. Обучение стоило 9 рублей в месяц - немалые деньги по тем временам. У меня отец уже болел и был на пенсии. И когда ценник вырос с 9 до 18, я отказался ходить на занятия. Где-то через месяц в музыкальной школе решили пойти навстречу, учитывая мои семейные обстоятельства, и предложили оставить прежнюю плату. Но я так и не вернулся.

- Из экономии бюджета семьи?

- Не захотел больше тратить время и родительские деньги на обучение тому, что мне было неинтересно. Я хотел, чтобы меня учили украинским народным песням, а мне задавали занудные этюды из классики. Это сейчас я понимаю, что все это было необходимо и создавало базу, но по-прежнему считаю, что надо поощрять стремление ребенка, если он хочет учиться.

- А почему ты для своей группы ты выбрал направление фолк-рок?

- Оно мне ближе других. Когда я слушал рок, то мне всегда нравились вкрапления таких инструментов, как флейта, скрипка, виолончель, саксофон, труба. Сейчас у нас в группе ударные, бас, гитара, скрипка, аккордеон, плюс я хочу ввести в звучание жесткую электрогитару.

- Не могу не спросить тебя. В связи с последними событиями интерес к группе, поющей на украинском, не упал?

- Да, разные люди мне уже высказывали мнение: если хочешь выступать в России, пой по-русски. Может быть, какие-то песни мы и переведем на русский, но мне ближе и роднее украинский язык. Не хочется изменять себе и идти на поводу у политических настроений.

Пока география выступлений группы невелика: кроме Санкт-Петербурга, Эстония, Москва, Подмосковье, Пермь. Однако по признанию Андрея, он бы хотел уделять музыке гораздо больше времени и сил. В настоящее время у него в работе находятся видеоматериалы для сразу для десяти клипов. Кстати, на днях состоялась долгожданная премьера клипа «Сонце заховалось» - совместного проекта лидеров групп «Пикник» и «Сонце-Хмари». Это уже далеко не первый опыт сотрудничества Эдмунда Шклярского и Андрея Федечко. Помимо многочисленных красивых фотосессий снято несколько видео, в том числе на песню «Иероглиф» в исполнении «Сонце-Хмари» и Тани Булановой, «Шарманка» с Сергеем Светлаковым и «Твоё сердце должно быть моим» с Иваном Охлобыстиным.

Группа «Пикник». Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Группа «Пикник». Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Фотографировать людей исподтишка – это не комильфо

У каждого фотографа есть свои принципы работы – некие заповеди, в которые он верит и которым следует в работе. Я попросила Андрея Федечко прокомментировать некоторые из них и, конечно, рассказать о своих.

- И объектив может быть субъективным.

- Совершенно верно, согласен.

- У снимка зритель задержится ровно на столько, насколько задержит его сам снимок.

- Это прописная истина. Неважно, чем ты снял – профессиональной камерой или смартфоном, важно, есть ли сюжет, нерв внутри этого снимка. Я прекрасно помню одну черно-белую фотографию из моего студенчества – ее сделал однокурсник. В то время были такие надписи «Никто не забыт, ничто не забыто». И вот сидит ветеран на скамеечке под словом «забыт». Это было тонкое и грамотное попадание в точку. Вот пример отличной репортажной фотографии. Но если говорить про себя, то я все же не репортажник. Мне больше нравится личное общение, съемка один на один. Прелесть моей профессии в том, что я приезжаю на съемки отдохнуть и получить удовольствие. И хочу, чтобы люди, которых я фотографирую, тоже расслабились и отдохнули.

- 2 кадра из 36 - это отличный результат.

- Так считалось раньше, когда снимали на пленку: кадров 10-15 уходило на поиск общего языка с моделью, а дальше работаешь на чистовик. У разных фотографов результат может быть разным. Это зависит от того, что или кого ты снимаешь. В свое время у меня было 30 из 36 и 36 из 36. А бывали съемки, когда получались 1-2 кадра, но для меня это съемка на двойку. Понятно, что не каждый кадр может быть шедевром. Но у тебя должен быть настрой на такую работу, чтобы любая из фотографий – за исключением технического брака - подходила для выставки. Так что 2 из 36 – это не про меня.

- Лучший кадр – тот, который нельзя повторить.

- Ну как же нельзя? Когда ты учишься фотографии, ты как раз повторяешь за другими – смотришь картины, фильмы, фотографии. Запомнился тебе, например, какой-то образ в жизни - ты щелкнул, и вот он у тебя есть. Многие художники, тот же Леонардо да Винчи, неоднократно писали одну и ту же картину. Они меняли свет, погоду, время суток или антураж вокруг, а человек или объект оставался тем же самым. Это ведь интересно – может получиться серия. Повторяешь, но каждый раз добавляя изюминку.

Этого ребенка Андрей увидел в магазине и не смог пройти мимо. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Этого ребенка Андрей увидел в магазине и не смог пройти мимо. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

- Лучше снять и извиниться, чем не снять и не извиниться.

- Это не мой стиль. Я не фотографирую людей просто так на улице. Помню, в Париже в 2011 году мне понравился в магазине плачущий негритенок. Масенький такой, на вид ему годик, глаза огромные. Он что-то очень эмоционально просил. Это было так красиво и трогательно. Я подошел к его маме и попросил разрешения сфотографировать. Она дала согласие, и я сделал серию фотографий – 10-15 отличных портретов, которые никто не видел. Это было здорово. А фотографировать людей исподтишка – это не комильфо. У меня другой подход к работе.

- Фотография - это рисование светом. Все остальное – изображения.

- Рисование светом – это когда ты ставишь свет сам. Но тут тебе ставит свет сама природа, а ты просто наблюдаешь. И ты можешь рисовать кадром, когда ищешь, используешь оборудование. По-своему они правы.

- А какие заповеди есть у тебя?

- Моя главная задача – показать именно того человека, который передо мной. Я общаюсь с людьми, мне интересно наблюдать за эмоциями и ловить их. И чем сложнее модель, тем интереснее. Мне очень нравятся старые модели – актеры и просто старые люди, потому что в их глазах, в их морщинках столько мудрости, столько прожитого. И еще дети. Они непосредственны, открыты, трогательны. Они не умеют играть.

Сергей Чиграков. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

Сергей Чиграков. Фото: Андрей ФЕДЕЧКО

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Эдмунд Шклярский спел на польском языке в клипе группы "Сонце-Хмари" (подробнее).

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

Читайте также