Санкт-Петербург
Общество

Где подросткам брать знания о прошлом - из мемуаров маршала Жукова или сериала про Глеба Жеглова?

Преподавание истории в школе постепенно превращается из науки в сказку

Фото: Евгения ГУСЕВА

У нас часто сейчас говорят об искажении западными политиками и журналистами исторических фактов, касающихся России. Но одновременно звучит еще более тревожная информация: собственную историю не знают и российские школьники.

Заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений Замостьянов рассказал «КП» о том, как преподавали историю раньше и как обстоят дела ныне.

ДЕЛА МИНУВШИХ ДНЕЙ УЧИЛИ НАРАСПЕВ

– Давайте начнем издалека. Каким было историческое образование в дореволюционной России?

– В школах ученики просто заучивали наизусть (иногда даже нараспев) определенные факты из библейской истории и эпохи Античности, например, сколько времени прошло от сотворения мира до потопа, много ли было в первый век цезарей и царей и как их звали. Причем информацию получали в основном из уст учителя, а не из книг, ведь их на всех не хватало. В гимназиях, конечно, дело было поставлено гораздо серьезнее. Единой логики преподавания истории в церковно-приходских, земских школах и гимназиях в Российской империи не было, а исторический процесс в целом объяснялся божьей волей.

– А такого понятия как «новейшая история» тогда не было?

– Обычно в российских гимназиях курс истории Руси заканчивался на правлении предпоследнего монарха. Историю «обрывали», чтобы уйти от нежелательных разговоров. На рубеже 19-20 веков нарастали революционные настроения, естественно, преподаватели гимназий не хотели говорить, например, о классовой борьбе.

– Ленин, выступая на III съезде Комсомола в 1920 году, говорил, что опыт старой школы может быть полезен для нового коммунистического образования. А чем полезен для преподавания истории?

– Позаимствовать можно было бы некоторые образовательные методики. Ведь, несмотря на то, что акцент делался на заучивании материала, использовались, например, такие приемы, как комментированное чтение. Ученики вместе с учителем читали какие-то исторические документы, обсуждали их, делали вывод о том, что они могут сказать. Развивались такие формы, как исторические доклады, исторические дискуссии.

Конечно, такое не редкость и в наше время. Но тогда – на фоне информационного голода – это было более эффективным делом. Без дискуссий школьного преподавания истории я не представляю. В них – азарт, кураж и в то же время – тренировка. Наверное, в наше время этого маловато. Не хватает учебных часов…

ОТ ГЕРОЕВ - К МАССАМ, ОТ СОБЫТИЙ - К ЯВЛЕНИЯМ

– В конце 20-х – начале 30-х прошлого века формируются новые учебные программы. Как стали преподавать историю?

– Ее в то время заменили курсом обществознания с элементом исторических знаний. Именно тогда появляется такие формы обучения, которые сегодня называются проектной деятельностью. Учитель перестал быть единственным источником знаний, он организовывал работу учащихся, ставил задачи. Ученики, объединялись в бригады, изучали какие-нибудь материалы, а потом бригадиры рассказывали от лица всех членов своей команды о проделанной работе. Такая форма преподавания, конечно, критиковалась, так как зачастую в группе работал только один бригадир. Критиковали и учителей – «ШКРАБов» (школьные работники), которые тоже, вроде как, ничего не делали, а ученику самому приходится все узнавать.

Изучая какие-то исторические сюжеты, дети часто делали диаграммы (например, отражающие показатели роста производства в стране), коллажи, плакаты.

Заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений Замостьянов.

Заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений Замостьянов.

Фото: Youtube

– Можно и нужно ли что-то позаимствовать сейчас из этого опыта?

– В те годы школа слишком увлекалась всем, что связано с производством, с трудом и его результатами. При этом открылся важным пласт исторического знания – история ремесел, промышленности, история экономики. В наше время канон консервативнее. Подчас мы слишком концентрируемся на исторических личностях, забывая о широких общественных явлениях. Это – одна из проблем. А опыт советской школы 1920-х – 30-х востребован в мире. На нем в известной степени десятилетиями держалась педагогика.

– Насколько компетентны были учителя-историки, ведь профильного вузовского образования еще не было?

