2019-10-23T22:38:45+03:00

Леонид Рошаль - в эфире Радио «Комсомольская правда»: Благодаря Иосифу Кобзону, террористы пустили меня к заложникам

17 лет назад, вечером 23 октября 2002-го, боевики Мовсара Бараева захватили Театральный центр на Дубровке [аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments11
Иосиф Кобзон у здания театрального центра на Дубровке, октябрь 2002 года.Иосиф Кобзон у здания театрального центра на Дубровке, октябрь 2002 года.Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

Этой трагедии была посвящена программа Андрея и Юлии Норкиных "Простыми словами", которая прозвучала в эфире Радио "Комсомольская правда" в минувшую среду.

Ведущие напомнили - 23 октября 2002 года банда террористов Мовсара Бараева захватила заложников (всего до 900 человек) в Москве, в Театральном центре на Дубровке во время представления мюзикла "Норд-Ост".

Драма продолжалась трое суток. В ночь на 26 октября спецоперация, в ходе которой был применён усыпляющий газ, завершилась. К сожалению, 130 заложников погибли...

Программа эта была необычная... И - не только потому, что у журналистов Норкиных, которым пришлось тогда работать круглые сутки, - и сегодня дрожат голоса, когда они вспоминают о пережитом - ими и страной.

На наш взгляд, в нашем эфире прозвучали и очень точные, хотя и до сих пор довольно сдержанные - оценки экспертов: и силовиков, и медиков.

В заключительной части программы мы услышали голоса тех, кто, рискуя жизнью, ходил на переговоры с террористами.

24 октября 2002 года. Певец, депутат Госдумы Иосиф Кобзон помог вывести трех детей с матерью из здания Театрального центра на Дубровке. Фото Антона Денисова (ИТАР-ТАСС)

24 октября 2002 года. Певец, депутат Госдумы Иосиф Кобзон помог вывести трех детей с матерью из здания Театрального центра на Дубровке. Фото Антона Денисова (ИТАР-ТАСС)

Иосиф Кобзон:

- ...Никакого моего героизма нет. Я не кокетничаю. Тогда у нас не было опыта борьбы с террористами в стране – это раз. Второе – у нас не было опыта ведения переговоров с террористами. Никто не знал, как с ними разговаривать. Был печальный опыт разговора Черномырдина и Басаева, который привел к печальным же результатам…

Я им говорю: «Ребята, что ж вы так меня испугались, что ж вы на меня автоматы наставили? Я же пришел к вам без оружия». Говорю: «Да, а я думал, что пришел к чеченцам». Они: «А мы чеченцы». «Нет, вы не чеченцы. Вы знаете, - говорю, - о том, что я Заслуженный артист Чечено-Ингушской ССР? Ваши родители меня знают». - «И мы знаем». Я говорю: «Как же вы, вайнахи, можете сидеть, когда к вам вошел аксакал?»

Кстати, мало кто знает до сих пор - Иосиф Давыдович ходил к террористам на переговоры... четыре раза!

Впрочем, мы продолжим слушать запись из нашего архива.

Иосиф Кобзон - в интервью корреспонденту «КП» Александру Гамову в 2012 году

00:00
00:00

Иосиф Кобзон:

- Я просто им (террористам.- Ред.) сказал: «Ребята, вот вы пришли сюда – уже весь мир знает об этом. Вы выполнили свое предназначение, кто-то вас послал, кому-то вы это пообещали – вы это сделали. Но здесь же сидят женщины. Настоящие чеченцы с женщинами не воюют». Они говорят: "Но вы ж с нашими женщинами воюете?" Я говорю: «Не мы воюем, война воюет. А те люди, которые пришли с детьми на спектакль, они не воюют – это мирные люди, которых вы захватили».

И вот мне вывели троих девочек. А потом одна уткнулась в меня: «Там мама». Я говорю: «Абу-Бакар, зачем тебе мама без детей, а мне дети без мамы?» Он улыбается: «Да, чувствуется, что вы непростой человек». Я думал, что она бросится ко мне, к детям с рыданиями... Ни фига! Опухшая, бледная, глаза красные, - она бросилась к Абу- Бакару: «Немедленно отпустите женщину, которая рядом со мной сидела, она беременная». Это был мой первый заход.

А вот запись интервью со знаменитым доктором и другом Иосифа Кобзона Леонидом Рошалем. (Он трижды ходил в театральный комплекс, приносил воду, лекарства, вывел нескольких заложников.) Эта беседу мы провели в эту среду, 23-го, буквально несколько часов назад..

- Леонид Михайлович! Сегодня - годовщина трагедии "Норд-Оста". Мы хотели бы задать вам пару вопросов. Знаем, что вы не любите говорить на эту тему…

- Я не возвращаюсь к этим проблемам. Ради Бога. Это очень больно, и я никому не даю никаких интервью на эту тему.

Профессор Леонид Рошаль выходит из здания ДК, в котором террористы удерживали заложников, 2002 год. Фото Татьяны Балашовой (ИТАР-ТАСС)

Профессор Леонид Рошаль выходит из здания ДК, в котором террористы удерживали заложников, 2002 год. Фото Татьяны Балашовой (ИТАР-ТАСС)

- А можете про Иосифа Давыдовича рассказать? Потому что его - нет. Снимки остались, свидетели остались. Он четыре раза ходил в «Норд-Ост» на переговоры с бандитами. И вы его наблюдали. Просто - взгляд со стороны. Про него хотя бы несколько слов, если можно.

- Минуточку. Не тарахтите. Вы записываете?

- Да.

- Кобзон - это глыба. Мы еще до конца не понимаем, кого мы потеряли. Он всегда был настроен на помощь.

Он был настроен на то, чтобы вытаскивать людей из горя, вне зависимости, - конфликты ли это военные, теракты, война или просто житейские дела.

И он один из первых пришел и очень много сделал, - для того чтобы наладить контакт с террористами. И я ему безумно благодарен. Благодаря ему я оказался в числе тех, кого пустили террористы.

Я думаю, то, что сделал Кобзон при этом теракте, это нельзя уместить в слова. Это герой. Спасибо.

- Скажите, пожалуйста…

- Нет, я не могу больше. У меня совещание идет. Ради Бога, простите. Я не готов интервью давать.

- Один вопрос можно еще?

- Можно.

- Журналисты "Комсомолки" с Иосифом Давыдовичем 9 раз ездили в Донбасс...

- Какой вопрос?

- Иосиф Кобзон первый туда, в Театральный центр, прибыл, потом вы еще три раза ходили. Вас удивила эта решимость или это было настолько понятно и естественно, что он там оказался?

- Это было очень органично для него.

- Он - в интервью "Комсомолки" говорил, что ему страшно было. А вы как думаете?

- Что вы в самом деле… Смешно. Какие-то вопросы – он говорил: да, мне было страшно?.. Не говорил. Ради Бога, простите, больше не могу...

Кстати, Андрей Норкин озвучил такую версию, которая, на наш взгляд, очень близка к истине: те, кто ходил тогда к террористам (а в их числе были также и Евгений Примаков, и Руслан Аушев, и Ирина Хакамада, и Анна Политковская) - в какой-то степени помогли и антитеррористическому штабу выполнять свою работу - насколько это было возможно в тех непростых условиях...

Леонид Рошаль - о событиях 23 октября 2002-го: «Иосифу Кобзону на Дубровке страшно не было. Он был настроен на помощь людям»

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также