Санкт-Петербург
Политика

Украинский адвокат Татьяна Монтян в Донецке: «Ни одного человека, который бы хотел в Украину, я здесь не встретила»

Адвокат приехала в Донецк, чтобы своими глазами увидеть, как живут люди, которым чуждо всё, что идеализируют власти незалежной
Монтян приехала в Донецк, чтобы своими глазами увидеть, как живут люди, которым чуждо всё, что идеализируют власти незалежной

Монтян приехала в Донецк, чтобы своими глазами увидеть, как живут люди, которым чуждо всё, что идеализируют власти незалежной

Фото: Ольга ЖУКОВА

Имя Татьяны Монтян давно стало брендом. Она одна из немногих жителей Украины, кто говорит всю горькую правду о киевской власти и полной бесперспективности команды Зе. Но говорит она это без унылой тоски, а с юмором и сарказмом.

В интервью «Комсомолке» украинская правозащитница рассказала о своем видении разрешения конфликта на Донбассе.

– По моему мнению, в обозримом будущем ничего не изменится до тех пор, пока не будет достроен «Северный поток – 2» и пока не пройдут выборы в Америке. А когда станет четко понятно – кто все–таки победит – республиканцы или демократы – тогда уже придется двигаться той или иной дорогой. «Северный поток – 2» тоже должен быть достроен, потому что это головная боль, которая тоже должна быть закончена. Уже после этого можно будет браться за Украину.

Надежду на мир растоптали

– Какой сценарий для народа Украины был бы приемлем?

– У нас есть безумные люди, которые до сих пор собираются решать конфликт военным путем. Но когда им говорят, мол, давайте, идите в армию и воюйте, они предпочитают посидеть на диване. Но настроения такие есть. У большинства народа полная тотальная усталость от этой войны. Все понимают, что на ней просто наживаются те, кто приближен к оборонным бюджетам. Для обычных людей – это просто проблемы с пересечением блокпостов, с общением с родственниками и со всем остальным. За Зеленского проголосовали люди с надеждой на мир. Естественно больше половины населения не верили ни Порошенко, ни Зеленскому и просто не голосовали, но 73 процента от менее чем половины пришедших на выборы – надеялись на мир. Грубо говоря, Зеленский их просто кинул.

– Нет саботажа среди призывников?

– У нас в армию идут только те, для кого по сравнению с их селом, по сравнению с их бытовой жизнью, армия – это социальный лифт. Или совсем уже свихнутые на патриотизме существа. Идут те, для кого эти контрактные деньги – это серьезная сумма. Ни один человек, для которого это не те деньги, у которого нормальная жизнь– ни в какую армию не идет. Именно поэтому Зеленский решил призывать с 18 лет. Ведь к 20 годам люди уже умнеют и уезжают в Польшу, Россию и другие страны. То есть в армию их не загонишь никак. А тут они хотят хотябы 18–летних сразу после школы загнать в армию. Но и в этом я тоже очень сильно сомневаюсь, так как коррупция у нас тоже никуда не делась – нарисуют себе все 500 болезней лишь бы не идти в армию.

Из семей с достатком служить не пойдут

– О какой суме идет речь? За какими деньгами могут погнаться парни из села?

– Все зависит от того, в каком селе человек живет. Если это совершенно жуткий населенный пункт, в котором нет совершенно ничего – ни работы, ни школ, ни больниц – то для парня из такого села, армия – это социальный лифт. Это ж и так понятно. Речь идет фактически о нескольких тысяч гривен. Но тем, для кого это вообще не деньги и кто имеет хоть какие–то шансы выбиться в люди другим способом, армия не нужна и даром – они никогда туда не пойдут. Мальчиков из хороших семей не призывают по нескольким причинам. Во–первых, потому что они заранее обо всем договорились. Во–вторых, даже если упереться рогом и призвать мальчика из хорошей семьи, он на свой айфончик каждый день будет снимать, что происходит в нашей доблестной армии. Естественно будут скандалы, вопли и крики. А мальчики из села этого никогда делать не будут. Им просто негде эту информацию разместить.

– А налог на армию еще берется у украинцев?