– До 60-х годов были нередки случаи, когда вчерашние школьники сразу же становились учителями. Более того, один учитель (особенно где-нибудь в глубинке) мог вести до пяти предметов. Учительское образование начало активно создаваться в 20-30-е годы. Позже возникли педагогические институты. В конце советской власти они существовали уже во всех крупных центрах СССР.

– А каков был статус учителя истории?

– Как правило, учитель истории считался одним из главных людей в школе. Ведь он представлял «руководящую и направляющую» силу. Как правило, он был членом партии или комсомольским вожаком, мастером политинформаций. Всё это в те годы высоко ценили.

При этом, увы, престиж учительской профессии постепенно падал. С 1970-х это было особенно ощутимо. Учительские зарплаты отставали от рабочих и инженерных. Поэтому в крупных промышленных городах мужчины неохотно шли работать в школу. При этом среди историков мужчин-педагогов всегда было больше. Ведь они отвечали за идеологию…

УЧЕБНИКИ МЕНЯЛИСЬ ВМЕСТЕ С ЭПОХОЙ

– С 1937 по 1945 активно разрабатывались учебники по истории. Что в итоге получилось?

– В начальной школе был краткий курс истории СССР. В те годы выходят книги Алексея Толстого и фильмы, где он был задействован в качестве сценариста. Материал для фильмов брался из учебников истории, которые разрабатывались под надзором партийного руководства. В старшой школе изучали зарубежную историю. Наша страна и тогда, и сейчас – одна из немногих стран, где дети изучают не только свою национальную историю, но и зарубежную.

– Те учебники истории сильно отличались от современных?

– Главное отличие – жесткая марксистская основа, которая тогда стояла во главе угла. Классовая борьба, вера в технический и социальный прогресс, системная смена общественных формаций. Массы рассматривались как движущая сила истории. В этом, по диалектике, можно найти и минусы, и достоинства. Достоинство – в том, что марксизм учит мыслить, анализировать, дает научную картину мира. Он придает гуманитарным дисциплинам логику, это помогает развиваться. А уязвимость в том, что многие факты и трактовки искусственно подводились к марксистской логике. И в том, что отсутствовал объективный анализ другой идеологии, – допустим, религиозной или либеральной.

Сейчас вроде бы картина мира и движение истории рассматривается более объективно (хотя тут можно было бы и поспорить!), но возникла другая проблема. Эти факты и положения плохо усваиваются. Не ложатся в общую систему знаний о мире.

– В 60-е годы после реформ Хрущева появляются новые учебники истории...

– Раньше конечной точкой учебников истории был 1936 год – год принятия сталинской Конституции. Позже таким годом стал 1937-ой. И не только из-за критики Хрущевым культа личности Сталина и репрессий, но и потому, что этот год заканчивал вторую пятилетку.

Новейшая история зарубежных стран отсчитывалась с 1870-го, так как 1871-й был годом Парижской коммуны – первое социалистическое государство по марксистской теории. В этом учебнике красное знамя коммунара в красной форме 1870 года принимает рабочий в характерной форме бойца Красной гвардии 1917-го.

«КТО БЫЛ РАНЬШЕ - ЛЕНИН ИЛИ НИКОЛАЙ ПЕРВЫЙ?»

– В период перестройки была пересмотрена история советского периода. Как интерпретировали события в стране учителя-историки?

– Пошатнулись базовые советские ценности: идеология советского патриотизма, дружбы народов и интернационализма. Сложным стало положение учителя истории. Учебники оставались консервативными, но появлялись все новые материалы, критикующие прошлое нашей страны. И все это стало доступно для учащихся.

В последние годы роль учебника уменьшилась. Информационное пространство стало шире. При этом потерялась глубина восприятия. Раньше существовал некий минимум знаний и навыков, которые были доступны даже троечникам. Это – как наш цивилизационный код. Он объединял страну. Что это был за минимум? Все советские школьники знали в лицо 20-30 выдающихся деятелей нашей истории. И знали, чем они отличились. Это Ленин, Пушкин, Ломоносов, Менделеев, Толстой, Суворов, Пётр Первый и так далее. Список был весьма представительный, разумеется, с советским акцентом.

