Санкт-Петербург
Политика

Путин предложил корреспонденту «КП» стать своим преемником

Политический обозреватель Александр Гамов спросил президента о транзите власти после 2024 года
Журналист "Комсомольской правды" Александр Гамов.

Журналист "Комсомольской правды" Александр Гамов.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«ОПУБЛИКУЮ СТАТЬЮ У ВАС»

Гамов:

- Вы сказали, что вы пишите статью по международной проблематике ко Дню Победы. Можно рассчитывать, что вы ее в «Комсомолке» опубликуете?

Путин:

- Можете!

Гамов:

- Хорошо, ловлю вас на слове. Здесь упоминалось, что 31 декабря 1999 года вы стали президентом. И два десятилетия возглавляли страну.

Путин:

- Вы ошибаетесь. 4 года я был председателем правительства.

Гамов:

- Скажите: самые яркие позитивные и отрицательные моменты вашей биографии на посту главы государства. Второй вопрос. Рано или поздно нам с вами придётся формулу транзита власти изобретать. Не смогли бы вы нас к этому подключить, чтобы не было неожиданностей.

Путин:

- Вы могли бы быть одним из кандидатов. Конечно! Почему нет?

Гамов:

- Кто это может быть, на ваш взгляд? Как это может происходить? Конституцию вы вряд ли захотите поменять. В тоже время и вас не хочется отпускать. И ещё: Владимира Путина можно назвать исторической личностью?

Президент Владимир Путин во время Большой ежегодной пресс-конференции.

Президент Владимир Путин во время Большой ежегодной пресс-конференции.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

ИСТОРИЧЕСКАЯ Я ЛИЧНОСТЬ ИЛИ НЕТ - ОТВЕТИТ СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ

Путин:

- Это следующее поколение скажет - можно или нет. Думаю, это для людей - для современников, для меня лично - не вопрос, на который я должен отвечать. Люди должны будут отвечать. Я думаю, общественное мнение - лучший показатель. Оно даст оценку. Но это в будущем.

САМОЕ СТРАШНОЕ ДЛЯ МЕНЯ - ТЕРАКТЫ В БЕСЛАНЕ И НА ДУБРОВКЕ

Что касается самых ярких событий и самых тяжелых. Самые тяжелые — это крупные теракты. Это Беслан. Это теракт на Дубровке. А самые значимые — вот мы говорим о необходимости роста доходов населения. Но нам же не удалось целиком решить вопрос с бедностью. У нас самый низкий показатель был в 2014 году - там 11,3% от общего количества людей. Сейчас он подрос. По цифрам не очень заметно. Но за этими цифрами люди конкретные стоят. Главный вопрос, который нам нужно решать.

«УЖЕ РУШИЛИ ВСЕ ДО ОСНОВАНИЯ»

В целом, если мы посмотрим, что из себя представляла наша страна в начале 2000-х и что сейчас — это почти две разные страны. Я уже не говорю про вопросы, связанные с безопасностью. Что греха таить, еще до 2006 года проходили активные боевые действия на Кавказе. С применением танков, авиации. Поэтому я так остро воспринял вопрос на встрече с правозащитниками, когда сказали: «Может, нам все переписать сначала?» Я ответил: «Мы все переписали один раз в 1917 году». И слова помню: «Мы все разрушим до основания. А затем, мы новый мир построим. Кто был никем — тот станет всем». А теперь мы пытаемся установить фамилии тех, кто в это поверил, на Бутовском полигоне и в других местах массового расстрела. Очень опасный путь.

ВЫ ЗАБЫЛИ ПРО БЕДНОСТЬ 90-Х?

У нас наступила ситуация внутренней стабильности. Экономика кардинально поменялась. Да, у нас есть трудности в экономике. Например, увеличение производительности труда и на этой базе увеличение темпов экономического роста. Но это не сравнить с тем, что было. У нас один из самых низких показателей задолженности государства. А было сколько? Инфляция 3,25%. В 90-х годах 200% и 300%. Вы забыли все это? Вспомним настроение в обществе, когда с офицеров фуражки сбивали в общественном транспорте. Оказалось, что без вооруженных сил общество жить не может. И сейчас мы все гордимся уровнем развития вооруженных сил. Вот это все в совокупности является не моим, а общим достижением. То, что выдержал русский народ и все другие народы России в период 90-х и 2000-х — это само по себе подвиг.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Нет, Владимир Владимирович, и не уговаривайте!

Обозреватель «Комсомолки» Александр Гамов обдумал предложение Путина стать его преемником

Сразу после пресс-конференции Путина меня начали спрашивать, готов ли я стать его преемником? Мол, сам Владимир Владимирович на всю страну предложил: дерзай!

Предложение, конечно, серьезное. Сейчас многие политики (и не только) прямо измучились: ведь придет миг, когда кто-то должен будет принять власть вслед за Путиным (подробности)

ВОПРОС ДНЯ

А если бы вам ВВП предложил стать преемником?

Сергей БАБУРИН, бывший вице-спикер Госдумы, экс-кандидат в Президенты РФ:

- Я бы сказал, что он очень мудрый человек (смеется).

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО, писатель-фантаст:

- Я честно отвечу: при всей самонадеянности, свойственной фантастам, я бы с благодарностью отказался. Литература - занятие эмоциональное, а в политике нельзя принимать решения на эмоциях. Я бы сказал: не готов!

Бари АЛИБАСОВ, шоумен, продюсер:

- Я бы ответил: только после вас. Я в восторге от того, как отвечал Путин, ваша братва журналистская не способна так разговаривать, на таком русском языке. Журналисты заикаются, вопросы толком задать не могут.

Мария КОЖЕВНИКОВА, актриса, экс-депутат Госдумы:

- Быть президентом - адская работа. Имея семью, я на это бы не пошла. Не принадлежать себе - это худшее, что может случиться с человеком. Жизнь дается, чтобы получать удовольствие. А тут лишние 20 минут не поспать.

Андрей ТУМАНОВ, экс-депутат Госдумы, глава «Садоводов России»:

- Отвечу экстремистски. Соглашусь.

Алексей КОРТНЕВ, группа «Несчастный случай»:

- Я бы отказался точно. Совершенно в этом ничего не понимаю - только бы все запорол.

Евгений РЕВЕНКО, депутат Госдумы:

- Не по Сеньке шапка.

Максим СУРАЙКИН, лидер «Коммунистов России»:

- Я бы согласился не задумываясь.

Александр ШИЛОВ, народный художник России:

- У меня такой выдержки, как у Путина, нет. Страну должен возглавлять не попугай или артист. А тот, кто любит Родину больше, чем преимущества высшей должности.