– Берется. Но у нас все уходит в тень. На 50 тысяч меньше физлиц–предпринимателей зарегистрировались. «Страна в смартфоне» получается совсем не такой, как обещал Зеленский и его команда. Люди уходят в тень, потому что аппетит у налоговиков остался прежний, а кормовая база резко уменьшилась. Поэтому люди делают все, чтобы не платить вообще никакие налоги. Предприниматели жалуются, что без каких либо оснований налоговая вносит их в списки подозрительных предприятий. Хочешь – иди судись. В судах очередь два года. Не хочешь – регистрируй предприятие где–то в другом месте. Вот из этого всего и складывается наша экономика. Все уходят в тень. Просто убегает галопом.

Татьяна Монтян одна из немногих жителей Украины, кто говорит всю горькую правду о киевской власти и полной бесперспективности команды Зе. Фото: glavred.info

Татьяна Монтян одна из немногих жителей Украины, кто говорит всю горькую правду о киевской власти и полной бесперспективности команды Зе. Фото: glavred.info

«Донецким не обращаться!»

– Говорят, что дончане, которые переехали на ту сторону, так и не стали там своими. Как это проявляется?

– У тех дончан, которые уехали и у которых достаточно денег, чтобы вести образ жизни серьезного среднего класса,кто может купить себе жилье – те чувствуют себя более или менее нормально. Они в своих кругах. Нашли себе знакомых даже в Киеве. Но если это нищие, у которых денег нет, они не могут даже квартиру снять, устроиться на работу – государству они не нужны. Государство ими не занимается. Есть малочисленные организации, которые помогают таким людям, но своими они не стали. В объявлениях так и пишут «Донецким не обращаться! Квартиру не сдадим».

–Нас продолжают называть «сепаратистами» и «террористами» – эта риторика сохраняется?

– Конечно. Почитайте наши паблики – сепаратисты, террористы, предатели... Люди застряли шесть лет назад в своем «кастрюлеголовном» маразме. У них кастрюли вросли уже в мозг. Снять их уже невозможно. Те, кто имел хоть какое–то понимание, уже давно все поняли. Вот у меня есть подружка Женя Шумахер. Она мне сказала: «Приедешь в Донецк, пожалуйста, извинись от меня бывшей «кастрюлеголовой» за то, что мы натворили на Майдане. Я осознала и готова компенсировать нанесенный вред любым способом. Я деятельно раскаиваюсь». Но таких мало. Очень многие уже поняли, что они натворили, но они не находят в себе мужества сказать об этом публично. Вот Женя нашла в себе мужество.

–От кого тогда исходит такая риторика, если многие поняли, что натворили?

– Риторика идет от людей, которые за это получают деньги. Они работают на разжигании, они работают на фабрике войны. Они никогда бы этого не говорили, если бы им за это не платили большие деньги. Вот и все. Они так зарабатывают. Сколько у нас случаев, когда военных вышвыривают из кабаков, дают в «табло» за то, что они пытаются что–то навязывать, выкидывают из маршруток, когда они начинают кричать, что проливали кровь. Вагон таких историй. Это уже просто предмет насмешек. Они себя дискредитируют тем, что они постоянно где–то что–то взрывают, где–то кого–то пристреливают, насилуют, захватывают. Реабилитацией никто не занимается. Они идут в банды. Если в конце 80–х –начале 90–х годов со всеми афганцами занимались и пытались их социализировать, то этими не занимаются вообще. Они становятся проблемой и трагедией для своих семей. Дети и семьи страдают.

Украинская правозащитница дала эксклюзивное интервью Комсомольской правде в Донецке

Украинская правозащитница дала эксклюзивное интервью Комсомольской правде в Донецке

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

– Много иностранных наемников воюет?

– Наемников хватает. По всему миру хватает людей, у которых немного плохо с головой, которые готовы пострелять в любой войне. Конечно, они приезжают пострелять, попрыгать. Но это явление всемирное. В профессиональные армии их не берут, потому что они ударенные на голову.

– Вы часто бываете в Славянске, Мариуполе и других городах Донбасса, которые сейчас подконтрольны украинской власти?

– Через Славянск я проезжала постоянно, когда ездила в Сватово. Это было, когда я вела дело в Троицком суде Луганской области. Потом я долго ездила в Лисичанск. Ужас конечно...

Цены растут, работы нет

– Как там люди живут?

– Люди живут плохо. Промышленность разрушена, работы нет, коммуналка разваливается. По Северодонецку видно, что он сохранил следы былой зажиточной жизни. А вот в Троицком люди рассказывают, что раньше жили очень хорошо. Да это и по домам видно. А на чем зарабатывали? До России пять километров – в основном на разнице бензина. Они себе делали 300–литровые баки, заправлялись в России и продавали его в Украине. Так жили все приграничные городишки. И чувствовали себя хорошо. Сейчас всего этого нет. Цены высокие, доходы низкие. Один из первых критериев – за сколько можно снять квартиру – это копейки.

