Санкт-Петербург
Общество

Человек эпохи возрождения

Наш колумнист вспоминает о времени Лужкова
Лужков мэрствовал целых 18 лет!

Лужков мэрствовал целых 18 лет!

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В Лужкове подкупала основательность. Он стремился докопаться до сути любого значимого вопроса, причем, на основе фундаментальных научных, а отнюдь не поверхностных прикладных знаний. И лишь потом начинал действовать: последовательно, комплексно и эффективно.

Это неудивительно. Сын плотника, выпускник Института нефтехимической и газовой промышленности им. Губкина начал трудовую карьеру в 1958-м младшим научным сотрудником НИИ пластмасс. Прошел все производственные ступени. Дослужился до директора Научно-производственного объединения «Химавтоматика», начальника управления по науке и технике Министерства химической промышленности СССР. Лужков, как минимум, стал бы замминистра. Но в перестройку советская система начала рушиться. И заслуженный химик РФ, кандидат наук очутился в городском хозяйстве.

Двинув в мэры столицы университетского профессора Попова, демократы, перепуганные собственной смелостью, проконсультировались у разбиравшихся в кадрах кураторов из спецслужб – и получили ответ: «Москва будет жить при любом мэре, если его замом будет Лужков».

В пору разгула демократии речь шла не о развитии – о выживании. Торжество либерализма редко совмещается с канализацией. Первым шагом вице-мэра стало спасение Москвы от казавшейся неизбежной экологической катастрофы, до смерти напугавшей Попова. Очистные сооружения были переполнены, до прорыва оставались считанные дни. Лужков нашел техническое решение. Москвичи так и не узнали, какая беда им грозила.

Вскоре либерал Попов слился, и Лужков мэрствовал целых 18 лет!

Главным его достижением в лихие 90-е стало забытое ныне спасение Москвы от «приватизации по Чубайсу», когда ценнейшие активы раздавались фактически даром. И потому новые «хозяева» легко пускали их по ветру. Ельцин, впечатленный непреклонностью мэра, уступил: Москва стала единственным регионом, где госсобственность продавалась за деньги. Да, небольшие, да, не прозрачно. Но люди, судящие Лужкова 90-х, опираясь на сегодняшние реалии, выглядят непристойно.

Благодаря торможению чубайсовской приватизации столица России стала нынешней Москвой, а не «городом разбитых фонарей» и криминальным центром страны, как управлявшийся ультралиберальным говоруном Собчаком Питер.

Не случайно на Манежной площади появилась – и стоит до сих пор ! - аллегория на спасение Москвы от Чубайса: медведь отбивает крупную рыбу у драной лисицы. Пропорции тела медведя и характерное движение фотографически точно скопированы с Лужкова. Хотя совсем не факт, что он знал о скульптуре.

Только за это Юрий Михайлович достоин памятника. Но стоять он должен на нулевом километре МКАД, которую до лужковской реконструкции водители называли «дорогой смерти». А было еще Третье транспортное кольцо. Да, с зауженными петляющими въездами, на которых бьются машины и стоят дикие пробки, но тогда это была подлинная транспортная революция.

А еще была его непреклонная вера в то, что Крым (и особенно Севастополь) вернутся из украинской оккупации в Россию. И финансирование Крыма при отчаянной скудости бюджетных средств столицы. Крейсер «Москва», нынешняя гордость Черноморского флота, был спасен от утилизации именно Лужковым и собранной им командой. В декабре 1996 года по инициативе Лужкова Совет Федерации признал Севастополь частью территории России и квалифицировал действия руководства Украины по её отторжению как противоречащие международному праву. Без него, полагаю, Крыма в составе России сегодня бы не было.

Кроме Крыма Лужков помогал и многим регионам России – передачей техники, деньгами, целевым допуском их производителей на московский рынок. Храм Христа Спасителя, воссозданный Москвой, тоже является памятником Лужкову.

Как и массовое, совершенно не афишируемое, переселение москвичей из ветхого жилья в новые, современные дома. И сохранившиеся до сих пор «лужковские» надбавки пенсионерам, их бесплатный проезд на транспорте…

Правда, отчаянные попытки Лужкова сохранить столичную промышленность были обречены и потерпели закономерный крах: никакой регион не может противостоять федеральной политике. И над машинами представительского класса на базе «Москвича» издевались вполне справедливо. Но выжившие заводы сохранились именно благодаря этим попыткам. А те, что все же сгинули, дали своим работникам время на адаптацию к «рынку» и поиску новых сфер приложения сил.

Впрочем, жесткий прагматик и прижимистый хозяйственник Лужков далек от образа лубочного положительного героя. Стремясь как можно скорее создать новый хозяйственный баланс, он запустил в город этнические мафии. Не справился с лютыми пробками, которые к концу его мэрства создали реальную угрозу транспортного коллапса (к которому мы приближаемся только сейчас). Раздавая городское имущество для развития рынка, поощрил коррупцию. Выглядящую наивно на фоне нынешнего «благоустройства», но тогда вызывавшую крайне жесткую реакцию. Ослабив контроль за собственной бюрократией, в последние годы допустил противоестественный для Москвы дефицит бюджета. Навязал столице так называемый «лужковский стиль» в строительстве и пресловутую точечную застройку, не защитил многие памятники архитектуры. Наконец, попал под влияние жены, действительно истово любившей его, что показала жизнь после отставки. И не ограничивал приписываемое ей рейдерство. Без мужа-мэра Батурина, конечно, не заработала бы свои миллиарды и не попала в «золотой» список Форбс.

В страшное лето 2010 года, когда Москва задыхалась в едком дыму, и даже в метро люди ездили в масках и противогазах, усталый Лужков не пришел своему городу на помощь даже символически.

В итоге он не устоял в устроенной либералами информационной провокации ( заказные телефильмы «Дело в кепке», «дорогая Елена Николавна», «Беспредел. Москва, которую мы потеряли.») И позволил тогдашнему техническому президенту Медведеву уволить себя «в связи с утратой доверия». Причем, до сих пор неизвестно , что же скрывалось под этой формулировкой.

Многое, созданное Лужковым, воспринимается сегодня как нечто должное, само собой разумеющееся. Так, навыки объезда строек и объектов по субботам, ставшие нормой для разумных менеджеров нашей необъятной страны, были заложены именно им.

В лихие для народа и святые для «демократов» 90-е годы Лужков спас Москву от катастрофы и перевел ее на путь развития. Но в третьем тысячелетии мэр просто устал и уже не мог вывести во многом созданный им мегаполис на качественно новый уровень. Умно трудившийся, неустанно учившийся и остававшийся открытым для простого человеческого общения до последних недель жизни, он вложил свою душу в город, уже после него ставший комфортабельным и теплым мегаполисом современного мира.

Не будем этого забывать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Лужкова похоронили рядом с Зыкиной и Михалковым

Несмотря на декабрь, вокруг погоста Новодевичьего монастыря кружит золотая листва. Десятки людей в оранжевых спецовках гоняют ее по кладбищу садовыми пылесосами. Несколько китайских туристов в медицинских масках ищут по схеме могилу Маяковского. Просят людей с пылесосами указать им путь. Но те отмахиваются. (подробности)

Наследство Юрия Лужкова: в Москве осталась только одна квартира, но дорогая

10 декабря в больнице Мюнхена скончался знаменитый мэр Москвы Юрий Лужков. Он правил столицей 12 лет — с 1992 по 2010 год. И все, что оставил своим детям из московской недвижимости — квартиру на Тверской-Ямской. Зато какую! Роскошные апартаменты площадью больше почти 150 метров квадратных в самом центре города. (подробности)