То же самое касалось и ряда исторических событий, явлений. Существовал общеизвестный канон. Сейчас эта основа утрачена. Простейшие вопросы «Кто изображен на картинке?» подчас представляют сложность для абитуриентов вузов. Подростки просто не считают необходимым знание какого-либо канона, у них нет чувства насущности этой информации. Потеряно и ощущение хронологии. Раньше вопрос «Кто был раньше – Ленин или Николай Первый» казался абсурдным, издевательским. Сегодня на него ответит не каждый.

Слабее стало понимание логики исторического процесса, причинно-следственных связей. Это свойственно современной цивилизации не только в России. И главную беду я определил бы так: школа всё чаще не пробуждает, а заглушает в ребятах любознательность.

И еще один штрих. Наряду с социальными контрастами усиливаются и контрасты интеллектуальные. 10 процентов абитуриентов в наше время по гуманитарным наукам подготовлены лучше, чем 20 «верхних» процентов в 1970 – 80-е годы. Но средний уровень ниже, гораздо ниже. В этом смысле мы, к сожалению, вернулись в 19 век, когда ощущалась колоссальная разница между подготовкой гимназистов и сельских школяров. Думаю, для 21 века это опасная тенденция. Перед цивилизацией стоят задачи, которые требуют не отдельных «знаек» и «гениев». Они требуют усилий миллионов образованных людей. А их нет и не предвидится. Да и завозить их неоткуда.

ИНТЕРНЕТ УБИВАЕТ ПЫТЛИВОСТЬ

– Как реформировать (и нужно ли вообще реформировать) преподавание истории в школе?

– Необходимо приноравливаться к особенностям нового времени. Обучение должно быть комплексным. Школа, кино, интернет, пресса, дом, наглядная агитация на улицах – всё это должно «работать». 2-4 урока в неделю для современного подростка – это ничто. Он просто не расслышит учителя. Такова современная культура: чтобы песня стала популярной – её нужно прокрутить 10 000 раз за неделю. Так и со знанием.

Поэтому, если государство заинтересовано в настоящем всеобщем среднем образовании – нужна поддержка фильмов, квестов, игр, социальных сетей, порталов, дающих основы исторического знания. А простое переписывание учебников, корректировка программы и даже увеличение часов, посвященных общественным наукам – всё это ничего не даст. У нас и так есть неплохие учебники и учебные пособия, есть хорошие учителя. Но необходим индустриальный, комплексный подход. А школа должна быть встроена в эту систему, в которой учитель истории останется незаменимым поводырем.

– Сегодня звучит мнение, что даты, да и события, имена не нужны, ведь все есть в Интернете. Такая логика ведет к тому, что история как предмет вообще не нужна…

– Эта проблема заявила о себе во всём мире. В США, Великобритании, Германии ситуация хуже, чем у нас. Там реальная история давно проиграла блокбастерам и сказкам. Гордостью Британии давно уже является не Нельсон или Ричард Львиное Сердце, а Шерлок Холмс и Джеймс Бонд. Потому что именно на них работает индустрия.

В России все-таки еще отличают Суворова и маршала Жукова от Ивана Царевича или Глеба Жеглова. И у каждого – своя ниша. Интернет дает огромные возможности для пополнения эрудиции. Но вместе с тем – слабее становится пытливость. У детей всемирной сети редко возникает желание потратить 5 минут на добычу какой-нибудь дополнительной информации…

Поэтому (и не только поэтому) школьное штудирование незаменимо. Я не сторонник выучивания наизусть дат, не сторонник исторических диктантов, хотя на определенном этапе и такая муштра полезна. И в этом смысле даже важнее учебника – историческая хрестоматия, содержащая свод фактов, данных и цитат.

Для любой гуманитарной дисциплины полезны элементы, свойственные точным наукам. У нас и сейчас в учебниках истории есть цифры. На мой взгляд, их должно быть гораздо больше и учить их следует назубок. Это важнее дат! Например, полезным было бы твердое знание результатов выборов в Учредительное собрание в 1917 году. Ведь столько мифов вокруг этого! Динамику роста населения нашей страны тоже не худо было бы знать как таблицу умножения. Все основные данные переписей населения должны быть в учебных пособиях!

А изучение недавней истории я бы построил во многом – на основе изучения данных соцопросов. Кстати, это не только полезно, но и интересно.