– В интернете то и дело появляются видеоролики, где в основном жители городов Донбасса, которые сейчас под контролемукраинских властей, не выдерживают всего, что там происходит и начинают высказывать свое мнение публично, не боясь последствий. Для того чтобы как–то заткнуть таких людей власти Украины поддерживают накал и показывают, что могут посадить любого из них. Регулярно поступают сообщения, как то одного, то другого арестовывают за участие или проведения референдума. А к нему имеют отношение практически все жители этих городов. Сколько, по вашему мнению, эти люди продолжат терпеть то, что с ними творят?

– В любой момент может рвануть. Особенно там, где стоят военные и где творят беспредел– убийства, грабежи и все остальное. Народ нельзя заставить любить то, что им не близко и не дорого. Мой сын учится на четвертом курсе юрфака, он говорит, что у них с «кастрюль» смеются. Таких– меньше, чем нормальных, и они, конечно, стараются помалкивать.

Для обменного фонда отлавливают планово

– Когда на Украине кого–то арестовывают за пророссийскую риторику и участие в референдуме, у нас здесь просто сердце разрывается. И наоборот, когда люди массово решаются высказать свою позицию или выйти на 9 мая с Георгиевскими ленточками, наворачиваются слезы от радости, что не все потеряно.

– Дело в том, что в основном это разовые явления, когда нужно наловить обменный фонд. Ну, вы же видите, кого на кого меняют. Вот идет разнарядка – нужно отловить столько–то человек для обменного фонда. И начинают ловить за посты в соцсетях и тому подобное. А так... Меня же никто не трогает. А с чего бы это?

Украинский адвокат рассказала, как живут украинцы. Фото: youtube.com / Татьяна Монтян

Украинский адвокат рассказала, как живут украинцы. Фото: youtube.com / Татьяна Монтян

– Кстати, ваша риторика как раз подходит под обменный резерв.

– Я ж и говорю, что они понимают – попробуй меня тронь и воплей будет... больше чем пользы. Я их не боюсь, мне не страшно. Ко мне каждый день в тюрьму будут ходить коллеги, каждый день я буду выдавать мощную информацию. Поэтому, таких, как я игнорируют. А простой человек, который что–то где–то вякнул, и за которого некому заступиться– должен быть осторожен, потому что можно запросто загреметь в обменный фонд. Эти беспредельщики даже этого несчастного деда – 85–летнего Мехти Логунова– столько лет продержали. Мы за дедушку так радовались, когда состоялся обмен – больше чем за кого бы то ни было. Дед просто красавчик. Дарья Мастикашева – ни за что просидела. И таких целая куча. А сколько безвестных, о которых вообще никто не пишет? Это просто живой обменный фонд и работорговля. Если вы отлавливаете всех этих карателей, правосеков и прочую мразь, то с той стороны ловят всяких блогеров и Мехти Логуновых.

Хочу сфотографироваться с Лениным

– Вы на площади Ленина в Донецке были?

– Конечно.

– Какое ощущение, когда ходишь под российским триколором, который реет над Донецком?

– Я хочу еще с дедушкой Лениным сфотографироваться. Потролить тех, кто пытается из себя что–то корчить и говорить, что они все завоюют и декоммунизируют. Давайте, вперед, вас тут ждут. Дедушка Ленин вас ждет. Я уже общалась со многими здесь, и могу смело сказать, что есть часть людей, которая хочет в Россию. Почти шесть лет назад никто не думал, что все так надолго зависнет. И сейчас понятно, что настолько уже отвадилисьот Украины... чуть ли не максимально. Продуктов украинских нет. Рынок Украина полностью потеряла, никто тут в Украину не собирается. Вопрос только в том – остаться независимыми (слышала и такие мнения) или быть в составе России. Но, ни одного человека, который бы хотел в Украину, я не видела. Люди боятся, что если впихнут всё–таки назад в Украину, то здесь начнется резня.

Берут автографы и делают сэлфи

– А что думаете по поводу Минских соглашений?

–В Минских соглашениях написана совсем другая очередность. Украина никогда не собиралась их выполнять. И они прекрасно понимают, что Путин не даст нарушить эту очередность. Пожалуйста, давайте – амнистия, выборы – тогда – поживем – увидим.

В Донецке Монтян узнают

В Донецке Монтян узнают

Фото: Ольга ЖУКОВА

– Какие интересные встречи у вас уже были в Донецке?

– Огромное количество встреч. У меня берут интервью. Просят автографы и делаю со мной селфи даже в трамваях. Я польщена такому вниманию к своей скромной персоне в Донецке. В родном районе со мной тоже фотографируются, но здесь это вообще что–то нереальное. В театре, в филармонии, в магазине, на улице – меня узнают. Есть и те, кто пишет: «Кто ты вообще такая, пошла вон в свою Украину, вы нам не братья». Но абсолютное большинство другого мнения. Я говорю людям, которые пишут негативно: «Подойдите и скажите мне это лично, или вы боитесь?» Подходят только те, кто смотрит мой канал. Они говорят «спасибо за то, что рассказываете, что в Украине остались люди, которые не свихнулись на почве ненависти к республикам Донбасса». Мнений в Донецке много. Люди спокойно говорят о проблемах. Они не боятся о них говорить. Вот паспорта начали выдавать – и это отлично. Но люди говорят об очередях.

Пенсии – это позор и боль

– Главная задача выдачи паспортов – решение гуманитарных проблем, которые и организовала Украина. Те же пенсии, выплаты, оформление документов.

– Пенсии – это просто невероятная боль. Это позорище тварей, которые рулят Украиной. Пенсии платят людям, которые даже уехали, например, в Австралию, и не платят людям Донбасса, которые их заработали. То, что они творят с этими пенсиями – это позор, который никогда не смоет с себя эта «кастрюлеголовая» власть.

– Как можно решить проблему с пенсиями?

– Это могут решить наши кураторы из «вашингтонского обкома». Понятно, что, если бы было желание американцев и европейцев – подлых лицемерных существ, заплатить людям пенсии – им бы заплатили. Нужно выплатить пенсии за шесть лет тем, кто их не получал, есть те, кто уже умер – нужно заплатить наследникам, потому что пенсии – собственность… Что ж вы творите? Вот уже Гончарук жаловался, что у нас 50 миллиардов «дырка» в бюджете, но Зеленскому он рассказывал, что оливье не подорожало.

– Есть у людей из регионов Украины зависть к Донбассу относительно паспортов, коммуналки?

– В плане коммуналки понятно. Я расскажу, что у вас проезд в троллейбусах и трамваях дешевый. Вчера я слышала дискуссию насчет трамваев. Мне кажется, что администрирование всех этих билетов стоит дороже, чем, собственно, проезд. Так надо сделать или нормальную цену и выдавать социально незащищенным гражданам какое–то количество бесплатных талонов, или уже сделать этот транспорт совсем бесплатным, потому что я не вижу никакого смысла в администрировании всех этих билетов и контролеров, когда это стоит копейки. С коммуналкой все понятно. Все публикуют платежки, и в Киеве, и в Донецке, все сравнивают и все видят. Вопросов нет. Цены на продукты мне показались такими же, как в Киеве. Это совсем другие продукты. Это не те продукты, которые я покупаю дома. Но эти продукты вкусные и достойные. Махан – вне конкуренции. Тот, что доезжает до Киева – уже сухой, а тут я купила свежайший и поедаю его уже третий день. Про комендантский час очень двоякое мнение. В основном – как пиво по утрам – не только вредно, но еще и полезно. Говорят, снизилась преступность, но очень неудобно.

– Долго еще в Донецке будете?

– Пока что я здесь, потому что вы хуже грузин – с вами только и делаешь, что ешь, пьешь, ходишь по всяким театрам, филармониям и прочим подобным местам. Я еще поеду по городам. Буду в Дебальцево. Потом поеду в Луганск. Сравню две Республики. Меня сюда отправили дети. Сказали: «Мама, мы как–нибудь без тебя… езжай, расскажешь правду, что там происходит». Они тут провели много времени в детстве, когда занимались боксом.

Напоследок Монтян сказала: «Огромное количество людей в Киеве ждет, что Украина все–таки будет включена в каком–то виде в федерацию. Многие ждут, что этот бардак закончится».

Читайте также

Татьяна Монтян: «В Донецк отправили сыновья, чтобы я показала правду – как вы тут живете!»

Известный киевский адвокат и блогер Татьяна Монтян уже несколько дней гостит в столице Донецкой Народной Республики (подробнее)